По факту гибели 15-летнего Рузаля Хайбуллина из Алексеевского района все-таки возбудили уголовное дело о доведении до самоубийства. А пока следователи выясняют, кто довел подростка до петли, специалисты, ответственные за «счастливое детство», тоже пытаются разобраться, какие проблемы были в этой приемной семье. В минувшую пятницу «десант» психологов Республиканского центра социально-психологической помощи населению «Зеркало» во главе с Уполномоченным по правам ребенка в РТ Гузель Удачиной побывал в селе Левашово...


Напомним, трагедия произошла 29 декабря прошлого года. Тело девятиклассника Левашовской школы Рузаля Хайбуллина нашел в петле его приемный отец, когда днем заглянул в сарай. Первая версия, которую выдвинула доследственная проверка по факту суицида - подросток покончил с жизнью из-за того, что не смог поступить в суворовское училище. Однако она тут же «развалилась», поскольку с момента той неудачной попытки прошло уже много времени. А вскоре социальные сети взорвало открытое письмо односельчанина погибшего - Александра Филатова, адресованное Павлу Астахову. Филатов, который сам недавно закончил Левашовскую школу, обвинил в самоубийстве школьника его приемных родителей. По версии Саши, они использовали Рузаля как бесплатного работника в хозяйстве, ругали, морили голодом и не разрешали общаться со сверстниками. Филатов утверждает, что его мать неоднократно сообщала обо всех этих безобразиях в разные инстанции, но там никаких мер не приняли.


Сейчас у следствия две основные версии случившегося: неразделенная любовь и конфликт с приемными родителями. Выяснилось, что 15-летний школьник действительно много работал по хозяйству, а оно у семьи большое - около 40 голов скотины. Рузаль, который ухаживал за животными, пока его ровесники валяли дурака, даже получил от пацанов прозвище Чабан. Возможно, это его задевало… Однако, как подчеркнул старший помощник руководителя СУ СКР по РТ Андрей Шептицкий, уголовное дело о доведении подростка до самоубийства возбуждено только по факту суицида. Подозреваемых, а тем более обвиняемых в деле пока нет…


По версии психологов, Рузаль совершил самоубийство не вдруг. Мальчик давно страдал скрытой депрессией, которая и привела к трагедии. Детство у Рузаля было тяжелое - его настоящие родители не отличались примерным поведением. Отец имел проблемы с законом, мать увлекалась мужчинами и спиртным, в итоге оба кончили плохо - были убиты… По словам Рустема и Гульчачак Хайбуллиных, они никогда не рассказывали Рузалю плохого о биологических родителях - чтобы не травмировать. Вспоминали только хорошее: мол, отец был интеллигентным человеком - всегда по деревне в белых носках ходил. А мать была очень красивой женщиной, и не ее вина, что плохие дяди добивались ее расположения… Кстати, в отличие от отца мать Рузаль помнил и очень тосковал по ней. Когда мальчик только появился в приемной семье, его новые родители заметили, что он прячет от всех прихваченный с собой мамин халатик и зарывается в него лицом.


Хайбуллины как могли старались изжить в Рузале дурную наследственность. В первую очередь воспитывали трудом. Кроме того, мальчик увлекался спортом, рисованием, писал стихи, играл в школьном театре, и все девчонки были в него немножко влюблены. Одной из них он подарил свою картину. Правда, немного странную - с ангелами по центру и паучками по углам. А еще, по словам учителей, пару лет назад Рузаль рисовал гробы и черепа. Педагоги тогда почувствовали неладное, поговорили с родителями, и больше таких картин никто не видел: то ли Рузаль их не рисовал, то ли не показывал никому…
Одноклассники Рузаля рассказали психологам, что 27 января, после новогоднего вечера в школе, он ушел домой сильно расстроенный, но что именно там произошло, якобы никто не знает. Когда психологи затронули тему жестокого воспитания, одноклассники Рузаля никаких фактов издевательств над мальчиком не подтвердили. Но признали, что воспитание в семье Хайбуллиных было строгим. По правилам не слишком религиозной, но все-таки чтившей традиции ислама семьи нельзя ни пить, ни курить, ни на танцы ходить. В клуб парня не пускали, а когда Гульчачак застала его с сигаретой, не сдержалась - ударила по лицу. Она призналась, что жалеет теперь об этом. Но ведь даже ее родной, уже взрослый сын, у которого давно своя семья, до сих пор не смеет курить при матери. И дружбу с девочками Рузалю запрещали. Даже компьютер не хотели покупать - боялись, что из Интернета плохое к нему «прилипнет» - и родительские гены дадут о себе знать.


- Существенным недостатком института приемной семьи в нашей стране является отсутствие постоянного психологического сопровождения этих семей, - подвела итог визита в Левашово Уполномоченный по правам ребенка в РТ Гузель Удачина. - Приемные родители Рузаля сейчас искренне недоумевают, чего ему не хватало. Вроде бы сыт, одет, постоянно чем-то занят… Их самих так воспитывали - строго, без всяких «сюси-пуси». Но к ребенку, перенесшему тяжелейшую психологическую травму, нужен особый подход, ему необходимы душевное тепло, добрые слова. Помочь приемным родителям найти подход к ребенку должны психологи. И это дело не одного дня… Сейчас мы должны решить судьбу двух приемных дочек Хайбуллиных. Изымать их из семьи пока никто не собирается. Девочки очень привязаны к приемной маме, всё время прижимаются к ней, видно, что она для них - защита и опора. Однако детям требуется постоянное медицинское обслуживание (у девочек тяжелая наследственность и серьезные диагнозы) и обучение по программе коррекционной школы.


Елена МЕЛЬНИК