Во всех районах республики будут созданы муниципальные психолого-педагогические центры. Они будут решать проблемы переходного возраста у подростков. Нынешние школьные психологи с этой задачей не справляются. Об этом Интертат.ру рассказала замминистра образования Татарстана Светлана Гиниатуллина [ЭКСКЛЮЗИВ]

 

Накануне Интертат.ру писал, что с начала года в Татарстане покончили с собой шестеро несовершеннолетних. Последние четыре случая произошли в апреле. Больше всего трагических инцидентов приходится на Казань. В интервью нашему изданию уполномоченная по правам ребенка Гузель Удачина назвала ситуацию критической.

 

Читайте подробнее: Гузель Удачина: «Ситуация с подростковым суицидом в Казани критическая»

 

Впрочем, в профильном министерстве образования с этим не согласны.

 

- Светлана Владимировна, почему в Казани сложилась такая критическая ситуация: только в апреле уже четверо подростков добровольно ушли из жизни?

 

- У нас нет роста детского суицида. К счастью, в последнее время, наоборот, количество таких случаев снижается с каждым годом. Просто, как показывает практика, в весенний период происходит некоторое обострение. И, к сожалению, именно в крупных городах чаще всего происходят эти несчастные случаи, когда дети уходят из жизни. Но приходится признать, что сейчас в образовательных учреждениях нет должного внимания к каждому ребенку, к его проблемам.

 

- В тех школах, где 12-летние мальчики покончили жизнь самоубийством, были психологи?

 

- Да, были. Но, к сожалению, даже на 500 человек одного психолога недостаточно. Я даже не могу их упрекнуть, что, дескать, недоглядели. Ведь на школьных психологов возложено слишком много обязанностей: они проводят диагностику вновь поступающих - в первый класс, в пятый, в девятый и так далее. В республике свыше полутора тысяч школ и только 426 школьных психологов. Дело в том, что такая ставка есть только в тех образовательных организациях, где обучаются 500 детей и больше. Поэтому мы хотим создать специальные психолого-педагогические медико-социальные центры, которые будут заниматься индивидуальной работой с детьми, вместо того чтобы создавать новые ставки в штатном расписании всех школ. В такие крупные центры смогут обращаться подростки и их родители из любой, даже самой маленькой школы. А при необходимости сотрудники центра будут выходить в образовательные организации с психологическим десантом - чтобы оказывать помощь и детям, и педагогам, и, конечно же, родителям. В марте был учрежден республиканский грант в рамках стратегии развития образования «Килэчэк» в размере 970 тысяч рублей - на закупку комплекта оборудования. Но с условием, что муниципалитеты сами найдут здание и средства на зарплату сотрудников и 25 апреля направят заявку в министерство.

 

- Получается, количество психологов в таких центрах будет зависеть от того, сколько денег наскребут в местном бюджете? 

 

- Да. Но я думаю, все найдут на это средства, ведь всем понятно, что будущее именно за такими центрами. До 25 апреля мы принимаем заявки и уже в этом году планируем создать 15 центров. А в течение последующих двух лет они появятся в каждом муниципалитете.

 

- Сколько заявок на грант уже поступило из муниципалитетов? Казань уже подала свою заявку?

 

- У меня нет конкретной информации, потому что конкурс еще идет. Я могу только сказать, что на местах проявляют достаточно высокую активность. 

 

- Чем будут отличаться новые центры от уже существующих в республике различного рода учреждений поддержки семьи и детей?

 

- Таких очень мало - всего 7 на всю республику. Причем они находятся в подчинении разных ведомств и работают по-разному. Например, наш «Росток» высылает «психологический десант» в тот район, где произошло ЧП. Но оказывать постоянную поддержку всем районам и решать проблемы, не доводя ситуацию до ЧП, они не в состоянии.

 

- Многие родители считают, что психологический дискомфорт, который испытывают их дети в школе, создают сами учителя. Их грубость, повышенный тон в общении с учениками и так далее. Как решить эту проблему?

 

- В любой профессии, которая требует постоянного контакта с людьми, есть такая проблема, как профессиональное выгорание. Педагоги не исключение. Если в классе тридцать человек, а родителей, с которым они тоже обязаны контактировать, в два раза больше, нагрузки очень большие. Сейчас очень грамотные дети, очень грамотные родители, и по любому факту они тут же обращаются в прокуратуру. А между тем есть другие способы разрешать такие конфликты. Поэтому психологические центры, которые мы создаем, будут оказывать помощь и педагогам. Но мы должны помнить, что по закону за воспитание и обучение ребенка прежде всего отвечают родители. Мы не перекладываем на них ответственность, но и не снимаем полностью. Родители в первую очередь должны знать, что на душе у их ребенка, какие у него проблемы. А мы готовы им помогать.

 

Беседовала Елена МЕЛЬНИК

фото с сайта lifeisphoto.ru