Уже почти пять лет 28-летня жительница Богатых Сабов Рамиля Галиева пытается привлечь к ответу врачей, по чьей вине ее ребенок появился на свет инвалидом и в итоге умер. Проверки затягиваются, уголовные дела прекращаются, судебные заседания откладываются… Вот и сегодня Верховный суд РТ отложил рассмотрение апелляционной жалобы Галиевой - только из-за того, что у нее не оказалось при себе подлинника справки о смерти дочки.  


В коридоре суда Рамиля Галиева рассказала корреспонденту Интертат.ру свою историю:  на учет по беременности она встала вовремя, исправно посещала женскую консультацию, сделала три УЗИ, и все врачи в один голос заверяли ее, что плод развивается нормально и беременность протекает без осложнений. Вечером 24 февраля 2008 года, когда пришло время рожать, женщину привезли в Сабинскую ЦРБ…

- Когда начались сильные боли, я стала кричать, но на меня никто не обращал внимания, - вспоминает она.  -  Я всю ночь промучилась, а ближе к утру попросила сделать мне кесарево сечение, но медики сказали: «Сама рожай». Утром меня все же осмотрели,  обнаружили, что у ребенка слабое сердцебиение, и вызвали хирурга. Но он сказал, что родовая деятельность уже началась, и «кесарить» поздно. Мне поставили систему, сделали укол, надавили на живот и буквально вытолкнули ребенка наружу.

Девочка у Рамили родилась достаточно крупная - весом  3,55 кг. Но при этом малышка была синяя и без признаков жизни. Ребенка сразу подключили к аппарату искусственного дыхания и на реанимобиле доставили в ДРКБ с «букетом» тяжелых диагнозов, в том числе «перинатальное сочетаннное гипоксически травматическое повреждение головного мозга и шейного отдела позвоночника». Несмотря на все усилия казанских медиков,  Ралина (так родители назвали малышку) осталась инвалидом. На протяжении всех четырех лет своей жизни она ничего не видела, не понимала, не могла ни глотать (ее кормили через трубочку), ни говорить, ни сидеть, ни тем более ходить…

Пока Рамиля лежала с малышкой в больнице, ее родственники написали заявление в райпрокуратуру с просьбой проверить законность действий медперсонала при родах. Летом 2008 года проверка Минздрава РТ выявила «ряд нарушений при оказании акушерско-гинекологической помощи роженице Галиевой и неонатальной помощи новорожденной». Тем, не менее, следователи вынесли постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

В ноябре 2008-го, когда Рамиля обратилась за помощью в Казанский Правозащитный Центр, уголовное дело все-таки возбудили - в отношении врача Сабинской районной больницы Луизы Габдуллиной, которая «без клинического обоснования назначила беременной внутривенное введение препарата, вызывающего родовую деятельность». Ей вменялось в вину «причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей» (часть 2 статьи 118 УК РФ) и «халатность - ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью» (часть 2 статьи 293 УК РФ).

В начале 2010 года начался судебный процесс, который длился больше 9 месяцев. За это время Рамиля успела произвести на свет вторую, здоровую девочку. А вот суд обвинительным приговором так и «не разродился». В ходе судебного слушания представитель прокуратуры отказался от обвинения по статье 293 УК РФ, поскольку в материалах дела не оказалось документальных подтверждений тому, что врач являлась должностным лицом - исполняла обязанности заведующей родильным отделением. Тут же выяснилось, что, пока шли слушания, срок давности привлечения доктора к уголовной ответственности по статье 118 истек. В итоге суд благополучно прекратил дело, хотя и принял во внимание результаты судебно-медицинского исследования, согласно которым, «между дефектным принятием родов и тяжелым состоянием ребенка имеется прямая причинно-следственная связь».

Опираясь на результаты этой экспертизы, Рамиля Галиева обратилась с иском в Сабинский районный суд, требуя взыскать с ЦРБ 1 млн 192 тыс. 755 рублей в качестве компенсации вреда, причиненного ей и ребенку. Но в феврале 2011 года райсуд отказал в удовлетворении иска.

- Дело в том, что первую судмедэкспертизу мы намеренно проводили в Чувашии, чтобы результаты были объективными, а в ходе рассмотрения гражданского иска Сабинский райсуд по просьбе ответчика назначил дополнительные две - уже в Татарстане. И татарстанские эксперты пришли к выводу, что врачи ЦРБ действовали правильно, -  объяснила Интертат.ру причину отказа представитель истицы Регина Шакирова. - Но что интересно, причину инвалидности ребенка они так и не установили.

Весной прошлого года Верховный суд РТ по ходатайству правозащитников определил провести новую экспертизу - уже в Российском центре судебно-медицинской экспертизы Минздравсоцразвития РФ. И московские специалисты подтвердили вину сабинских врачей - «отсутствие контроля за состоянием плода, несвоевременно начатое лечение и неправильное применение акушерского пособия». По мнению столичных экспертов, все это вкупе и стало причиной «нарастания явлений острой гипоксии плода в родах и, как закономерное следствие, - рождения доношенной девочки с асфиксией, травмой шейного отдела позвоночника, осложнившимися перинатальным поражением центральной нервной системы». Резюме экспертов - «указанные дефекты оказания медицинской помощи в родильном отделении Сабинской ЦРБ находятся в прямой причинно-следственной связи с рождением новорожденной в крайне тяжелом, угрожающем жизни состоянии».

Казалось бы, все точки над «i» расставлены, суду осталось вынести решение. Но не тут-то было… Поскольку маленькая Ралина до сегодняшнего рассмотрения иска в Верховном суде РТ не дожила (она скончалась 18 декабря прошлого года), на слушания ее мама принесла свидетельство о смерти девочки и копию справки о смерти. Председательствующий судья объявила перерыв, чтобы снять копию со свидетельства, который длился почти полчаса. А выйдя из совещательной комнаты, судейская коллегия объявила, что поскольку у истицы нет подлинника справки о смерти (по правилам, она хранится в загсе), слушание откладывается до 17 января.  

- У меня такое впечатление, что для меня начинается очередной круг ада, - возмутилась  Рамиля, покидая в слезах храм Фемиды. - Не удивлюсь, если и 17 января суд отложат - потребуют еще какую-нибудь справку... 


Елена МЕЛЬНИК