Журналист «Событий» Елена Мельник 9 лет прожила на полуострове и не понаслышке знает, как там менялись денежные отношения. В своей авторской колонке она вспоминает, как крымчане жили на «купоны», были миллионерами, ходили за зарплатой с пакетами, а теперь вот радуются, что с приходом рубля цены стали ниже.

 

Карбованцы — на развес

 

Так сложилось, что о жизни в Крыму, я знаю не понаслышке. Там прошли 9 лет моей жизни: 6 лет - при Советском Союзе, и 3 года - при «самостийной и незалэжной». Но и потом я приезжала туда практически каждое лето. И я очень хорошо помню, как мучительно Крым выходил когда-то из рублевой зоны. Еще до официального распада Союза нам на работе вместе с зарплатой стали выдавать «купоны» - листы формата «А4», разлинованные на «квитки» разного номинала. Они могли «гаситься» (прокалываться или штамповаться) только в местных магазинах. Причем, нужно было сначала предъявить продавцу паспорт с крымской пропиской, заплатить за товар в рублях и только потом отдать купоны на такую же сумму. А когда Украина провела референдум и стала «незалэжной», мы стали получать зарплату карбованцами, которые тут же прозвали «фантиками», потому что на них ничего нельзя было купить, и обесценивались они с такой страшной скоростью, что все мы быстро стали миллионерами. Тогда ходил анекдот: «Какая связь между курсом фунта стерлингов, доллара и карбованца? За 1 доллар дают 1 фунт карбованцев». И действительно, в день зарплаты мы приносили на работу целлофановые пакеты - «маечки», в которые штабелями складывали пачки карбованцев, «отгруженные» кассиршей. А однажды она продемонстрировала нам новенькую купюру в пятьсот тысяч карбованцев. Коробок спичек к тому времени стоил 1000 карбованцев! К 1995 году в обороте появилась и банкнота номиналом в 1 миллион карбованцев. Но я ее уже не застала: как только нам объявили, что наши паспорта гражданина СССР нужно срочно обменять на украинские, я засобиралась обратно в Казань. Стоит отметить, что в те времена, многие крымчане, у которых были связи в России, приняли решение переехать на ПМЖ туда.

 

Поменяем — будем жить!

 

Еще в апреле моя подруга, которая живет в Евпатории, рассказала мне, что бюджетники получили зарплату в рублях, но пока еще по курсу гривны, которые тоже в ходу на полуострове. А в конце мая она радостно поведала, что Крым окончательно переходит в рублевую зону, и всем будут платить полноценную российскую зарплату. Даже не верится! Ведь еще прошлым летом российским туристам приходилось менять рубли на гривны. В последние несколько лет за 100 рублей давали 18-20 гривен. Но учитывая, низкую покупательскую способность на Украине, это было нормально. Впрочем, за 18 лет оборота в Крыму гривны, там практически никто так и не привык к национальной валюте «самостийной» Украины. Я очень редко слышала, чтобы на вопрос «сколько стоит?» крымские торговцы ответили бы «столько-то гривен». Практически все упорно называли украинскую валюту рублем. Так что теперь крымчанам даже привыкать к русской валюте не придется.

 

А еще подруга сказала, что у них значительно упали цены на топливо и подешевел проезд в автобусах, и что украинские ритейлеры, вопреки политическим посылам промайдановской власти, не спешат сворачивать свои торговые сети на полуострове, потому что покупательская способность крымчан теперь значительно больше, чем украинцев. 

 

- Кстати я что-то до сих пор не вижу в наших супермаркетах продуктов из вашего Татарстана, - подколола она. - А вот Белоруссия уже подсуетилась - майонез нам подкинула.

 

- Зато мы вам подкинули «электронное правительство», - парировала я.

 

Еще в апреле, первый замминистра связи и массовых коммуникаций Крыма Сергей Доценко, заявил, что в период перехода сайтов официальных структур в российскую доменную зону «ru», в качестве модели для разработки сайтов официальных структур был взят опыт Татарстана. А во время недавнего визита в нашу республику (с 19 по 21 мая), Доценко заинтересовался электронными системами «Портал госуслуг» и «Народный контроль».

 

Хищники и «зебры»

 

Что ж, будем дружить еще и интернетом! Тем более, что между нашими республиками много общего. Взять хотя бы гербы. На обоих - крылатые хищники, и даже позы похожи.

 

А вот чему бы я посоветовала поучиться у крымчан, так это культуре вождения. Там, если пешеход еще не ступил на проезжую часть, разлинованную «зеброй» (без светофора), а только лишь приблизился к ней, автомобили с обеих сторон замирают. Честно говоря, первое время я пугалась вежливых водителей и не сразу решалась переходить, ожидая подвоха. Но потом привыкла и стала ходить по крымским «безсветофорным» переходам практически не глядя по сторонам. Пока не отправилась в отпуск в компании приятельницы, которая работает в казанской полиции. Заметив, что она не спешит последовать моему примеру - переходить улицы «вслепую», я подробно рассказала про местные автомобильные обычаи. Но приятельница упорно смотрела предварительно по сторонам прямо - таки с профессиональной бдительностью.

 

- А вдруг кто-то из Татарстана приехал в отпуск на автомобиле? - объясняла она свою нерешительность. - Наши-то не привыкли тормозить перед «зеброй».

 

 

Читайте также:

 

Ноги две - талона четыре

 

После публикации «СН» министр здравоохранения Татарстана дал поручение разобраться в проблеме

 

Наболело. Казанские автобусы «ходят» медленнее пешеходов!