В миллион рублей и более обходятся сегодня в Татарстане услуги суррогатных мам, которые помогают бездетным парам обрести родительское счастье, а сами на этом неплохо зарабатывают. Кроме вознаграждения за благополучно рожденного малыша (550 - 600 тысяч рублей) генетические родители ежемесячно оплачивают сурмаме расходы на жилье, одежду, продукты, витамины, медицинское обслуживание и пр. Интертат.ру выяснил, кто работает на рынке этих специфических услуг, какие здесь действуют законы и принципы.

«Экологически чистая женщина родит вам ребенка…»

 

В начале года мы опубликовали материал «Требуется мама-инкубатор», где рассказали о суррогатном материнстве как о способе решения проблемы с бесплодием. Нас удивило то, какие отклики мы получили (и продолжаем получать) на этот материал. Молодые женщины открыто, без всякого стеснения предлагают свои услуги по вынашиванию ребенка за деньги, указывая номера своих телефонов и рассказывая о том, каких здоровеньких малышей они уже произвели на свет (по правилам суррогатная мама обязательно должна иметь собственного ребенка). В общем, товар лицом.

 

Я дозвонилась до двух из тех женщин, представившись потенциальной клиенткой. Одна, Резеда из Казани, сообщила, что в настоящее время мой звонок для нее неактуален, поскольку она уже вынашивает ребенка для клиентов. Но если я не найду другую сурмаму, Резеда предложила перезвонить ей после Нового года, когда она разродится и будет готова принять следующий заказ. Другую женщину, до которой я дозвонилась, зовут Ангелина и она аж из Южно-Сахалинска. Сурмама сообщила, что если мы с ней договоримся, она готова на время переехать в Казань, взяв с собой своего ребенка. При условии, что я буду оплачивать ей проживание, перелеты, а также телефонные переговоры с мужем, который останется в Южно-Сахалинске. По словам Ангелины, стать суррогатной мамой она решила, конечно, не от хорошей жизни.

 

- У нас большой долг за ипотеку, и если мы его не погасим, у нас отнимут квартиру, - поделилась своей проблемой женщина. - 500 тысяч как раз хватит, чтобы расплатиться.

 

Ангелина вкратце рассказала мне о себе. О том, что она здорова и без вредных привычек. Что к своим 25 годам дважды была замужем и от каждого брака - по сыну. Первый муж распускал руки, поэтому она с ним развелась. Второй супруг по этой части - смирный, но мало зарабатывает.

 

- Если мы с вами будем «сотрудничать», я бы хотела предварительно подписать договор, - настаивала Ангелина в разговоре со мной. - Потому что я не хочу оказаться в такой же ситуации, как моя подруга. Она родила заказчикам, с которыми обо всем договорилась лишь на словах, двойню, но один из малышей умер в роддоме. И они заплатили ей только за одного ребенка. Я считаю, что это несправедливо… Родила-то она его живым!

 

Интервью - только за деньги

 

В Центре планирования семьи и репродукции РКБ меня заверили, что в Татарстане в отличие от других регионов программа суррогатного материнства работает без всяких сбоев и эксцессов, по давно отлаженной схеме. К примеру, такого, чтобы сурмама вдруг передумала и решила оставить ребенка себе, как показывают в кино, не было ни разу. Ведь это просто нелогично: женщине, которая решила выносить и родить чужого ребенка, позарез нужны деньги, а не дети… Не было и такого, чтобы в случае многоплодной беременности (которая при ЭКО наступает часто) генетические родители отказались от второго ребенка. Во-первых, они не имеют на это права по заключенному с сурмамой договору, а во-вторых, измученные проблемой бездетности пары только рады стать родителями двойни или даже тройни, поэтому с радостью доплачивают 30% или 60%, соответственно за «дополнительных» детей.

 

Специалисты отмечают, что, несмотря на избыток предложений на этом «рынке», найти подходящую по медицинским, социальным и психологическим критериям кандидатку в суррогатные матери (от 20 до 35 лет, рожавшую без кесарева сечения и пр.) бывает непросто. По статистике, «отбраковывается» пять из шести кандидатур. В Центре планирования семьи и репродукции РКБ нам сообщили, что они пытаются искать сурмам, размещая соответствующие объявления в СМИ, в разделе «требуются», но чаще всего бездетные пары, которые обращаются за помощью в центр, находят сурмаму самостоятельно. Либо обращаются в специальное агентство…

 

Как выяснилось, такое агентство (единственное в Татарстане) существует в Казани уже шесть лет и называется «Папа, мама, я!». Директор, мать троих детей Алла Максимова, не видит в своей деятельности ничего «такого».

 

- Сначала я открыла кадровое агентство по подбору помощников в быту: нянь, гувернанток, садовников, - вспоминает Максимова. - И как-то к нам пришла одна суррогатная мама с просьбой о «трудоустройстве». Тогда у меня и возникла мысль сменить направление. Замечу, что начинать было очень трудно, поскольку тогда, шесть лет назад, про суррогатное материнство в Казани мало что было известно. Люди относились к нам недоверчиво. За опытом ездила в Москву, посмотрела, как работает столичное агентство. Мне не понравилось: неопрятный, прокуренный офис где-то на задворках… Я решила сделать все по-другому. И сегодня мы одни из лидеров в этой сфере. К нам обращаются за помощью жители российских регионов и даже иностранцы.

 

В офисе у Максимовой (небольшая комнатка в одном из деловых центров) - всё в пастельных тонах. Куда ни глянь - мягкие игрушки. На журнальном столике - чайник и ваза с конфетами. В такой обстановке и происходит встреча генетических родителей и суррогатной матери, если, конечно, они желают с ней знакомиться. Бывает и так, что клиенты ограничиваются лишь изучением анкеты «помощницы по материнству», не желая видеть ее вживую. В таком случае агентство берет патронаж над сурмамой на себя.

 

Алла Максимова признает, что в обществе по-прежнему существует стереотип, что быть суррогатной матерью - предосудительно. Максимова с этим категорически не согласна: «Наоборот, это почетная, высокооплачиваемая и востребованная работа, которая позволяет осчастливливать бездетные пары за хорошее вознаграждение».

 

Я поинтересовалась в агентстве, можно ли мне побеседовать с одной из сурмам, но мне ответили, что они согласятся на интервью только за деньги.

 

То, что неестественно - безобразно

 

В Центре планирования семьи и репродукции нам сообщили, что с 2005 года с их помощью в Татарстане появилось на свет более 120 детей от суррогатных матерей.

 

Тем временем в большинстве стран Европы суррогатное материнство категорически запрещено законом. В Германии, к примеру, преступлением считается любая попытка «осуществить искусственное оплодотворение либо имплантировать человеческий эмбрион женщине, готовой отказаться от ребенка после его рождения». Закон также запрещает посредничество в суррогатном материнстве и его рекламу.

 

В России, где сегодня продается и покупается буквально всё, осуждать суррогатное материнство берутся разве что священнослужители.

 

- Это против естества, - считает начальник издательского отдела ДУМ РТ Камиль Самигуллин. - Несмотря на то, что ислам всегда был за науку и бездетным супругам-мусульманам разрешено прибегать к искусственному оплодотворению, суррогатное материнство наша религия не приемлет. Ребенок должен рождаться у женщины от мужчины, с которым она состоит в браке. В случае с суррогатным материнством ребенок рождается у женщины, которая не является женой отца - это неправильно. Это может иметь пагубные последствия для семьи, а также для суррогатной матери.

 

- Суррогатное материнство нарушает целомудрие брака, - уверен начальник медицинского отдела Казанской митрополии Роман Модин. - Оно также нарушает естественные законы человеческой жизни. Вынашивание своего эмбриона в чреве другой женщины абсолютно безнравственно. Это страшный удар не только по священному брачному союзу, но и психическая травма для женщины, которая вошла в этот страшный бизнес. Знаете, суррогатные матери приходят потом в храмы, каются, ходят к психотерапевтам… Церковь обычно советует супругам, которые приходят с вопросом, прибегать ли им к суррогатному материнству, не вводить в грех себя и не калечить жизнь другой женщины. Убежден, что в первую очередь такие родители идут на это с целью во что бы то ни стало удовлетворить свое желание выглядеть в глазах других полноценными, способными иметь своих детей родителями. Это тщеславие, это напоказ. Лучше усыновить малыша из детского дома и сделать его счастливым. Я убежден, что рано или поздно противоестественный способ зачатия и рождения скажется на характере и судьбе ребенка. Я видел таких детей. Они другие…