Сегодня в суде были допрошены восемь свидетелей по уголовному делу Артема Точилкина.  Участники процесса попытались восстановить картину произошедшего в апреле страшного ДТП на улице Пушкина. Адвокат же Точилкина, как и предполагалось, начал упирать на то, что молодой человек мог потерять управление автомобилем из-за проблем со здоровьем, а вовсе не из-за употребления наркотиков.

После аварии улыбался

 

Сегодняшнее заседание по делу о громком ДТП началось с опроса свидетелей, до которых накануне очередь так и не дошла («Суд над Точилкиным: потерпевшие не верят судье»). Из них четверо оказались непосредственными свидетелями, которые были на месте аварии, а еще четверо - участниками  экспертиз, которые проходили на этапе следствия.

 

Первым выступил представитель наркологического диспансера, куда Артема Точилкина для освидетельствования доставили вскоре после аварии. Он рассказал, что в моче молодого человека были найдены следы нескольких наркотических веществ, да и внешнее состояние парня говорило само за себя.

 

Далее в зал суда по очереди вызывались свидетели, на глазах которых 22 апреля погибла Елена Смолягина.  Две знакомые погибшей и ее сестры Марины, которые были вместе с ними в тот вечер в оперном театре, рассказали, что BMW Артема Точилкина на большой скорости врезался в припаркованный возле остановки Ford Mondeo. В результате чего сбитыми оказались две женщины.

 

Концертмейстер оперного Алсу Барышникова, получившая в той аварии серьезные травмы,  также выступила сегодня в качестве свидетеля. 

 

- Погода в тот вечер была великолепная, люди стояли на остановке, общественного транспорта долго не было, - рассказала она. - Когда автомобиль Ford остановился на обочине, к нему подошли две девушки (Елена Смолягина и ее подруга),  а я прошла немного вперед и тоже стала «ловить» машину. И в этот момент услышала сильный удар, скрежет… В следующее мгновение я уже лежала на асфальте под машиной. Меня оттуда вытащили очевидцы и усадили на газон. Минут через 15 на место прибыли «Скорая», пожарные, затем полицейский патруль. Я сама была в шоковом состоянии, с Точилкиным встретилась уже в карете «Скорой помощи». Он был явно неадекватен…

 

Кроме Барышниковой, другие свидетели также указали на то, что Артем Точилкин после аварии вел себя странно - улыбался, безучастно курил в сторонке. При этом водитель второй машины - Алексан Аветисян - в это время суетился, куда-то звонил. Его сегодня также допросили в качестве свидетеля. Выступление хозяина Ford оказалось эмоциональным, он заявил, что чудом остался жив в тот вечер и пожаловался судье, что его не признали потерпевшим.

 

- Я видел машину Точилкина еще на перекрестке Пушкина-Горького. Сначала она ехала медленно, а потом получила резкое ускорение… Скорость была за 100 км/час точно. Я в последний момент понял, что он летит на меня. Потом удар… Если бы в моей машине не сработали подушки безопасности, меня бы тоже сейчас не было в живых, - уверен Аветисян. - А если бы не было моей машины, то он врезался бы в остановку и жертв было бы гораздо больше… А еще у меня машина не подлежит восстановлению, но меня не признали потерпевшим. Почему?! Как так?

 

Гособвинитель Степан Спиридонов в ответ сообщил, что водителю ничто не мешает подать гражданский иск о возмещении ущерба.

 

Можно ли выкурить жидкость?

 

Защита Точилкина еще на предварительном следствии защита обозначила свою стратегию: Артем мог потерять управления автомобилем не из-за наркотического опьянения, а, к примеру, из-за приступа гипертонии. А если уж парень и употребил наркотик, то по чистой случайности, не зная, что в сигарете содержится «травка».  Сейчас защите крайне неудобен один нюанс: в моче Точилкина обнаружен оксибутират, который, как утверждают многие эксперты, употребляется в жидком виде, т.е. пьется. Выкурить его нельзя, а это рушит версию о «случайной сигаретке».

 

Вызванный в суд медицинский эксперт Сергей Шаршин сообщил, что следователь спрашивал его относительно веществ, обнаруженных в моче Точилкина.

 

- Точно не помню, но экспертиза обнаружили там оксибутират, амфетамин, каннабиоиды… Об этом мне сказал следователь. Я лично анализ не проводил. Но могу сказать, что оксибутират может быть введен через рот - его пьют в виде жидкости, амфетамины употребляют  в виде инъекций, также через рот, а каннабиноиды - путем курения, - объяснил свидетель.

 

- А почему оксибутират не может быть выкурен? - обратился адвокат Владимир Кульков к эксперту.

 

- Он при нагревании разрушается, его так не принимают, - ответил Шаршин.

 

- Я не спрашиваю, как его принимают. Меня интересует, если его выкурить, будут ли его следы обнаружены в организме? И на какие вещества он в таком случае разлагается? - насел адвокат.

 

- Я сейчас не могу вам этого сказать, нужно смотреть в литературе, - ответил эксперт.

 

Аналогичные каверзные вопросы Кульков задал и другому свидетелю - представителю судебно-медицинской экспертизы. Женщина также не смогла пояснить химию процесса курения оксибутирата - на что именно он разлагается и при какой температуре. Вопрос остался открытым. При этом эксперты все-таки сообщили, что теоретически все обнаруженные в моче Точилкина вещества могли оказаться в одной смеси, что вполне устроило адвоката.

 

Вторым козырем защиты стали показания врача-нейрохирурга РКБ Леонида Киршина. К нему адвокат с запросом обратился еще на стадии расследования.

 

- Мне был задан вопрос: могло ли получиться так, что водитель потерял способность управления автомобилем вследствие острого расстройства здоровья, - начал медик. - А именно: обморока, потери координации,  эпилептического приступа и т.д. Мне были предоставлены предварительные справки о том, что Точилкин наблюдался как гипертоник, также мне была предоставлена его энцефалограмма (исследование головного мозга), где отмечены очаги патологической активности. И в принципе на поставленный вопрос я ответил положительно, поскольку такой вариант не исключен. Тому есть подтверждения и в литературе, и в практике.

 

Кульков остался доволен выступлением специалиста. После допроса всех свидетелей судья объявила перерыв до 16 ноября.