Призыв властей сажать деревья, утопив город в «Зеленом рекорде», – инициатива достойная. Однако в ней позабыт один важный фактор – менталитет местного обывателя, для которого дерево – что бетонный столб.

 

Лет десять назад мне довелось оказаться в очереди к народной целительнице, чей арсенал в сути своей состоял из заговоров и молитв. Она была марийкой. Стоит ли верить таким людям? Тут все зависит от того, как приспичит, но речь не об этом. Ожидая приема во внутреннем дворе частного дома, я увидела сцену, которая выгравировалась в моей памяти.

 

Среди томящихся в очереди людей была хромая женщина, в остальном мало чем приметная, с поблеклым взором на челе (стоит признать, что в таковых условиях подобное выражение лица, скорее, норма, нежели отклонение). Из бани, в которой велся прием страждущих, выходит наша целительница, престарелая женщина лет 75. Она увидела хромую «пациентку» и... Тут случилось то, к чему окружающие были не готовы.

 

– Ты почем сюды пришла? Ступай отсюдово. Прочь! Прочь! Тебя никто ужись не спасет. Ждись своей смерти. Она рядом. Ужись скоро, – с непривычным для меня говором бабуля, не стесняясь эмоций, накинулась на свою хромую гостью. Подойдя к ней, она схватила ее за руку и принялась выталкивать за ворота, на высоких тонах поясняя, что ничего не изменить.

 

После того, как нежеланная женщина была спроважена, бабушка вернулась в баню, позвав с собой очередных посетителей, высидевших свою очередь. Но мы, те, кто остался во дворе, оказались под гнетом одного единственного вопроса: что это сейчас было?

 

– Она уже месяц как каждый день приходит, но баба Груня (так звали целительницу) ей сказала, что есть грех, который нельзя простить, а природа за него накажет человека, – полушепотом начала прояснять случившееся одна из посетительниц, которая об этом осведомлена потому, как сама вынуждена принимать «терапию» почти каждый день. – Эта женщина справила нужду под деревом, а этого делать нельзя – это страшное дело, так говорит баба Груня. Они живые, у них есть душа, они все чувствуют, а потому так поступать нельзя, в противном случае искупишь вину здоровьем. У той хромой начала гнить нога, врачи ампутировали пальцы, но гангрена не остановилась, теперь хотят отрезать по колено. Говорят, это ее не спасет…

 

Мой мозг, вымуштрованный школьными законами физики и химии, не хотел соглашаться с метафизическими началами этого рассказа. Гангрена от того, что справил нужду не в том месте, и теперь расплатиться за это своей жизнью? Протестую. Не может жизнь человека быть столь ничтожной и зависимой… И каково было мое удивление, когда из рассказа уже своей бабушки услышала, что ей в детстве тоже объясняли: деревья – это не нужник, свои потребности под ними не справляют. На вопрос, что будет, если все же нарушить такой запрет, моя бабушка ответила лаконично: «Кто знает, но люди просто так говорить не станут».

 

Кому-то все это может показать бредом, возможно, так оно и есть, но та ситуация в очереди и беседа со своей бабушкой изменили мое отношение к… деревьям. В детстве, вооружившись перочинным ножиком, я ходила в лес за березовым соком, гуляя по улице, могла невзначай отломить ветку, а сами деревья хоть и не рассматривала в качестве отхожего места, но ничего угрожающего в том не видела, разве только проявление того, что кому-то недостает воспитания. Сегодня же я поступаю больше по принципу: если даже не верю в духовное начало деревьев, то от моего бережного отношения к ним никому хуже не станет.

 

И каким может быть мое отношение к инициативе мэра Казани Ильсура Метшина, который решил «утопить» город в зеленых насаждениях? Двумя руками «за»! И когда глава республики призывает каждого жителя посадить минимум одно дерево, меня теплит мысль, что в мире пластика, бетона и асфальта найдется место и живой природе, то бишь свежему воздуху. Зеленые террасы, парки, скверы, улочки, дворы – это здорово! Разумеется, что это дело не одного дня. Более того, это тот почин, который следует передать последующим поколениям. Но главное, что кто-то придал государственный импульс «зеленой» инициативе.

 

Мэру Казани, смею предположить, нет дела до того, зачем луговые марийцы беседуют с деревьями, и что думала о них баба Груня, его мышление в иной плоскости. Однако при всем этом стоит заметить, что возврат человека в лоно природы есть благое дело, которое находит понимание не только у казанцев, но и у тех людей, кто живет за пределами республики.

 

Свое отношение к природе я не хочу никому навязывать, но… вчера утром я отправился на работу и увидела во дворе дома, что по улице Болотникова, как некоторые особо умные персоны при помощи деревьев решили свою проблему с парковочным местом. «На стоянке дорого, а гаражи далеко – ходить неудобно», – поясняют свой мотив эти автовладельцы.

 

В такие моменты мне хочется, чтобы баба Груня была права, что человек ответит за свое отношение к природе. Взирая на цепь с навесными замками, пригвожденную к стволам, понимаешь, что посадить дерево – дело нехитрое, а вот вырастить его – это уже иная песнь. Здесь одной лопатой не обойтись, здесь мозг нужен, а он у многих, как оказалось, в дефиците.