Вместо нескольких тысяч человек нынешней осенью из республики призывают всего 179 срочников.

- Я не хочу нагнетать обстановку и не связываю это с национальным признаком. Но из соседних регионов берут всех подряд, а у нас здоровые лбы не призываются, - рассказал начальник отдела по призыву военного комиссариата Дагестана Явнус Джамбалаев. - Как такового запрета нет, просто квота, которую выделяют на республику, очень маленькая. Из 179 человек в минобороны берут служить всего 42, остальные идут в МЧС. С чем это связано, не знаю. Может, с нежеланием младшего командного звена работать с дагестанцами, может, с недостаточной воспитанностью некоторых наших ребят, хотя в любой национальности есть хорошие и плохие люди и нельзя всех мерить одной меркой.

 

Председатель Комитета солдатских матерей Дагестана Зульфия Разулова отметила, что весной 2011-го из республики было призвано 2,5 тыс. парней, осенью того же года - около 400, весной 2012-го - 2,2 тыс.

 

- Военная служба в Дагестане считается очень важной для мужчины. Если парень не служил в армии, за него могут не выдать девушку, за которую он придет свататься. К тому же у нас без военного билета не берут на работу, - говорит Разулова.

 

При этом она признала, что главная проблема дагестанцев в армии - неправильное поведение с сослуживцами и командирами.

 

 

- Ребята у нас охотно идут служить, чуть ли не на конкурсной основе, они физически очень хорошо подготовлены. Но на службе они не всегда ведут себя правильно. За это их и перестали брать - за нарушения дисциплины. Сейчас им остается учиться и искать работу, - считает глава Комитета солдатских матерей Дагестана.

 

Эксперт Ассоциации военных политологов, подполковник запаса Александр Перенджиев также считает, что решение прекратить призыв из Дагестана вызвано частыми дисциплинарными нарушениями.

 

- С дагестанцами тяжело приходится в Вооруженных силах. Они создают свои «группировки», которые не слушаются офицеров, начинают навязывать свои порядки, - сказал Перенджиев. - Кроме этого, есть проблема политического характера. Возможно, у руководства страны есть опасения, что часть дагестанцев в армии - «засланные казачки» боевиков, разведчики. Пройдя обучение и военную подготовку в Вооруженных силах России, часть из них может потом влиться в ряды криминальных и террористических групп.

 

При этом, по словам Перенджиева, такое положение вещей «в корне неправильное». Конституция России не разделяет граждан по национальности. В ней четко написано, что долг каждого гражданина - защищать свое Отечество.

 

В Главном организационно-мобилизационном управлении минобороны пояснили, что никаких специальных запретов на призыв жителей Дагестана нет, «просто они не подходят под требования».

 

- Оценка призывников проводится по почти 300 пунктам, которые фиксируют возраст, уровень образования, наличие воинских учетных специальностей, а также его морально-деловые качества, включая отношение к гражданам других культур. Исходя из этих оценок большинство жителей Дагестана призывного возраста не подходят для службы в рядах Вооруженных сил, - утверждают в управлении.

 

В соседних с Дагестаном регионах ситуация по призыву такова. Из Ингушетии осенью 2012 года должны призвать 450 человек, из Краснодарского края - больше 5 тыс. человек, из Ставрополья - больше 2 тыс.

 

- Количество призывников из Чечни определяет руководство республики, которое уведомляет командование о том, сколько человек могут пойти в армию, - пояснили в штабе Южного военного округа.