Примерно этого я и ожидал… Введя субсидии на подорожавшее тепло, чиновники опять забыли заблаговременно продумать механизм. Ну а страдает, как всегда, простой народ.


Любые новшества в жилищно-коммунальной сфере невольно заставляют вспомнить классика экономической науки Адама Смита. «Цена монополии во всех случаях является самой высокой из тех, которые можно выжать из покупателей или которые, как предполагается, они согласятся заплатить», – писал он еще в XVIII веке. Но едва ли предполагал, что спустя века его слова возьмут как руководство к действию ушлые коммунальщики в России.

Максимальными из тех, что «можно выжать из покупателей» стали с этой осени тарифы на тепло еще у половины жителей Татарстана (оставшаяся половина уже давно безропотно платит по полной за базовую потребность человека жить в тепле). Объяснили это все отменой перекрестного субсидирования. Мол, негоже нашим предприятиям тянуть часть расходов населения. Тем более вступили в ВТО. Т.е. плати-ка, милый наш жилец, за свой обогрев ровно столько, сколько это стоит. А именно – вдвое больше, чем в прошлый отопительный сезон. Расчет тарифа произвели, конечно же, сами энергетики.

Власти республики сразу же упредили возможный социальный шок. Придумали компенсации на тепло. Получать ее вправе не все – только те, чей доход в расчете на домочадца не выше 30 тысяч рублей. В зависимости от доходов, вернут вам 25, 50, 75 или 100 процентов от суммы удорожания. Да и то с учетом такого хитрого ограничения, как «площадь жилья по социальным нормативам».

 


 

Взяв счет-фактуру за август, прикидываю – за отопление теперь будут брать с меня на 600 рублей больше. Подсчитываю семейный доход: подпадаем под одну из категорий. Наша скромная «двушка» немного превышает по площади «социальный норматив». Грубые расчеты показывают, что субсидия для нас составит около 400 рублей. (То есть фактически я буду платить за тепло на треть больше, чем прежде – это к разговору о «безболезненном переходе» к новым тарифам).

Ну что ж, 400 рублей в месяц выльются в 5 тысяч рублей в год, рассуждаю я, и решаюсь забрать у государства положенное. На обороте счета-фактуры был указан день, когда следует прийти в орган соцзащиты и заявить свое право на субсидию. Там же приведен список необходимых документов.

К визиту в «собес» (никогда не думал, что впервые мне придется туда обратится в столь молодом возрасте) подготовился заблаговременно: отксерил документы на квартиру, свидетельства о рождении детей и о браке, взял справки о доходах на работе у себя и у супруги, распечатал номер счета банковской карты. Заранее отпросился на работе на полдня, так как понимал, что очереди в госструктуре мне не миновать.

Как в воду глядел: в назначенный в «платежке» день я попал к девушке-специалисту лишь после двух с половиной часов ожидания в общей очереди. То, что высказывал по поводу субсидий в ней народ, передавать нет смысла. Описывать накал страстей и напряженность обстановки, пожалуй, тоже. Очевидным становилось одно: многих из претендентов на компенсацию такие испытания отпугивают, и они не станут подавать никаких заявлений. Немало и тех, кто считает обращение за социальной помощью унижением человеческого достоинства. А значит, государство неплохо сэкономит на обещанной поддержке из бюджета.   



Приемщица документов также нашла, чем меня ошарашить: у меня имеется долг по квартплате, поэтому права на субсидию я не имею. Наличие задолженности не дает внести меня в электронную базу соцзащиты. Кроме того выяснилось, что к паспортам требуются еще и копии, что доходы супруги должны быть расписаны помесячно, а не общей суммой за последние полгода, что банковская карта моя для субсидий не годится и нужен счет в одном из четырех названных ею банков. На мое возражение, мол, на обороте счет-фактуры обо всем этом написано не было (кстати, там стоит подпись «Управление социальной защиты муниципального района Казань»), и гражданин не должен страдать от неполного информирования со стороны госоргана, моя собеседница посоветовала попытать счастья во второй раз. «Опять отстояв два с половиной часа?» – поинтересовался я. «Попробуйте пройти без очереди, если люди вас пропустят», – последовал ответ. Правда, выяснилось, что можно еще записаться на конкретное время по телефону, и тогда меня вызовут. Но опять-таки: почему об этом я узнаю непосредственно в «собесе», а не из той же счет-фактуры, черт побери?! Неужели им нельзя было заранее облегчить жизнь и себе, и гражданам?

Здесь следует пояснить, что долг по квартплате возник у меня отнюдь не из-за материальных трудностей, а из принципиальной позиции не потакать всем «хотелкам» управляющей компании. Уже больше года она ежемесячно начисляет мне за воду и канализацию больше, чем я потребил по счетчикам. Жилищники ссылаются на общедомовые показания приборов учета и какое-то там постановление правительства, я же упорно плачу ровно столько, сколько квартирный счетчик «намотал». Судиться ради 100-200 рублей в месяц ни времени, ни желания, сами понимаете, нет. Жду, когда УК сама решится на меня за неуплату в суд подать…

Решаюсь обратиться со всеми наболевшими вопросами в Министерство труда, занятости и социальной защиты РТ. В разговоре по телефону мне подтверждают: наличие долгов за ЖКУ лишают человека права на такую субсидию. И оное прописано в нормативно-правовых актах Правительства РФ. Так что мне ничего не остается, как покрыть накопленную «задолженность» и заручиться соответствующей справкой от жилищников.

Получается, думаю я, государство больше склонно доверять одному из субъектов гражданско-правовой сделки (жилищной организации), нежели другому (жилец). Последний вынужден беспрекословно подчиняться  первому, и шансы отстоять свою правоту у него – только через суд. Впрочем, так чиновникам проще (про ВЫГОДНЕЕ я со стопроцентной уверенностью утверждать не берусь).


Карикатура от журнала "Чаян"


…Терять еще 2,5 часа во время второго похода в соцзащиту желания, сами понимаете, нет.  Пытаюсь записаться на прием по телефону. Удается мне это далеко не сразу: то занято, то звонок вообще не проходит, то никто трубку не берет (видимо, в это время был обеденный перерыв). Наконец, в 12.45, в первую же минуту после их обеда, слышу живой человеческий голос на том конце провода. Выслушивают, записывают на конкретное время, правда, только в конце недели. Счастью моему в этот момент не было предела.

Приезжаю в назначенный час – народу в очереди стало еще больше, чем неделей раньше. Пенсионерки, конечно же, возмущаются, думают, хочу пройти «по блату» – поясняю, что точно так же отстоял в прошлую пятницу, прихожу повторно по телефонной записи. «Как вам удалось дозвониться?» – восклицают сразу несколько женщин. «Сам удивляюсь!» – искренне отвечаю я. Тут меня вызывают, захожу на прием.

На этот раз с документами все в порядке, и реквизиты моей зарплатной карточки тоже вроде как подходят. Ксерокопии паспорта на всякий случай приготовил заранее и не прогадал: в данном пункте приема документов копировальной техники нет, народ бегает в ближайший магазин, где снимают копии по 5 рублей за страницу. Женщина-специалист заверяет документы, пробивает меня по долгам за ЖКУ и начинает вводить данные о доходах моих и супруги за каждый из последних 6 месяцев. Последняя процедура показалась мне наиболее затянутой. (Вот еще одна причина появления очередей. Наверное, можно было бы поручить это отдельному оператору, не занятому приемом документов). В итоге мне распечатывают бланк заявления – внимание – на принтере с закончившейся краской! Разглядеть на документе практически ничего невозможно, но все же просят поставить подпись в указанных местах. “Вот в таких вот условиях работаем”, – вздыхает сотрудница “собеса”. И уведомляет, что повторно за субсидией надо будет обратиться еще полгода спустя.

Итак, затянувшаяся на неделю эпопея подачи заявки на субсидию закончилась. Из новостных сводок узнаю, что пока по моему пути в республике прошла лишь треть тех, кому такие выплаты полагаются (по Казани, надо полагать, эта цифра еще меньше). Вывод один: там, где вводится та или иная мера господдержки, рыночная экономика заканчивается и начинается социализм. Причем в худшем его проявлении: с очередями, моральным унижением, бюрократией и волокитой. Остается только надеяться, что все эти недочеты соцслужбы, по опыту первых дней, смогут устранить.


Саид ХУСАИНОВ