Юморист, телеведущий и народный артист РСФСР приехал в Казань с театром имени Антона Чехова, чтобы радовать нашу публику своей игрой в лучших комедиях [ФОТО + ВИДЕО]


Последняя майская неделя была так насыщена культурными событиями, что создавалось впечатление, будто все театральные площадки города поспорили между собой, кто удивит самой яркой премьерой или чья «звезда» окажется ярче. Это даже не дерби, весь город словно стал одной большой сценой. А бедные зрители мучились почти гамлетовскими вопросами: «Балет или комедия?».



Пока в оперном танцоры из Японии, Кубы и Германии поражали публику своими пируэтами на Нуриевском фестивале, театр Камала уступил свою сцену артистам московского Театра имени Чехова  (не путать с МХТ им. Чехова!). Они прибыли в Казань с целой гроздью комедий: «Крутые виражи», «Ужин с дураком», «Морковка для императора» и «Все как у людей». Актёрский состав заставлял ценителей юмора пищать от восторга: Геннадий Хазанов, Анна Большова, Борис Шувалов, Инга Оболдина и другие любимые «адепты» комедии. А сегодня и вовсе состоится всероссийская премьера - наши зрители раньше всех в стране увидят пьесу «Забор».



Перед началом гастролей Геннадий Хазанов рассказал о своих впечатлениях о Казани, о планах на чемпионат мира по футболу, а также «прошёлся» по «зомби» из телешоу.



Про Казань
 

Первый раз я приехал в Казань в 1972 году. Помню, какое впечатление убожества город производил в то время, словно кто-то специально старался стереть с его стен все признаки былого величия. Сейчас я её не узнал, настолько она стала прекрасна. Когда я сошёл с поезда, первой реакцией было: «Я хочу остаться в Казани!». Понятно, что это лишь эмоции, вся моя жизнь и работа - в Москве. Но у вас и правда, хорошо.



Недавно я разговаривал с одним человеком. Он в прошлом крупный бизнесмен, а сейчас он известен как отец Алсу. Он сказал: «Пожалуй, Казань сейчас единственное место на просторах Российской Федерации, где реально ощущается, зачем работает руководство республики. Видно, какими темпами развивается Татарстан».

 



Про театр
 

Я нечасто хожу в театр, потому что некоторые постановки вызвали у меня отторжение и страх. Несколько лет назад я пришёл на шекспировского «Короля Лира» в Санкт-Петербурге. И увидел, как пятеро голых мужчин бегали по сцене. Поскольку голые члены я несколько раз видел и до этого спектакля, смотреть на них в театре у меня никакого желания не возникло.



Мне сказали, будто в интернете ходят слухи, что я готовлю номер: «Студент театрального техникума. 40 лет спустя». Отвечу на это фразой одного очень мудрого артиста. В начале двухтысячных ему задали вопрос: «Как вы собираетесь провести 21 век?». Он сказал: «Большую часть времени - в гробу!». Что тут добавишь? Зачем мне делать такие римейки? В таком случае я должен был приехать в Казань в коротких штанишках, как сорок лет назад. Так что нет, заново ставить «студента» я не собираюсь.



 

Про зрителей

 

Меняется поколение. Перед выездом в Казань у меня было короткое выступление на благотворительном вечере в Московском Доме актёра. И вот, я читаю монолог: «Когда я работал на заводе в начале 60-х годов, один из старших товарищей учил меня жизни. Мол, лучше быть стройным лодырем, чем горбатым стахановцем». Раздалось несколько смешков, зал почти не отреагировал. Тогда я понял, что 90% зрителей просто не знают, кто такой Стаханов...


Когда середине 90-х я выходил на сцену казанского дворца спорта, где были тысячи людей, то при всей манкости такого массового зрителя это несло с собой потерю в смысловой части выступления. Чем больше людей, тем сильнее снижается среднестатистическая планка вкуса. Тогда у меня сложилось мнение, что больше аргументов для общения с такой массовой аудиторией у меня нет. Я стал искать выход из положения, и в этот момент на мою голову «свалился» Леонид Трушкин. И для меня началась другая жизнь, в которой я встретился с другой аудиторией. Для них у меня появились аргументы.



Зрители на телешоу, которые стоят с плакатами и аплодируют - ненастоящие. Это люди, которые приходят на работу. И их реакции не имеют ничего общего с реакцией нормальных людей. Их дрессируют, навязывая, когда вскакивать и кричать «Браво». Над ними бесполезно шутить, потому что они даже не в состоянии уловить юмор. Они не живые.

 



Про спорт
 

Выезд в Казань сломал все мои планы увидеть финал Чемпионата Мира по хоккею. Но на вокзал я шёл в надежде, что в поезде будет телевизор. Я спросил у проводницы, можно ли посмотреть трансляцию. Она взглянула на меня с сожалением и ответила: «В этом вагоне телевизора нет». Я радостно заявил: «А мы едем в соседнем!». На что она, оживившись, сказала: «А, в соседнем! Это другое дело. Там тоже нет». В общем, счёт мне прислал смс-кой один давний друг, тоже болельщик.


 

У меня был огромный соблазн поехать на чемпионат мира по футболу в Бразилию. Но представил себе все ужасы перелёта, драконовские меры безопасности на стадионах, километры, которые придётся идти пешком до места соревнований... Видимо, во мне уже говорит возраст, но я предпочёл смотреть футбол дома на большом экране. Зато я смогу увидеть всю драматургию происходящего, режиссёр покажет мне эмоции каждого игрока крупным планом, а не только общую картинку, как если бы я сидел на трибунах.

 



 

 

Про судьбу
 

Я фаталист, потому что на протяжении всей жизни сталкиваюсь с реальными доказательствами существования предопределённости. Ещё в 1980 году две женщины из маленького узбекского городка с точностью до полугода рассказали мне, когда покинет этот мир Андрей Миронов. Я на всю жизнь запомню беседу с ними, потому что всё оказалось правдой. А 1 января 2000 года моя хорошая знакомая позвонила, чтобы поздравить меня с Новым Годом. Заодно сказала, что человек, который с сегодняшнего дня исполняет обязанности президента, останется на этом посту минимум 15 лет. Я уточнил потом, считаются ли 4 года премьерства - она сказала: «Нет». Посмотрим, что будет дальше.

 

Марина Орлова

фото, видео: Ринат Назметдинов