Текущий год, наверное, один из самых сложных и богатых на события в новейшей истории ислама в нашей стране. Это касается как всероссийского уровня, так и татарстанского.


Снос московской Соборной мечети и резкие высказывания муфтия Равиля Гайнутдина сделали его объектом критики разных, порой враждебных друг другу флангов. Стены мечети, построенной татарами в начале ХХ века, стали в начале века нынешнего фактором не объединения, а скорее фактором раскола внутри татарского национального и мусульманского интеллектуального истеблишмент. Обнажив, тем самым, множество внутренних проблем, которые существуют, в первую очередь, в татарском сообществе России.

 

Конечно, бытует мнение, что снос татарской мечети - это признак наступления кавказского ислама на традиционную для центральных регионов страны мягкую татарскую мусульманскую модель. Однако, на мой взгляд, нам необходимо задуматься о внутренних причинах (не отрицая возможных внешних факторов), приведших к потере, наверное, самого значимого свидетельства татарской истории Москвы. Самая главная из этих причин - внутренняя раздробленность, которая не позволяет совместно и, что особенно важно, коллегиально принимать и обсуждать ключевые для татарской уммы России вопросы и решения.


Москва, 11.09.2011 г.


Невозможность объединения связана, в первую очередь, с излишней политизацией исламского духовенства страны. Многочисленные муфтии и имамы вместо того, чтобы заниматься вопросами веры и дагвата, погружаются в политическую борьбу (иными словами - борьбу за власть). Движимые своими, порой меркантильными и шкурными, интересами они становятся марионетками в руках внешних, зачастую враждебно настроенных сил.

С одной стороны государство на самом высшем уровне принимает, не побоюсь этого слова, титанические усилия, чтобы не допустить распространения в стране различных деструктивных сил, прикрывающихся знаменем ислама. С другой стороны некоторые региональные чиновники, видимо, по своему трактуя эту борьбу, блокируют любое проявление исламской активности на местах. Яркий тому пример - ситуация в Костроме, где местная мусульманская община уже много лет не может достроить единственную в городе мечеть, ютясь в аварийном здании одного из домов культуры. Причина - в течение уже двух лет местные власти не продлевают им разрешение на строительство. Как отмечают представители мусульманской общины Костромы, это произошло после смены власти в регионе. Новая власть принципиально не хочет видеть в своем городе минареты. Однако в Костроме исторически была активная татарская община со своей мечетью (разрушенной во время строительства водохранилища) и целой слободой. Почему же сейчас, при росте мусульманской общины, мечети в городе не место? Фактически действия местных властей сводят на нет все усилия, предпринимаемые в высших эшелонах власти, поскольку своими неумными решениями и практически открытой ангажированностью региональные власти создают самую благоприятную атмосферу для популяризации различных деструктивных религиозных сил, играющих на антигосударственных настроениях некоторой части мусульманской молодежи.


Усугубляется эта картина тем, что вместо того, чтобы сообща решать такого рода проблемы, элита исламского духовенства страны занята сейчас больше выяснениями отношений между собой. Поэтому можно сказать, что снос московской Соборной мечети - это глобальная метафора. Метафора общей ситуации в исламской умме страны.
 

Новые лица Москвы

Расстановка сил в Москве, откровенно говоря, с каждым годом становится все запутаннее и сложнее. Помимо существующего ДУМЕРа и СМР во главе с Равилем Гайнутдином, в Москве открылось (возродилось) представительство Центрального Духовного управления мусульман России, которое возглавил муфтий Чувашии Альбир Крганов. Многие годы работы в Шыгырдане сделали его одним из самых популярных в татарской среде муфтиев/имамов.

Действительно, работа, которая проводилась им в татарских селах Чувашии, уникальна. Только в одном селе Шыгырдан с населением примерно в семь тысяч человек действует шесть мечетей. Для сравнения: в миллионной Уфе их только пять. Однозначно Крганов - самый деятельный муфтий ЦДУМ, который, возможно, в будущем сможет возглавить эту старейшую в России исламскую организацию.

Однако Москва - это не просто новый уровень работы для Альбира-хазрата, но и качественно другой уровень, поскольку Москва - это многомиллионный мегаполис, с очень интернациональной уммой, большим количеством групп по интересам, ну и вообще общий ритм жизни, мягко говоря, иной, нежели в татарских деревнях Чувашии. Поэтому здесь необходима новая стратегия и охват.



Во-первых, информационная политика. Вообще удивляет слабость и непродуманность информационной политики Альбира-хазрата лично и ЦДУМ в целом. Традиционно сложилось, что в российской умме за каждой группой по интересам существуют свои информационные рупоры, через которые они стремятся сформировать свою повестку дня. Ни у Крганова, ни у ЦДУМ нет даже полноценно-действующего личного, корпоративного сайта, не говоря уже об интернет-СМИ.

Конечно, Альбир-хазрат действует не напрямую, а во многом через сочувствующие ему как русскоязычные, так и татароязычные СМИ. Однако быстрота реакций на некоторые события откровенно оставляет желать лучшего. Яркий тому пример - ситуация с его высказываниями в ходе визита в Ближневосточный регион. Формирование имиджа без СМИ и продуманной информационной политики невозможно.



Второй момент - публичная ориентированность исключительно на татарскую часть уммы Москвы. Возможно, я ошибаюсь, но если это так, то смотрите пункт первый. Ситуация такова, что в Москве сейчас реально сложно стать муфтием исключительно татар-мусульман. Таким методом Крганов никогда не соберет на Уразу-байрам или Курбан полный парк "Сокольники". Ведь активно практикующие мусульмане столицы (татары, кавказцы, среднеазиаты, арабы) уже по привычке ходят на проспект Мира. Чтобы стать авторитетным в Москве, необходимо осознавать ее интернациональность, притом растущую и необратимую интернациональность, а также иметь лоск, манеры и способность к самопрезентации Шамиля Аляутдинова, медиа-ресурсы и стратегическое мышление Дамира Мухетдинова и твердость Рамзана Кадырова. Крганов достаточно молод и у него есть задатки для роста. Сумеет ли он реализовать свой потенциал? Для того, чтобы стать популярным в Москве, необходимы популярные шаги в сторону уммы, необходимо чувствовать настроение мусульман и направлять его в созидательное русло. Однако много ли мусульман в столице оценят то, что в первый год своей работы в Москве Альбир-хазрат, участвуя в видео-мосте на тему мирового терроризма, высказал фразу: "наши братья-арабы с детства учат детей убивать". Безусловно, необходимо участие и обсуждение проблем террора и межнациональных конфликтов, а для исламского духовенства решение этих задач вообще должно стоят на одном из первых мест. Однако, возможно, все эти дипломатические "заскоки" надо оставить до тех времен, когда положение внутри уммы страны будет стабильным, а авторитет духовенство непоколебимым? Конкуренты и недоброжелатели Крганова и его идеологических союзников не дремлют, и любой проступок, неоднозначное, неосторожное высказывание очень быстро будет известно мусульманской общественности Москвы и всей России.

 

Помимо представительства ЦДУМ в Москве, активную работу ведут недавно созданные Всероссийский муфтият (РАИС) и Исламский объединенный центр мусульманских организаций России. Однако масштаб их работы, уровень известности и авторитета среди мусульманского населения страны пока недостаточно велики, чтобы как-то оценивать их работу. Симптоматичным будет, если они возьмут под свою крышу те муфтияты, которые на данный момент находятся в свободном плавании и не ассоциируют себя ни с одним из крупнейших исламских организационных центров.


В общем и целом даже в отдаленной перспективе не представляется реальным, чтобы в Москве произошли какие-то объединительные среди исламских организаций процессы. Что не есть хорошо, поскольку для эффективного взаимодействия между государством и религиозными общинами у мусульман Москвы (а желательно и всей страны) должен быть один лидер, один муфтият. Больше всего в этом должно быть заинтересовано само государство. И здесь необходимо отказаться от иллюзий, что у татаро-башкир должен быть свой муфтий, а у кавказцев - свой. Эти дореволюционные пережитки для XXI века уже неактуальны. В Москве, Петербурге и большинстве центральных (и не только) регионов России кавказцы, татары, а еще и среднеазиаты живут уже по соседству, это уже культурный микс. Если руководствоваться такой логикой, то только в одной Москве должен быть свой муфтий для узбеков, свой муфтий для татар, свой для чеченцев, свой для дагестанцев и т.д. Это ведь хаос... Как эту умму организационно делить по национальному признаку? Сейчас такое уже не осуществить. Максимум можно спровоцировать конфликт между ними, играя на националистических чувствах.
 

Ответ Гайнутдина

Снос Соборной мечети, безусловно, нанес сильный удар по авторитету Равиля Гайнутдина в татарской среде. Разбираться в причинах случившегося факта сложно, не имея на руках конкретных данных. Скорее можно подумать о том, к каким последствиям это может привести. То, что позиции Равиля-хазрата сейчас не столь крепки, как несколько лет назад, сложно оспорить, сейчас он объект жесткой критики со стороны многих СМИ. Именно с этим связана активизация его деятельности. В частности, на прошедшем недавно в Москве VII Мусульманском форуме, который готовился особенно тщательно с целью подчеркнуть незыблемость Гайнутдина и наличие у него воли для движения вперед, было высказана инициатива о создании Совета муфтиев СНГ и Совета улемов СНГ. Такое предложение, безусловно, должно продемонстрировать растущий авторитет и влияние Равиля-хазрата, укрепить его позиции. Однако, что это больше: пиар-ход или реальная попытка создать действующую структуру? Ведь еще два года назад весь мусульманский истеблишмент обсуждал возможность создания в России единого муфтията, однако, воз и ныне там. Если даже в рамках одной страны не удалось создать единую структуру, насколько это возможно реализовать на постсоветском пространстве? Ответ на этот вопрос, думаю, мы узнаем в скором будущем.



Большую роль в окружении Равиля Гайнутдина играет сейчас Дамир Мухетдинов. Именно ему Равиль-хазрат обязан информационным прикрытием и организацией таких мероприятий, как VII Мусульманский форум. В течение нескольких лет Дамир-хазрат создал крупную информационную группу, объединяющую четыре общероссийских сайта (среди которых "Ислам в Российской Федерации" и "Ислам в СНГ"), две газеты и издательство "Медина". Весной текущего года он был назначен заместителем Равиля Гайнтудина в ДУМЕР и предоставил в помощь Равилю-хазрату все свои ресурсы и организационный талант. Последние годы Мухетдинов выступал в роли серого кардинала в Духовном управлении мусульман Нижегородской области сделав эту структуру одной из самых активных в России. Сейчас же он примиряет на себя подобную роль уже на федеральном уровне. Возможно, через какое-то время он сменит Равиля-хазрата на должности председателя ДУМЕР. Необходимость в Совете муфтиев СНГ может быть связана с созданием для него новой структуры параллельно с СМР, которую бы он мог возглавить, в случае если покинет кресло главы ДУМЕР.


Интересный факт: Равиль Гайнутдин и Талгат Таджуддин - казанские татары, а Дамир Мухетдинов и Альбир Крганов - западные мишаре (нижегородский и чувашский соответственно). Изменится ли, в случае если Мухетдинов возглавит ДУМЕР, а Крганов - ЦДУМ, их отношение к Татарстану? Известно, что Дамир-хазрат традиционно занимал довольно критическую позицию в отношении татарстанских как светских, так и духовных властей, Альбир-хазрат же, наоборот, будучи муфтием в Чувашии, всегда ориентировался на столицу Татарстана, он учился в Казани, часто туда приезжал. Однако пока все это домыслы, реальные кадровые решения будущего сложно прогнозировать, поскольку в ЦДУМе Талгата-хазрата может сменить его сын, а еще есть такие личности, как Ринат Раев, в структуре ДУМЕР трудятся и имеют большую популярность и влияние Шамиль Аляутдинов с Маратом Муртазиным.
 

В Казани все спокойно?

К слову о Татарстане. На фоне неразберихи в Москве ситуация в республике выглядит на порядок благополучнее, но не менее богатой на события. В Казани традиционно важные процессы происходят без лишнего шума.

В этом году поменялось руководство Духовного управления мусульман РТ. В начале года на V внеочередном съезде мусульман Татарстана избрали нового муфтия - Илдуса Файзова. Изменения в руководстве Духовного управления мусульман не заставили себя долго ждать.



Те опасные тенденции по "салафитизации" элиты татарстанской уммы, которые наметились в последние годы уже пресечены превентивными мерами.

Особое значение получили изменения в двух ключевых (после Казани и Набережных Челнов) городах республики - Нижнекамске и Альметьевске. В этом году покинул пост альметьевского мухтасиба Наиль Сахибзянов, на его место пришел выпускник Международного исламского университета города Медины (Саудовская Аравия) Рафик Минниахметов, зарекомендовавший себя по работе в Набережных Челнах. А в нижнекамском медресе "Рисаля" в сентябре текущего года назначили нового директора - им стал выпускник университета города Дамаск (Сирия) Рафик Исламгалиев. Также сменились мухтасибы в Тюлячинском, Елабужском и других районах Татарстана. Пост казыя Юго-Восточного региона покинул Фархат Минсагиров, а Прикамского - Малик Ибрахим.

Симптоматично, что казыем Столичного региона, вместо бывшего второго имама мечети "Кул Шариф", ныне имама мечети "Казан нуры", прекрасного проповедника и знатока ислама Рустама Зиннурова, стал не менее яркий, популярный и знающий имам мечети "Шамиль" Махмут Шарафутдинов. В казанскую мечеть "Энилэр" на место команды Шавкята Абубакерова пришли выпускники старейшего египетского университета "аль-Азхар".



Как видим, кадровые изменения за этот год произошли значительные. Главные же достижение этих месяцев - сохранение организационного единства татарстанского муфтията. Несмотря на угрозы создания нового Духовного управления мусульман в Альметьевске и выхода некоторых казанских мечетей из состава ДУМ РТ, организационно татарстанское духовенство не распалась.

Однако существует другая проблема - оформление идеологического единства татарстанской уммы. Кадровые перестановки не изменяют пока общего настроения среди мусульман Татарстана. Если количество отверженных из числа духовенства достигнет критической массы, то велика вероятность того, что в республике, параллельно с официальными религиозными структурами, сформируется другая реальность из большого количества неформальных джамаатов, которые будут объединяться вокруг популярных проповедников. Это, в свою очередь, приведет к осложнению религиозной ситуации в регионе и еще большей маргинализации части мусульманского сообщества. Такого в новейшей истории ислама в Татарстане еще не было. Каким образом взаимодействовать с такими группами, если они не нарушают никаких законов, не совсем ясно. Ясно другое - механизмов воздействия на них будет меньше, так как эту ситуацию можно будет назвать как "внутреннюю эмиграцию". Кроме того, не стоит забывать про фактор героизации "отверженных" в глазах молодежи. Учитывая, что мы живем в информационную эру открытых границ, жесткие запретительные меры будут малоэффективны.

Недавно на сайте "Ислам в Российской Федерации" вышла статья Диляры Ахметовой "Куда дрейфует Татарстан?", в которой автор пишет о том, что религиозная и национальная политика новых властей республики провальна. Текст и приводимые аргументы, безусловно, представляют интерес. Однако я не стал бы спешить с выводами о том, что политика руководства Татарстана в указанных областях провалена. Во-первых, слишком небольшой срок прошел с момента формирования Управления Президента РТ по взаимодействию с религиозными объединениями во главе с Маратом Гатиным и избрания Илдуса Файзова муфтием. Да и сам Президент Татарстана на своей должности находится относительно недавно (с марта 2010-го) и осваивает для себя новые направления (в том числе национальную и религиозную политику).


Марат Гатин в мечети "Сулейман"

 

Во-вторых, как бы то ни было, но руководство Татарстана, безусловно, держит ситуацию в религиозной сфере в фокусе своего пристального внимания. Мало где в России существуют такой же крепкий объединенный муфтият, как в Татарстане, также как и нигде не проводятся такие мероприятия, как Форум татарских религиозных деятелей способный посадить за один стол и собрать в одном зале руководство и имамов ЦДУМа, СМР и РАИСа. К слову, упомянутый выше VII Мусульманский форум этого достичь не смог.

Прошедший в этом году второй Форум татарских религиозных деятелей находился в рамках общего тренда нео-традиционализма, который определяет политику в современном ДУМ РТ. Противодействие экстремизму и влиянию деструктивных религиозных течений и сект - вот ключевые причины тех изменений, которые за последний год произошли в Духовном управлении мусульман РТ. Безусловно, актуальны данные вопросы и для общероссийского масштаба. Руководство Татарстана, в связи с этим, решило довести до татарских имамов всей страны свою точку зрения на проблему возрождения татарских мусульманских традиций. Ключевыми, на мой взгляд, здесь является не столько "возрождение", сколько "для всех татарских имамов". Для всех - из ЦДУМа, СМР и даже РАИСа. Кому еще удастся собрать их в одном зале и предложить поговорить по указанным проблемам? Для нынешних реалий уже это серьезное достижение и большой шаг вперед.

Нет полноценной концептуализации у этого мероприятия? На мой взгляд, такие концепции выкристаллизовываются из обсуждений, совместных заседаний, где татарские имамы со всей России совместно обсуждают насущные вопросы. Еще раз повторю: первый этап - это научить наше духовенство, представляющее различные организации, собираться на объединенные форумы и начать говорить друг с другом.



На месте Диляры Ахметовой я несколько иначе расставил бы акценты. В религиозной и национальной сферах в республике действительно есть определенные сложности. Однако, на мой взгляд, проблема в том, что Татарстану негласно объявили информационную войну, воспользовавшись тем, что в регионе происходит пусть и мягкая, но смена власти. Порой незначительные по числу участников и актуальности митинги или протесты получают в некоторых СМИ такое подробное освещение, что неподготовленному наблюдателю может показаться, что Татарстан кипит от напряжения. Определенные СМИ сейчас сознательно раскачивают лодку межконфессиональной, межнациональной и в общем социально-политической стабильности, которая всегда была визитной карточкой Татарстана. Провокационные, порой откровенно заказного типа материалы в последние год-полтора стали появляться с особенной регулярностью. Это определенный вызов татарстанской политической элите и той модели, которая была сформирована за последние 20 лет. Будем ждать продолжения...


Данис ГАРАЕВ