Лидер группы «Ленинград» Сергей Шнуров, прибывший в Казань с концертом, посетил Музей социалистического быта и принял участие в пресс-конференции, организованной ИА «Татар-информ».

 

Что из музейных экспонатов музея соцбыта вам большего всего запомнилось? Может быть, что-то вызвало ассоциации из детства?

 

С.Ш.: Наверное, настольная игра «Футбол» напомнила, что было жутко сложно в нее играть. Ужасная игра: шарик терялся, игроки гнулись. Игра выводила из колеи детей и у них становились плохими нервы, как у меня.

 

 

Приоткройте секрет, что вы привезли казанским зрителям?

 

С.Ш.: Они увидят группу «Ленинград». Это самое главное. Для этой концертной программы мы выбрали самые удачные свои песни. Получился некий «микс».

 

А в каком российском городе вам больше всего нравится выступать?

 

 

С.Ш.: Со сцены в принципе все города одинаковы – толпа народу и тебе в глаза светит прожектор. Все.

 

Тогда в какие города вам приезжать больше всего нравится?

 

С.Ш.: Вот здесь мне нравится. Я вообще первый раз в этом году в Казани увидел снег. В Петербурге снега нет, не знаю почему.

 

Скоро выборы. Голосовать пойдете?

 

С.Ш.: Не знаю. На выборы я ходил один раз. В 1996 году, когда выбирали между Зюгановым и Ельциным. Голосовал за Ельцина, а за кого еще было голосовать? Ельцин вообще прикольный был чувак.

 

Поделитесь впечатлениями о съемках в фильме «Generation P».

 

 

С.Ш.: Давно это было. Помню, было холодно. Мне кажется, что лучше на данном этапе в России на таком материале ничего не снять. Фильму ставлю твердую четверку. Себя на экране я не очень объективно воспринимаю – я себе не нравлюсь в больших фильмах.

 

«Парубаб» - что это? Пара женщин или что-то другое?

 

С.Ш.: Я всегда стараюсь делать вещи с широким полем интерпретации. Как угодно можете понимать эти слова, это может быть все что угодно. Это может быть и пару телок, все зависит от конкретного места и времени.

 

Сейчас стало модным писать книги. Вы не планируете?

 

 

С.Ш.: Нет желания. Сложно тягаться с такими великими писателями, как Дима Билан, Евгений Плющенко. Я не хочу стоять в этом ряду. Лучше помолчать. Если нечего сказать – молчи. Очень важная и мощная поговорка.

 

Как относитесь к футболу? Может быть, останетесь на матч «Рубин» - «Динамо»?

 

С.Ш.: Футбол я люблю. «Рубин» - хорошая команда, мне нравится. Сейчас и динамика у нее появилась, и стала больше атаковать. Раньше она сидела в основном в обороне и меня, как зрителя, это не устраивало. «Рубин» играл в результативный, но не очень зрелищный футбол.

 

Правда ли что вы недавно озвучивали мультфильм?

 

 

С.Ш.: Да, озвучивал какого-то упыря. Все, кто слышал, были в восторге. Могу сказать, что гады мне нравятся больше, чем положительные герои. Тем более, та поляна полностью окучена Безруковым. Все, других героев нет.

 

Какое у вас отношение к алкоголю?

 

С.Ш.: Хорошие у меня отношения с алкоголем. У нас взаимная любовь. Пока мне это не особенно мешает. Правда, отходняки с годами длятся все дольше, но это уже объективная реальность, от нее не уйти.

 

Вы не боитесь перетянуть свое присутствие на сцене?

 

С.Ш.: У каждого свой срок. Мик Джагер, например, до сих пор находится в хорошей физической и эмоциональной форме. А некоторые и в 20 лет уже выглядят хреновенько. Поэтому у каждого свой срок годности. Когда я пойму, что горка песка, оставляемая мною на сцене, будет больше полуметра, тогда, конечно, надо будет уходить.

 

Как вы чувствуете, что нужно народу?

 

С.Ш.: А я и не чувствую, что нужно народу. Я прислушиваюсь к себе, чего мне не хватает, то я и пытаюсь сделать. Что бы было что слушать и смотреть. На пьянках мы слушаем наши песни и под них угараем. Это редкость. Под собственную музыку мало кто танцует, особенно в нашей стране.

 

Как вы относитесь к творчеству классиков, например, к Пушкину?

 

С.Ш.: Пушкин велик. Где-то года три тому назад я перечитал «Евгения Онегина» и был, можно сказать, в культурном шоке. Поскольку это дико актуальная книженция, мощнейшая. Пушкина надо перечитывать. В каждом возрасте свой Пушкин.

 

 

Что вы думаете о российском шоу-бизнесе?

 

С.Ш.: В России шоу-бизнеса особо и нет. Это два равнозначных слова: «шоу» и «бизнес». «Шоу» нас много, а «бизнеса» я что-то не могу уследить. Большинство артистов постсоветских и российских в жизни абсолютно несчастные люди, живут не в ладу с собой. Самое приятное впечатление на меня произвела Лайма Вайкуле, которая живет в полной гармонии с собой.

 

А у вас как дела со своим внутренним миром?

 

С.Ш.: У меня все хорошо.

 

А вы входите в клан Примадонны?

 

С.Ш.: Если меня в Новый год по телевизору нет, значит, не вхожу. Там все просто.

 

 

Для того чтобы вас показывали по телевизору, вы бы согласились почистить тексты своих песен, отказаться от некоторых слов?

 

С.Ш.: А от чего там отказываться? Конечно, нет. Как я могу выкинуть из песни припев, если припев «По…й все». Чем это заменить? Я не знаю. Мне кажется, замены нет.

 

Чем бы вы еще хотели в жизни заняться?

 

С.Ш.: Я не знаю. В наше время нет такой области, которой было бы сложно заниматься, имея желание.

 

А в космос полететь не хотите?

 

 

С.Ш.: Две бутылки водки и вот он - космос. И никуда лететь не надо.

 

Мария КИРЮХИНА