В здравоохранении Татарстана в этом году произошло историческое событие – в РКБ проведена первая пересадка печени. С этой операцией РКБ поднялось на новую ступень развития, ведь трансплантация является одним из индикаторов успешности развития отрасли здравоохранения.   Для осуществления первой пересадки печени был задействован огромный штат сотрудников: в двух этапах – заборе донорского органа, и трансплантации донорского органа приняли участие специалисты Федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов имени академика В.И.Шумакова совместно с сотрудниками  Межрегионального клинико-диагностического центра и сотрудниками Республиканской клинической

В здравоохранении Татарстана в этом году произошло историческое событие – в РКБ проведена первая пересадка печени. С этой операцией РКБ поднялось на новую ступень развития, ведь трансплантация является одним из индикаторов успешности развития отрасли здравоохранения.

 

Для осуществления первой пересадки печени был задействован огромный штат сотрудников: в двух этапах – заборе донорского органа, и трансплантации донорского органа приняли участие специалисты Федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов имени академика В.И.Шумакова совместно с сотрудниками  Межрегионального клинико-диагностического центра и сотрудниками Республиканской клинической больницы. Всего на операции было задействовано  более 30 сотрудников РКБ. На операции также присутствовало руководство Минздрава республики.

 

«Гуля, мне кажется, ты будешь первой…»

К этой операции казанские врачи готовились на протяжении нескольких лет. И вот, наконец, это свершилось. Операция состоялась 26 октября. Пациентку по имени Гульгена в буквальном смысле подняв с постели, положили на операционный стол, где она провела 9 часов. «Мне позвонили 25 октября в десять часов вечера и спросили, могу ли я приехать на операцию в течение нескольких часов, я согласилась», - вспоминает женщина. Это сейчас она говорит об этом спокойно. А еще 3 недели назад на этой симпатичной женщине лица не было. Болезнь в буквальном смысле выпила все ее соки.

 

Для проведения этой операции специально были приглашены сотрудники Федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов имени академика В.И.Шумакова: доктор медицинских наук, профессор, руководитель отдела клинической трансплантологии, заведующий отделением трансплантации почки и печени Ян Мойсюк и руководитель отдела органного донорства Игорь Погребниченко.

 

Трансплантация печени была единственным шансом Гульгены на спасение. У пациентки был цирроз печени, который развился в результате аутоиммунного гепатита. Операция вернула ей надежду на долгую жизнь, без нее она была бы просто обречена. Многие из больных, к сожалению, не доживают до трансплантации.

 

Заведующий кафедрой хирургии №1 КГМУ, главный хирург РКБ, заслуженный врач РФ и РТ, доктор медицинских наук, профессор Дмитрий Красильников сообщил, что еще при первой встрече с этой пациенткой у него возникло ощущение, что именно ей будет сделана первая пересадка печени. «Я даже сказал ей: «Гуля, мне кажется, ты будешь первой», - поделился он с журналистами. - А самое главное она сама понимала, что больше вариантов спасения жизни нет, и своим оптимистичным настроем заряжала и нас».

 

Каждая трансплантация – это определенный риск, что в какой-то момент, как во время операции, так и в послеоперационный период может пойти что-то не так. А посему врачи до последнего не раскрывали информацию о проведенной трансплантации печени. Ждали стабилизации состояния пациентки. К счастью, все прошло благополучно, осложнений не возникло.

 

«Трансплантация даже одного органа – это работа большого оркестра…»

 

В трансплантации печени принимало участие большое количество специалистов. Каждому была отведена определенная роль, но действовали они все как единый организм. Ведь трансплантация даже одного органа – это работа большого оркестра, где каждый выполняет свои функции в строгой очередности, считает заведующий отделением реанимации и интенсивной терапии РКБ Александр Ванюшин.

 

Как уже было отмечено, врачам РКБ помощь в подготовке донора и заборе донорского органа помогли сотрудники МКДЦ и Центра трансплантологии им.Шумакова. «Наша совместная работа увенчалась успехом», - констатировал главврач РКБ Рустем Гайфуллин.

 

Благодаря мастерству врачей, прошедших стажировку в зарубежных клиниках, удалось избежать большой кровопотери при удалении пораженного органа. Пациентка потеряла около 250 мл крови во время операции – почти столько же теряют пациенты при любой другой операции.

 

Донор засекречен

 

Гульгена не знает своего спасителя. Информация о доноре разглашению не подлежит. Единственное, о чем рассказали врачи, что это житель Татарстана, его смерть наступила в результате инсульта.

 

К слову, срок жизни человека с пересаженным органом зависит от исходного заболевания пациента. У Гульгены было аутоиммунное заболевание и поэтому прогноз у нее положительный. Ей эта печень прослужит долгие годы и в дальнейшем не понадобится повторная трансплантация.

 

Бесплатно

 

Очень важный момент - пациент за пересадку не платит ничего. Это абсолютно бюджетная процедура. Государство полностью финансирует программу трансплантации органов.

 

Сухие цифры, но за ними реальные жизни…

 

Сколько еще будет выполнено трансплантаций печени в РКБ в текущем году и в следующем, сказать журналистам врачи не решились, потому что и сами не знают, сколько их будет - все зависит от наличия донорских органов. Будут донорские органы – будут и трансплантации.

 

К слову, пересадок печени по всей России проводится не так много. В головном учреждении страны – Центре трансплантологии им.Шумакова в этом году к настоящему времени выполнено 20 трансплантаций печени. Куда больше трансплантаций почек и объясняется это тем, что в основном пересаживаются родственные органы, когда отец, мать, брат, сестра жертвуют одну из своих почек больному близкому человеку.

 

Но все равно выполняемые операции по пересадке почки в России и  Татарстане не обеспечивают всей потребности.

 

В листе ожидания на пересадку печени в Татарстане сейчас находятся 17 человек. Они полностью обследованы и готовы в любое время быть трансплантированными. В республике с населением более 3 млн. человек ежегодно нужно проводить 20-30 трансплантаций печени. Единственный сдерживающий момент – отсутствие донорских органов, все остальное есть.

 

В нашей стране общество пока еще не доросло до донорства органов и поэтому не благосклонно к трансплантологии. То и дело появляются «страшилки» о торговле органами. Но в России нет подпольного рынка торговли органами, заверяют медики.

В законе о трансплантации от 1992 года четко сказано, что торговля органами запрещена. Живым донором почки в частности, может быть только совершеннолетний родственник. Да и потом трансплантацию, как и шило в мешке не утаишь.

 

Поймать в подворотне бомжа, забрать у него почку...

 

Все подобные высказывания и рассуждения, по словам главврача РКБ, не выдерживают никакой критики. Донором может стать только тот человек, у которого зафиксирована смерть мозга, а вся остальная часть его организма работает в режиме автономии. Изъятие органов может быть произведено только в конкретных медучреждениях республики, а донорский орган, полученный от умершего человека, имеет паспорт, в котором обозначены все данные о нем.

 

Каждый имеет право отказаться быть донором…

 

В России сегодня действует презумпция согласия, то есть каждый гражданин РФ может высказаться против донорства, но если им при жизни не было осуществлено данное право, то в силу вступает закон о трансплантации, то есть если не сказано «Нет», значит человек согласен на то, что после смерти его органы могут быть использованы для трансплантации, подчеркнул главный трансплантолог Минздрава Татарстана, доцент кафедры урологии и нефрологии КГМА Шамиль Галеев. Против донорства могут высказаться и родственники поступившего в стационар в тяжелом состоянии человека.

 

К слову, абсолютно также у нас в России обстоит дело с пенсиями, наследственным правом. Если не распорядились своей собственностью, оно будет распределено в соответствии с законодательством.

 

В США же согласие родственников обязательно, но у них и отказов, как правило, не бывает, общество подготовлено, да и менталитет у них другой. Они понимают, что чтобы что-то принять, нужно быть готовым и отдать. Они знают, что один такой донор может спасти как минимум 4 жизни, отдав свои сердце, печень и почки.

 

В России же медики считают не этичным спрашивать человека, ложащегося, к примеру, на операцию, о его согласии стать донором в случае смерти. На слуху и печальный опыт Украины, где после внедрения презумпции информированного согласия, трансплантация закончилась, потому что согласия никто не дает, все предпочитают «забрать» свои органы на небо.

 

Кстати, в Испании, являющейся одним из лидеров в мире по количеству пересаженных органов, ведется государственная пропаганда трансплантологии. Даже священники на своих проповедях призывают не брать после смерти свои органы на небо, а отдать их тому, кому они пригодятся на земле.

 

Планы и перспективы трансплантологии Татарстана

 

Успешно выполненная трансплантация печени, несомненно, является огромным достижением здравоохранения Татарстана. Но это только вершина айсберга под названием трансплантация печени. В России и Татарстане пока и речи не идет, скажем, о трансплантации органов детям. Пока в РКБ выполняются только родственные пересадки почек детям с 14 лет.

 

По словам Шамиля Галеева, в планах пересмотр закона о трансплантации органов и тканей РФ. Он будет регламентировать вопросы детского донорства. Без детского донорства невозможна пересадка сердца детям. Родственной трансплантации сердца не бывает, а пересадка взрослого большого сердца ребенку не реальна. Поэтому пока что все дети, нуждающиеся в трансплантации органов, либо обречены на гибель, либо в единичных случаях оперируются за границей. К сожалению, у нас им пока помочь не могут. В цивилизованном мире есть понимание того, что если мы хотим спасать своих детей, то мы не можем не задумываться о детском посмертном донорстве.

 

В России, в отличие от взрослого населения, у детского донорства после пересмотра закона о трансплантации будет действовать так называемая презумпция согласия, то есть необходимо будет получить согласие родителей на возможность изъятия донорских органов у ребенка после его смерти.

 

А еще врачи РКБ в будущем планируют освоить методику пересадки поджелудочной железы пациентам с сахарным диабетом, которым требуется введение инсулина и у которых в результате диабета не работают почки. Таким пациентам одновременно будет выполняться пересадка почки и поджелудочной железы.

 

Но это все в будущем, а в ближайшее время успех врачей РКБ планируют уже в этом году повторить специалисты МКДЦ. Они намерены провести первую пересадку «мотора» человека – сердца. К проведению трансплантации этого органа в республике практически все готово.

 

Эмма СИТДИКОВА.