30 ноября в казанских кинотеатрах «Родина» и «КАРО» состоится предпремьерный показ фильма-события «Высоцкий. Спасибо, что живой». А днем позже картина о пяти днях 1979 года, когда Владимир Высоцкий на гастролях в Узбекистане пережил клиническую смерть, стартует в российском прокате. Бюджет картины - 12 миллионов долларов. В ролях - Оксана Акиньшина, Сергей Шакуров, Владимир Меньшов, Иван Ургант, Максим Леонидов и другие.  

 

«Высоцкий. Спасибо, что живой» - новая работа режиссера «Бумера» Петра Буслова, сценарий к которому написал сын Владимира Высоцкого Никита. Последний выступил также сопродюсером картины.

 

В преддверии выхода фильма о Высоцком в прокат в кинотеатрах Казани будут организованы различные акции, конкурсы, фотовыставки. Уже сейчас стартовали два конкурса - «Мой Высоцкий» на лучшее видео с исполнением песен Высоцкого, стихи, рисунки, посвященные Владимиру Семеновичу и «В память о Высоцком» на лучшее исполнение песен и лучшее художественное исполнение поэтических произведений Владимира Семеновича.

 

Никите Высоцкому было бы интересно узнать истории свидетелей концертов его отца в Казани осенью 1977 года. Поделиться своими воспоминаниями можно по этому адресу.

 

 

Задолго до премьеры фильм «Высоцкий. Спасибо, что живой» оброс множеством загадок. Кто сыграл Высоцкого в картине, интересует многих. Внешность, голос и походка актера на экране доведены гримом и компьютерной графикой до совершенства. Из СМИ известно, что все, кто задействован в съемках фильма «Высоцкий. Спасибо, что живой», подписали специальное соглашение о неразглашении имени актера. Некоторую завесу тайны в преддверии выхода картины в широкий прокат в эксклюзивном интервью ИА «Татар-информ» приоткрыл Никита Высоцкий.

 

 

Почему несколько раз переносилась дата премьеры фильма?

 

Н.В.: Изначально предполагалось, что фильм «Высоцкий. Спасибо, что живой» выйдет на экраны осенью. Решение перенести премьеру на 1 декабря было вынужденным: к осени картина еще не была готова.

 

При работе над фильмом мы применяли уникальные технологии компьютерной графики. На экране зритель увидит полную реконструкцию Москвы конца 70-х годов. Серьезной работы потребовало и лицо главного героя. Ничего подобного, тем более в таком объеме, никто из отечественных кинопроизводителей еще не делал, да и на западе подобные проекты редкость. Будучи первыми и начиная работу над проектом, мы не вполне представляли, насколько она окажется трудоемкой и затратной – и с точки зрения сил, и с точки зрения времени.

 

Почему был выбран именно этот промежуток жизни Высоцкого?

 

Н.В.: До того, как мы начали писать сценарий, уже существовало десятка полтора сценариев, и откровенно слабых, и таких интересных, как, например, работа Эдуарда Володарского, друга отца. Но эти сценарии были байопиками (биографический фильм – прим. Т-И), в которых авторы стремились охватить все проявления творчества Высоцкого – писательство, театр, кино.

 

В той истории, которую мы взяли за основу – ее мне рассказал друг отца Всеволод Абдулов – пересекается несколько векторов его жизни. Признаюсь, эта история особенно важна для меня самого – благодаря ей я смог многое понять про своего отца. Ведь не забывайте, мне было лишь 16 лет, когда его не стало. И еще – это очень «киношная» история. В ней есть и трагедия Высоцкого, и его болезнь, и невероятные страдания, и творчество, и любовь. В моей голове было довольно много сюжетов, которые я как-то переживал внутри себя годами. Но именно эта история сразу всплыла, когда Константин Эрнст предложил мне написать сценарий художественного фильма об отце.

 

Какие у вас остались воспоминания от того периода жизни? Каким вы чаще всего вспоминаете своего отца?

 

Н.В.: Главное ощущение, когда я об отце вспоминаю – это скорость, стремительность. Он жил в сумасшедшем ритме. Помню, я к нему пришел однажды после школы, просидел долго-долго – хотел поговорить, а вокруг него все какие-то люди. Наконец, он собрался меня домой отвезти, но тут снова кто-то пришел, и папа сказал: «Ну, давай уже. Звони, не пропадай». Я огрызнулся: «До тебя не дозвонишься!». И он тоже довольно резко ответил: «А ты приезжай ко мне завтра в половине восьмого утра. Посмотришь, как я живу, поймешь, почему не отвечаю на телефонные звонки». Я приехал в полвосьмого утра. Отец уже завтракал. Потом мы помчались в банк – менять рубли на валюту. Отец тогда выезжал во Францию, и для покупки валюты нужны были кучи справок, отец с этими бумагами мотался по разным местам. На решение валютного вопроса мы потратили дикое количество времени, потом помчались на Таганку – на дневной прогон спектакля «Тартюф». Был какой-то вихрь дел: обыденных, вроде оплаты телефона и поездки в автосервис, и чрезвычайной важности, связанных с получением визы. Заскочили на фирму «Мелодия» - он там что-то записывал, потом у него был концерт…

 

 

Вернулись мы домой часов в десять вечера, а горячей воды нет. Папа вскипятил чайник, чтобы помыть голову, попросил полить ему. И говорит: «А теперь едем на «Мосфильм» на съемку». Я говорю: «Нет, пап, у меня дела. И так сегодня тренировку по баскетболу прогулял». И устало побрел домой, а отец погнал на ночную съемку…

 

Какие песни Высоцкого вошли в картину?

 

Н.В.: «Певец у микрофона», «Баллада о детстве», «Охота с вертолетов», «Баллада об уходе в рай» и «Прогулка по Парижу» в исполнении Ивана Урганта.

 

В некоторых СМИ была озвучена информация, что вы остановились на кандидатуре Вдовиченкова как исполнителя главной роли. Правда ли это? И чем вы руководствовались при выборе исполнителя роли Высоцкого? Почему такая завеса тайны повисла над этим вопросом?

 

Н.В.: Мы не разглашаем фамилию исполнителя главной роли. Ее не будет в титрах. В вызывном листе на съемках его фамилии тоже не было. Было написано «Владимир Высоцкий». Мы не называем фамилию актера и не пишем ее в титрах именно для того, чтобы не отвлекать зрителя от образа Владимира Высоцкого. Повторяю: это образ. Максимально похожий на Высоцкого, но не клон, не двойник. Это художественный образ, созданный с помощью современных технологий.

 

Еще до того, как был готов сценарий, мы думали, кого будем приглашать на роль. Но убедились: кто бы это ни был – а у нас на примете было несколько актеров, и актеров хороших, - это все равно будет не Высоцкий. Если нет максимального внешнего подобия у героя, этого героя нельзя называть Владимиром Высоцким. Высоцкий – это фильмы, спектакли, видеозаписи концертов, огромное количество фотографий. Он до сих пор крупным планом на экране. Высоцкий – вот он. А наш, если бы мы поставили, допустим, известного актера, был бы не Высоцкий.

 

 

Мы могли найти, условно говоря, двойника. Есть такие люди, которые деньги зарабатывают: кто-то Ленин, кто-то Сталин. И такие же есть Высоцкие. Мы их смотрели. Да, он ходит, он пытается говорить, как Высоцкий. Но экран такие вещи не разрешает. Они не выдерживают первого же крупного плана.

 

На чем основывается технология, по которой воссоздавали Высоцкого: больше грима и доработка компьютером или минимум грима и максимум компьютерной анимации? Чья это технология - взятая у Голливуда или сделанная в России?

 

Н.В.: Это и уникальный грим, и компьютерная обработка. Что касается грима – ничего подобного ни у нас, ни в Голливуде в таких объемах никто никогда не делал. Разумеется, художники по гриму использовали и существующие технологии, но во многом грим Высоцкого – это наше ноу-хау.

 

Вы сразу определились с кандидатурой Акиньшиной на роль Марины Влади?

 

Н.В.: В нашей картине нет Марины Влади. У нас исторически достоверный персонаж один – Владимир Высоцкий. Все остальные образы – собирательные. Героиня Оксаны Акиньшиной – это очень молодая девушка, которая любит Высоцкого. Он любит ее, но оба понимают, что у этой любви нет будущего, что она обречена.

 

Если судить по трейлерам, то фильм по жанру кажется роуд-муви…

 

Н.В.: Этот фильм – не роуд-муви. Это история локальная, но не дорожная. Мы позиционируем картину как фильм-событие. В картине есть и драма, и любовь, и экшн…

 

Выйдет ли после фильма телеверсия?

 

Н.В.: Да, телеверсия будет. У нас много материала не вошло в фильм по хронометражу. Но в 4-серийную телеверсию они войдут.

 

С нетерпением премьеры ждет Кристина ИВАНОВА.

 

P.S.: В нашем распоряжении оказалась стенограмма выступления Владимира Высоцкого в Молодежном центре Казани 12 октября 1977 года.

 

Приводим некоторые выдержки:

 

Добрый вечер, дорогие товарищи!

Я очень рад выступать сегодня перед вами. Я первый раз в вашем городе, я буду много здесь петь, много… меньше говорить, - больше петь, но все-таки, несколько слов.

Я работаю в Москве, в московском Театре на Таганке. Мы приезжали три года тому назад на «КАМАЗ», работали здесь, были там и выступления людей, которые занимаются авторской песней, как и я. Делали мы несколько выступлений там, но как-то мне не удалось приехать сюда. Вот, наконец, это осуществилось, поэтому я – совсем несколько слов.

Итак, в Театре на Таганке, который начался тринадцать лет тому назад со спектакля «Добрый человек из Сезуана», я работаю вот уже двенадцать лет. Ну, в этом театре, кроме того, что там есть очень интересные спектакли, яркие очень по форме, очень интересные по содержанию, - там много поэтических спектаклей, спектаклей современных и спектаклей классических. Но в этом театре есть еще одна черта, которая его отличает от многих других коллективов, а именно - в этом театре очень широко используется песня, музыка в спектаклях. И так случилось, что почти с самого начала моей работы в этом театре я начал писать песни, начал писать музыку для наших спектаклей.

Это разные песни. Вы знаете, что песен у меня много, их почти шестьсот. Все их не перепоешь. Ну вот. Но кое-что я сегодня вам покажу, постараюсь показать кое-что новое и…

Я вам должен сказать, что я не очень люблю, когда эстрадные певцы исполняют мои песни. И совсем не потому, что они это делают плохо, наоборот, они делают очень хорошо: они учились по нескольку лет в консерваториях, обладают вокальными данными незаурядными, и так далее. И они поют действительно хорошо, но не так. Потому что я считаю, что авторская песня очень сильно отличается от песни эстрадной.

Песня эстрадная, прежде всего, предполагает зрелище - это обязательно несколько человек на сцене, большой оркестр, который поддерживает певца, это обязательно перемены света, перемены декораций, это обязательно наличие… Ну, одним словом, это зрелище. Это обязательно… Ну, меняются номера там какие-то, то девочки танцуют, то акробаты и так далее, и так далее.

Одним словом, если убрать из этого, вот именно эту зрелищность эстрадного концерта, тогда больше половины эстрадной песни уйдет, и будет, в общем-то, как, к сожалению это бывает довольно часто, большое однообразие в этом во всем. Более того, я считаю, что эстрадная песня тоже еще страдает от того, что это раз навсегда сделанный номер...

Люди, которые занимаются авторской песней, они делают все вместе, одновременно. Я, например, пишу и текст, и музыку – одновременно. Я работаю с маленьким таким магнитофончиком, сижу у себя за столом, начал… что-то такое получилось, какая-то строка, я сразу беру гитару и с… пытаюсь посмотреть, что может получиться, в каком ритме, в какой мелодии. И вдруг иногда получается, что серьезная тема, серьезная строчка, которая у тебя появилась, ложится на такую фривольную, на такую шуточную мелодию. И вот ты вдруг пишешь, как выясняется, шуточную песню. Она хоть и не совсем шуточная, но в шутливой форме. И, одни словом, музыка помогает тексту, текст помогает музыке. После этого я беру гитару и выхожу к вам, и пою ее сам. Одним словом, мой текст, - чего хочу, то и делаю, могу, глядишь, какое-нибудь слово поменять и так далее.

Вот. И иногда, очень часто, мое настроение зависит от аудитории. Я с… слышу, чувствую, как настроена аудитория, могу поменять и репертуар, могу спеть немножко в другом ритме, придать песне другую окраску.

Одним словом, авторская песня – это более подвижная… дело, более подвижный жанр. И более того, я еще в защиту этого ж… жанра хочу сказать вот что: вот никому не приходит в голову, например, на просто на нормальный, обычный эстрадный концерт, ну, даже очень хороший, даже с интересными силами, принести с собой магнитофоны, втихаря записывать, в сумках их держать, подставлять микрофоны… Я все время борюсь с магнитофонщиками, значит, потому что ко мне обращаются в разных городах, говорят: Володь, помогите нам бороться с радиохулиганами, они все время ваши песни крутят. Я говорю, ну почему же их называть хулиганами, просто – радиолюбителями…

Вот. И все-таки на эти выступления, на выступления людей, которые занимаются авторской песней, люди приносят магнитофоны, приходят иногда по несколько раз и – почему это происходит? При… причина очень простая: всем хочется забра… Это дело какое-то более дружественное, как мне кажется. Хочется забрать с собой, дома еще раз послушать, посмотреть, что же он там имел в виду или не имел в виду, какие-то… и так далее, и так далее. И потом, просто взять к себе в гости человека, который только что перед ними, вот в такой доверительной манере, работал. Я знаю, что я в гостях у очень многих людей, во многих домах. Я с удовольствием там бываю… К сожалению, не могу присутствовать лично, а лично я могу присутствовать вот на таких выступлениях, как теперь…