Программа «Бэлэкэч», инициированная властями республики, призвана в короткие сроки решить проблему нехватки мест в детских садах. Но поспеет ли она за стремительно возрастающей рождаемостью?



«Малыш» (а именно так переводится с татарского языка слово «Бэлэкэч») поражает своим недетским размахом: в самое ближайшее время планируется построить 18 новых и отремонтировать 5 перепрофилированных учреждений для дошколят. И, что приятно, проект действительно работает: так, 14 сентября на улице Глушко в микрорайоне Азино-1 был открыт названный в честь этой программы детсад на 120 мест. Со дня на день будут введены в эксплуатацию еще два по соседству, и несколько – в ближайших жилых кварталах. Для зоны с бурно развивающейся инфраструктурой это – большое подспорье, ведь в новостройки в Азино въезжает очень много молодых семей с малышами.

Однако не все так гладко. На официальном портале мэрии Казани (правда, по данным на март 2011 года – актуальной информации на день нынешний нет, т.к. ситуация меняется ежечасно) в списке очередников значились 25770 казанских малышей. Если прикинуть, что каждый детсад может вместить в среднем до 200 человек, получается, что нам для полного счастья нужно не 23, а 123 садика! А это уже совсем другой масштаб проблемы и другие деньги…

 


Детские психологи в один голос заявляют, что ребенок, не ходивший в садик, не сможет впоследствии нормально контактировать со сверстниками и у него могут возникнуть проблемы со становлением личности. И никакие «уроки лидерства» ему адаптироваться в социуме не помогут.

Как бы там ни было, сам факт воплощения такой программы в жизнь – уже огромное достижение. Садики, строительство которых завершается в эти дни, вовсю набирают детей в группы. Мэр Казани Ильсур Метшин лично контролирует процесс строительства объектов, на самотек проект никто пускать не собирается. Отрадно также, что процесс распределения мест власти стараются сделать максимально прозрачным для общественности, огородив его от коррупционных посягательств (хотя и в этом деле на практике вышло не все так гладко).

Да, новые дошкольные учреждения – это лишь несколько процентов от необходимого, но и эта доля существенна. Если правительство не остановится на достигнутом, то года через три город получит половину, а лет через пять – так и все недостающие детские сады.

 


Но не стоит забывать, что одна проблема обязательно потянет за собой другие. В тех же  строящихся микрорайонах острая нехватка школ, а те, что есть, заполнены до отказа. Получается, что года через четыре, когда нынешние трехлетки соберутся в первый класс, им элементарно некуда будет пойти. И тут уже ни к каким психологам ходить не надо: если без детского сада малыш худо-бедно проживет, то вот без школы, увы, уже не сможет…

Встает вопрос: не хотят ли чиновники вслед за «Бэлэкэч» дать жизнь, к примеру, программе «Укучы» («школьник» – тат.)? Если начать строительство в ближайшее время, то мы еще успеем. И малыши скажут дядям из правительства большое спасибо за просторные классы, где им не придется сидеть друг у друга на головах и возвращаться поздно домой со второй смены. Все лучше детям, не так ли?
 
А там, если хорошо пойдет, запустить и программу «Сэламэт бэлэкэч» ( «здоровый малыш» – тат.) – строительство в микрорайонах новых детских поликлиник. Ведь если взрослый один, худо-бедно, может сам добраться до поликлиники, расположенной бог знает где, то с маленьким ребенком это сделать просто не под силу. Тем более самые крупные спальные районы города будут «изрезаны» транспортными развязками.  



Дарья БИКУЛОВА