Известный российский экономист, глава Института проблем глобализации Михаил Делягин побывал в Риге, где выступил с лекцией, на которой рассказал о радикальных изменениях, происходящих сейчас в мире. Предлагаем читателям "Intertat.ru"  десятку наиболее ярких его высказываний.  

1. Все больше «лишних» людей

Владельцы промышленных предприятий были заинтересованы в том, чтобы привлекать к работе большое количество людей, чтобы производить как можно больше товаров. Рабочим платили зарплату, на которую они покупали товары, тем самым создавая спрос на продукцию.
Сейчас, благодаря новым технологиям, производительность труда выросла до такой степени, что нужное человечеству количество товаров может произвести значительно меньшее количество людей. Остальные же оказываются «лишними» и чем дальше развиваются технологии, тем их больше.

 

 


2. Ликвидация среднего класса

Сейчас добрые три четверти населения Земли не заняты в производстве. Логика бизнес-структур, влияние которых в мире все возрастает, проста: эти люди не приносят прибыли, значит, расходы на них нужно сокращать.
В современном, постиндустриальном, обществе происходит уничтожение среднего класса. Его представители нищают, переезжают из благоустроенных квартир в трущобы. Зомбированные пропагандой, они винят в своем падении себя.
Этот процесс начался в 80-е годы в Латинской Америке, когда 92% представителей среднего класса опустились на дно. Сейчас он добрался до Европы. По данным ЮНЕСКО, численность людей с доходами ниже прожиточного минимума в Восточной Европе (включая европейскую часть бывшего Союза) за 12 лет выросла в семь раз - с 14 до 168 миллионов человек!

 

3. Пятизвездочный отель как родина

Корпорации - промышленные и банковские - становятся международными. Они обрастают огромным количеством людей, которые их обслуживают - это и аналитики, и спецслужбы, и политики. Благодаря упрощению коммуникаций они тесно общаются друг с другом и испытывают симпатию друг к другу, поскольку ничто не объединяет больше, чем образ жизни. Так возникает глобальный управляющий класс, который становится все более влиятельной силой.
Новую мировую элиту не случайно называют «новыми кочевниками», ведь она не связывает себя с тем или иным государством. Ее представители живут не в странах, а в пятизвездочных отелях и охраняемых резиденциях, пользуясь одинаковым комфортом везде в мире.
Но это, конечно, не мировое правительство, потому что новая глобальная общность - не структура, а набор социальных сетей. Они влияют на государства, заставляя их действовать в своих интересах. Даже самые могущественные из них попадают под это внешнее управление.
Так, война с Ираком нанесла огромный вред репутации США в мире, но зато монополии неплохо нагрели на ней руки.

 


4. «Говорите, вас не слышно»

Внешнее управление может быть добросовестным или злонамеренным, но оно, как правило, некомпетентно, потому что управляющим неинтересно вникать в проблемы каждой из стран.
Вряд ли кто-то желал зла России в 90-е годы. Просто никто не хотел понимать ее специфику, и результаты оказались разрушительными.
Так же и МВФ применяет к разным странам набор стандартных мер, которые исключают их развитие на основе собственного потенциала, и действие «лекарства» оказывается непродолжительным.
Есть еще одна закономерность, углубляющая кризис управления - благодаря новым технологиям сознание элиты меняется быстрее, чем сознание общества. Управляющий класс думает по-другому, и одна и та же информация вызывает у нее иную реакцию, чем у общества.
Суть же демократии - доносить мнение общества в управляющую систему. Когда элита не в состоянии понять общество, демократия разрушается и происходят катаклизмы.
Так, катастрофическое наводнение в Новом Орлеане можно было предотвратить. 20 лет власти штата безуспешно стучались во все двери с просьбой укрепить дамбу. Их не слышали... В итоге погибли сотни людей.

5. Обезьяна с гранатой

Даже лучшие в мире системы управления - США и Китая - начинают сбоить. Их повторяющиеся ошибки - проявление общей тенденции кризиса управления, которое сложилось еще в прошлой, индустриальной, реальности.
Кризис управления в мире начался с резкого роста объема информации. Благодаря Интернету человечество переживает второй в своей истории информационный взрыв, по значению равный началу книгопечатания. Получив доступ к огромному количеству информации, люди, не обладающие достаточным образованием, на основе полученных фактов делают неправильные выводы и заставить их отказаться от них практически невозможно. В прошлый раз рост количества таких «мыслителей» привел к разрушительным религиозным войнам, в ходе которых население Германии сократилось вчетверо.
В ближайшее время кризис управления только усугубится. В результате повсеместного распространения компьютеров скоро все люди станут равными по доступу формальной логике. И тогда конкуренция из сферы логического мышления переместится в сферу нелогического, творческого.
Способность к творчеству - врожденная, и это значит, что конкуренция станет более биологической, менее зависящей от образования. Творческие люди, как правило, психически неустойчивы, и управлять ими никто пока не умеет. Так что управленцы, действующие в новых условиях по старой схеме, все больше напоминают обезьяну с гранатой.
В век индустриальных технологий материальное благополучие сопутствовало тем, кто занимался стандартной работой. В условиях постиндустриальных технологий обладатель стандартных навыков стоит у станка за 20 копеек в день. А тот, кто обладает индивидуальностью и способен ее реализовать, имеет все. Что большой плюс для личности, но для общества это означает разъединенность и новые сложности в управлении.
Те, кто не обладает творческими способностями, впадают в мистику. Уже сейчас по США ходит миллион человек с рюкзачками со всем необходимым - ожидают второго пришествия. Не случайно там на выборах победил Барак Обама, который провел избирательную кампанию в таком ключе: «У нас масса проблем, я не знаю, как их решать, но если вы меня выберете, я вас спасу». Это классический пример мистического подхода - расчет на чудо.

6. Науки больше нет

Инвестировать деньги в науку - значит выбирать между сегодняшним и завтрашним потреблением, и в условиях демократии люди делают выбор в пользу первого, ведь результат научных исследований непредсказуем, отдача сомнительна.
Инвестиции в науку делают только, когда к виску приставлен пистолет. Не случайно практически все электронные девайсы - изобретение периода «холодной войны». С ее окончанием качественное развитие науки стало невозможным.
Наука теряет свое значение и как производительная сила. Она становится прикладной, все более вырождаясь в получение грантов и набор ритуалов, который поддерживается как часть культуры так же, как в 60-70-е годы ХХ века во Франции поддерживали образ жизни крестьян.
Самым выгодным и общедоступным видом бизнеса в последние 20 лет стало не изменение окружающей среды, как это было на протяжении предыдущей истории, а формирование человеческого сознания. И в итоге мы часто не знаем, что воспринимаем - набор чьих-то мнений или реальную жизнь?
Теряет свое значение и образование, превращаясь из системы подготовки специалистов в инструмент социального контроля и воспитания людей, которые должны комфортно чувствовать себя в рамках существующих правил. Если наметившиеся тенденции в образовании продолжатся, то скоро обслуживать атомные станции будет некому.

 

 


7. Два локомотива как выход

Главная задача любой бизнес-структуры - ликвидация конкуренции, обеспечение своей монополии. Но достижение этой цели закрывает возможности для развития.
После распада Советского Союза глобальные корпорации, борясь с конкурентами, скупили или уничтожили предприятия на этих территориях. Но то была пиррова победа. Монополии производили огромное количество продукции, но население новых территорий оказалось не в состоянии ее покупать, и начался классический кризис перепроизводства.
США удалось оттянуть неизбежный крах капиталистической экономики, используя два локомотива, которые 15 лет тащили за собой экономику США. А поскольку экономика США - это четверть мировой экономики и 80 процентов новых технологий, то они тащили за собой весь мир.
Первый локомотив - экспорт нестабильности, для чего создается проблема у конкурентов, от них бегут финансы и интеллект, а у США появляется повод увеличить военные расходы и спрос растет, подталкивая развитие.
В 90-е годы роль дестабилизатора играла Югославия, потом настала очередь Ирака. Более прозападного лидера Египта, чем Мубарак, не было и не будет, Каддафи в последние годы тоже повернулся лицом к западному бизнесу, но их свергли. Спору нет, там был большой ящик пороху, но спичку к нему подносили старательно.
Второй локомотив экономики США - ипотечное кредитование, которое стало и способом социальной помощи. Но пузырь лопнул...
А оставшиеся враги - зубастые. Иран велик и агрессивен, с Северной Кореей страшно связываться, потому что у нее есть ядерное оружие. Может рвануть так, что мало не покажется...
Так что оба локомотива остановились. Что дальше? Раньше проблема отсутствия спроса решалась просто - открывали форточку на соседний рынок. Но сейчас такой возможности больше нет.

8. Частная собственность: была, да вся вышла

Нас учили, что основа капитализма - частная собственность. Но за последние годы произошло ее незаметное отчуждение.
Нет, бородатые революционеры с автоматами Калашникова не приходили. Но акционеры более не в состоянии контролировать топ-менеджеров. Все, что владелец может сделать с управленцем, это добиться, чтобы он грабил его не очень сильно. Можно, конечно, уволить нынешних управленцем и нанять новых, но где гарантия, что они будут лучше? Это и значит, что частной собственности - крупной - больше нет, ведь владельцы не в состоянии ею управлять.

9. И рынка тоже нет

О том, что рыночный этап развития экономики завершился, говорит и то обстоятельство, что большая часть решений, которые сегодня принимаются, носят антирыночный характер.
По плану Евросоюза, к 2020 году 20 процентов энергии будет альтернативной. А ведь всю ее, кроме солнечных батарей на юге Европы и ветряков в Нидерландах, нужно дотировать. То есть это решение продиктовано не соображениями бизнеса, а носит мировоззренческий характер - нужно беречь Землю.
Связь изменений климата с человеческой деятельностью не доказана, но борьба с потеплением в мире продолжается, потому что в данном случае цель - не решить проблему, а заставить человечество действовать в правильном направлении, сохраняя окружающую среду. И бизнесом тут и не пахнет...

10. Новое не значит страшное

Большая часть людей напугана происходящим и старается не думать о будущем. Но кризис не значит, что наше будущее кошмарно и беспросветно. Он означает перемены.
Это особенность человеческого восприятия - видеть опасность, а не возможности. Которые непременно будут найдены. 

Что касается потенциальных угроз для России, скажу следующее: тревожно, что происходит хаотизация России - приезжают тысячи людей, не знающие русского языка. Единственный способ остановить процесс - ликвидировать источник миграции, организовав развитие Закавказья и Средней Азии, чтобы там можно было жить. Никто, кроме нас, этим заниматься не будет.

А вообще есть три вещи, которых боится современная Россия:

1. Собственной раздутой бюрократии, которая много ворует и мало работает.
2. Отсутствия развития, которое возвращает страну в советские годы.
3. Этнического взрыва.
 

Лекцию посетила Ксения ЗАГОРОВСКАЯ