«Настоящая война начинается вдруг», - утверждал герой Евгения Шварца Дракон. Наверное, потому классики и являются таковыми, что дарят нам абсолютно вечные мысли и могут очень точно выразить суть тех или иных явлений нашей жизни.   Противодействие коррупции уже долгие годы вроде как возведено в ранг государственной политики. Наша республика в этом противодействии и вовсе была лидером. Достаточно напомнить, что именно в Татарстане была подготовлена первая на постсоветском пространстве цельная программа по борьбе с коррупцией, для чего был приглашен даже столичный консультант Георгий Саттаров. Шли годы, разговоры не утихали, однако список коррупционеров пополнялся все больше врачами, учителями,

«Настоящая война начинается вдруг», - утверждал герой Евгения Шварца Дракон. Наверное, потому классики и являются таковыми, что дарят нам абсолютно вечные мысли и могут очень точно выразить суть тех или иных явлений нашей жизни.

 

Противодействие коррупции уже долгие годы вроде как возведено в ранг государственной политики. Наша республика в этом противодействии и вовсе была лидером. Достаточно напомнить, что именно в Татарстане была подготовлена первая на постсоветском пространстве цельная программа по борьбе с коррупцией, для чего был приглашен даже столичный консультант Георгий Саттаров. Шли годы, разговоры не утихали, однако список коррупционеров пополнялся все больше врачами, учителями, чуть позже директорами школ, преподавателями вузов, деканами, отдельными лицами из силовых и контролирующих органов. Чиновник если и возникал в качестве коррупционного элемента, то разве что на уровне главы сельского поселения или сотрудника средней руки какого-либо исполкома.

 

Казалось, что вся антикоррупционная практика Татарстана призвана опровергнуть постулат, гласивший, что «Чиновник – оператор коррупции». И хотя и население, и даже пойманные на коррупции работники бюджетной сферы были уверенны, что источник бед, в конечном счете, лежит в действиях чиновников высокого уровня, правоохранительная практика упорно демонстрировала иное. Уже казалось, что война коррупции в полном объеме так и не будет объявлена, но, говорил же Дракон, что «война начинается вдруг»… В пятницу, 21 октября, правоохранительными органами в Казани был задержан при получении взятки глава Верхнеуслонского района РТ Александр Тимофеев. Впервые чиновник столь высокого ранга оказался главным фигурантом коррупционного скандала. Что ни говорите, как бы законодательство не дистанцировало глав муниципалитетов от региональной власти, а надо признать, что они пока во многом являются креатурами главы региона.

 

 

Но прежде несколько слов о сути того, что вменяется в вину Александру Тимофееву. По версии следствия, осенью 2011 года некий житель Казани обратился к подозреваемому с просьбой оказать ему содействие в приобретении земельных участков (обратите внимание, речь идет в официальном сообщении об участках во множественном числе) на территории Верхнеуслонского муниципального района. Дав согласие, чиновник потребовал за свои услуги вознаграждение в размере 5 миллионов рублей. 19 октября 2011 года этот самый некий казанец передал главе района часть суммы в размере 3 миллионов рублей. И вот тут самое интересное в официальном сообщении, цитирую: «Однако, посчитав его (Тимофеева) действия противозаконными, обратился с заявлением в ОРЧ №5 МВД по РТ».

 

Надо ли думать, что когда казанец торговался с главой и отдавал ему первые 3 миллиона, он не считал действия Тимофеева противозаконными? Почему заявление появилось только на фазе, когда надо было произвести окончательный расчет? В официальном сообщении есть еще один интересный момент: «21 октября 2011 года на улице Вахитова в г.Казани Тимофеев был задержан сразу после получения им оставшихся 2 миллионов рублей. При этом сотрудники полиции также изъяли имевшиеся у подозреваемого с собой 3 миллиона рублей, переданные ему просителем ранее в качестве взятки». Отсюда следует, что Тимофеев целых два дня не мог расстаться, в смысле куда-то спрятать, первую часть взятки. Или он не очень умный, или деньги в прямом смысле прилипли к нему, и он ходил с ними так два дня, или есть еще какое-то объяснение такому странному поступку.

 

Ну, в самом деле, смешно просто: поехать за взяткой с предыдущей взяткой… Чтобы уж наверняка что ли? У Горина был пассаж в книге про известного авантюриста: «Барон Мюнхгаузен будет арестован с минуты на минуту. Просил передать, чтоб не расходились». Здесь что-то из подобной истории.

Но для нас пока важно одно – в период с 19 по 21 октября в республике было принято решение, положившее начало реальной войне с коррупцией на самом высоком уровне, первой жертвой которой пал Александр Тимофеев. Хорошо известно, что Президентом республики был провозглашен ранее четкий курс на ликвидацию коррупции на всех уровнях власти. Рустам Минниханов неоднократно подчеркивал, что в вопросах недобросовестной, а тем более незаконной деятельности чиновников и крупных бизнесменов понятие «свои» не сработает. Будет наказан каждый, независимо от того, какой пост занимает, и в каких отношениях с кем бы он не находился. До сих пор это носило скорее характер угрозы. Правда, несколько вполне высокопоставленных и считавшихся близкими Президенту чиновников потеряли в последнее время свои должности за ненадлежащее исполнение своих обязанностей. И хотя в официальных указах это не значилось, всем было понятно, что удалены из управления они были именно за это. Но вот, чтобы обвинение в коррупции, да еще с поличным и сразу на уровне главы муниципального образования – это впервые! Слова Президента перешли в действие.

 

 

 

Образно говоря, призывая к помощи все того же классика Евгения Шварца можно утверждать, что все это время от первого строгого предупреждения до первых решительных действий «никак не могли решить, какая именно половина труппы заслуживает казни». Сейчас стало очевидно, что первый удар нанесен по тем, кто, будучи облечен доверием и местного населения и Президента, непосредственно руководит муниципальными образованиями и пытается при этом максимально извлечь выгоду для себя. Кто в контексте такого поворота событий, прежде всего, попадает в условную группу риска, то есть к кому из глав имеют претензии или очень быстро могут их заиметь те или иные граждане, у которых вымогали или могут вымогать значительные суммы? В первую очередь, это конечно руководители муниципальных образований непосредственно окружающих Казань. Известно, что именно в их ведении зачастую находятся наиболее лакомые, интересные для бизнеса и для частных целей куски земли. Кстати, нелишне напомнить, что Тимофеев был перемещен в Верхнеуслонский район из Лаишевского, который тоже пригородный, тоже со значительными интересующими многих участками земли вдоль рек. А еще именно в Лаишевском районе фактически проживает вся республиканская элита, а значит, Тимофеев за годы руководства Лаишевским районом, безусловно, приобрел и весьма серьезные связи, и весьма серьезный вес. Тем весомее, что большая война с коррупцией началась именно с него.

 

Некоторое время назад Президент произвел ротацию глав муниципальных образований, прилегающих к крупным городам: к Казани и Набережным Челнам. Но уберегло ли это их от коррупционных замашек? Последние события убеждают, что нет. Здесь кроется и еще один непростой аспект такого рода ротации. Главы ведь перемещались на новое назначение не в одиночку – они перетаскивали с собой значительную часть личной команды. Последние, очевидно, теснили в креслах местных и это не могло не стимулировать развитие внутренних конфликтов.

 

Не станем утверждать, что Тимофеев пал жертвой в какой-то степени такого конфликта, но значительное число недовольных верхнеуслонских чиновников, безусловно, могло спать и видеть, как Тимофеев станет жертвой собственной алчности.

 

 

Только за последний период задержанный ныне глава переместил в Верхний Услон из Лаишево немалое число «своих»: руководителя аппарата Совета И.Гарифуллина, управделами исполкома А.Воркунова, председателя исполкома О.Крымкина, первого зама в исполкоме по ЖКХ, строительству и связи И.Долгову и других. При таком кадровом подходе явная или неявная, но стычка местных элит просто неизбежна. И первым главным вопросом, по которому они могли разойтись в этом районе, мог быть земельный. Мы не знаем пока, кому, как и каким образом передавались и обещались земли прежним руководством, но это точно могло не совпасть с тем, кому и как новая администрация обещала земельные участки. Уже не говоря о том, что в пригородных районах, где высока активность городских предпринимателей, многое делается за счет интересов местных жителей, что тоже ставит под удар главу. Оставалось только ждать. Ведь если руководитель слаб на деньги, он где-то попадется. Вот так и случилось.

 

История с Тимофеевым является серьезным сигналом к изменению в работе глав в целом. Ведь даже в официальном сообщении невозможно скрыть факт, что, желая решить свой вопрос, гражданин отправляется на сговор с главой. Так принято. И этот самый казанец пошел туда и передал первые 3 миллиона, не сильно озадачиваясь тем, что сам становится таким же точно участником коррупционной сделки, как и Тимофеев. А как по другому?

 

Говоря о группах риска в отношении тех, кто может стать естественной жертвой антикоррупционной войны, следует отметить чиновников, активно использующих сейчас иные схемы выдергивания под себя денег, нежели примитивный кэш. Тут в зоне пристального внимания работающие с большими объемами средств из бюджетов всех уровней по разного рода глобальным программам.

 

Принятые сейчас действия, безусловно, поднимают веру в президентское слово о бескомпромиссности в борьбе с коррупцией и злоупотреблениями во всех их проявлениях. Но тем и серьезен первый выстрел в любой войне, что за ним непременно следуют другие. Во-первых, оправившись после шока, районная элита начнет искать более изощренные схемы и возможно даже контратаковать тех, кто посягнул на их спокойствие. Во-вторых, само население республики, поверив сейчас Президенту как никогда в его решительности искоренить зло, будет требовать новых и возможно вполне заслуживших это жертв. Если мы почитаем комментарии к сообщениям о задержании Тимофеева в Интернете, то уже в них увидим массу имен, которых люди требуют призвать к ответу. И еще несколько слов относительно того, насколько готовы оказались все к столь решительному повороту событий. Информация о задержании Тимофеева появилась только к обеду 22 октября, а это значит, что как минимум 12 часов соответствующие органы раздумывали и согласовывали, как комментировать случившееся. В самом Верхнеуслонском районе все это время продолжалась подготовка к празднованию 80-летия, которое выпадает на 28–29 октября. Так за несколько минут до обнародования информации о задержании Тимофеева в СМИ поступила повторная настоятельная просьба подтвердить их участие в праздничных мероприятиях. А включают они в себя ни много ни мало и съемки передачи «Играй, гармонь», и презентацию Универсиады и ее флага, и концерт ансамбля Г.Заволокина «Частушка» и даже открытие фотовыставки прокурора республики. Находись Тимофеев в длительной разработке органов, вряд ли бы последний пункт попал в программу торжеств района. А это значит, что решение действительно было принято в считанные часы.

 

Вопрос с проведением праздника так и остается пока открытым. И как здесь не вспомнить классиков. На сей раз Григория Горина. Помните в «Том самом Мюнхгаузене» он писал про такого рода ситуации: «Сначала намечались торжества, потом аресты; потом решили совместить»? Впрочем, там же Горин расписал всю последовательность действий в такой пикантной ситуации: «Все пойдет по плану: после увертюры – допросы; потом – последнее слово подсудимого, залпы; общее веселье, танцы». Ну, как после этого не любить классиков? Остается только надеяться, что в свете и без того ясного сценария танцы будут все-таки во славу победы над коррупцией. Во всяком случае, события 21 октября уверили большинство татарстанцев, что это возможно.

 

Леонид ТОЛЧИНСКИЙ