Каким образом Президенту Татарстана Рустаму Минниханову попало на глаза эмоциональное воззвание народной  интернет-возмутительницы Олеси Балтусовой, знает только он сам и кое-кто из его окружения. На приглашение блогера глава республики отреагировал пешими прогулками в формате деловых экскурсий по центру третьей столицы. Надо сказать, сие зрелище само по себе  редкостное.  Так уж издавна на Руси повелось, что цари пешком редко до какого места доходят. Старая поговорка и сегодня полностью оправдала себя. Центральные улицы Тукая, Московская, Нариманова и другие, по которым шествовало главное лицо в окружении силовиков, мало, чем, простите, от мест отхожих отличаются. Историческа

Каким образом Президенту Татарстана Рустаму Минниханову попало на глаза эмоциональное воззвание народной  интернет-возмутительницы Олеси Балтусовой, знает только он сам и кое-кто из его окружения. На приглашение блогера глава республики отреагировал пешими прогулками в формате деловых экскурсий по центру третьей столицы. Надо сказать, сие зрелище само по себе  редкостное.  Так уж издавна на Руси повелось, что цари пешком редко до какого места доходят. Старая поговорка и сегодня полностью оправдала себя. Центральные улицы Тукая, Московская, Нариманова и другие, по которым шествовало главное лицо в окружении силовиков, мало, чем, простите, от мест отхожих отличаются. Историческая Казань открылась взору своих хозяев в состоянии глубокой архитектурной комы.

 

 

Тему старины, почившей безвозвратно в эпоху великой миграции народа из центра города в спальные районы в рамках программы ликвидации ветхого жилья, в последнее десятилетие не муссировал только ленивый. Журналисты и передовая общественность безрезультатно пытались обратить внимание властей на беспредел, творящийся в центре Казани.  Здание «Казанского подворья» (гостиница «Казань» на Баумана, 9), разрушенное во время реконструкции,  дом Карла Фукса (Московская, 58/5), где когда-то гостил Пушкин,  а ныне в полуразрушенном остове возлегают мусорные кучи, Гостиница Дворянского собрания (Рахматуллина, 6/9), жертва неоднократных поджогов, памятник деревянного зодчества начала прошлого века дом Варвары Дружининой (Зои Космодемьянской, 2), растерзанный пожарами и безхозяйственностью владельцев, и сотни  дорогих сердцу останков - результат царящего  хаоса и наплевательского отношения к собственной истории.   «Из 552  объектов культурного наследия за последние 15 лет сгорели, были варварски снесены или просто разрушились от ветхости 33 памятника, 4 из них утрачены за последние два года», - печально констатировала главный архитектор города Татьяна Прокофьева на недавно прошедшей сессии Казгордумы.

 

Навсегда исчез с лица казанской земли дом 19 века с пилястровым фасадом, где жил поэт и прозаик Серебряного века Велимир Хлебников.  Нет уже на  Большой Красной дома знаменитой поэтессы Вероники Тушновой. Остались только  стихи о нем:

 


«Косое деревянное крыльцо,
Облитое зеленым светом,
У дома было доброе лицо,
И дом всегда встречал меня приветом...»

 


Безжалостная алчная машина поглотила целую улицу с домами уникального деревянного зодчества - Тельмана. В памяти многих казанцев навсегда остался,  поистине,  сказочный балкон дома Сергеева (Тельмана, 10). Философ Владимир Курашов отмечает, что отличительной чертой нашей культуры является контакт жителя России с деревом. Общество в последнее время не может   выйти из состояния стресса.  Люди не успевают просто переживать горечь утрат, потому что попустительство создало для вандалов идеальную среду для преступлений против своего народа. А как еще назовешь деяние, в результате которого в одночасье уничтожили знаменитые номера «Булгар», где  нашел свою последнюю обитель великий татарский поэт Габдулла Тукай.

 

«Это чудовищное явление. Люди приехали из Оренбурга, чтобы добыть кирпичик этого сломанного дома. Эти кирпичи разъехались по всей России», - сокрушался профессор-культуролог Рамзи Нугманов. Он вспоминает, как  известный татарский драматург Туфан Минуллин с содроганием восклицал: «Что произошло?! Как мы этого не заметили!».  Это было сделано предательски.

 

По уверению властей, дом снесли, потому что у него был высокий процент износа.   Для сравнения,  никому  голову не приходит снести Акрополь?  А там процент износа повыше будет, чем у номеров «Булгар».  Никто почему-то не покушался на месте Акрополя возвести торговый или бизнес-центры. Тогда экс-министр культуры, а ныне вице-премьер республики, Зиля Валеева успокаивала борцов за историческое наследие тем, что на месте руин возведут точно такое же здание. Но для могущественных собственников разве вице-премьер указ? И что мы видим сегодня? Фасадные стены напоминают уничтоженные, но все, что надстроено выше второго этажа, производит удручающее впечатление. Несмотря на то, что проект здания меняли не один раз, надстройка над фасадом в историческом стиле напоминает, скорее всего, огромную сферическую теплицу, нежели градоформирующий объект. На градостроительном поле новодел оказался фигурантом большого скандала. Власти республики потребовали от владельцев здания сноса двух верхних этажей.

 

На смену вырванному с корнями историческому наследию явились мутированного вида  импланты – гигантские конструкции,  доминирующие даже над наследием ЮНЕСКО Казанским Кремлем.  Агрессивный неомодернизм наступает на неповторимую классическую национальную архитектуру. Кому это нужно? Ответ на этот вопрос дает древнеримское правило: «Ищи того, кому это выгодно».

 

Сейчас, в разгар кампании борьбы за сохранение исторического наследия,  все авторитетные издания публикуют списки собственников зданий, которые в погоне за прибылью уродуют лицо города. Это как раз тот случай, когда с «лица воду пить» придется. В канун предстоящей Универсиады-2013 обликом третьей столицы заинтересовались и федеральные журналисты.


Первый резонансный камень в казанский огород кинул известный журналист Артемий Троицкий в феврале этого года. В программе «Особое мнение» он жестко критиковал местные архитектурные изыски. «Застройка исторического центра Казани – это абсолютный ужас, то есть, ничего хуже я не видел.

 

Все эти лужковско-ресинские сносы, постройки, новоделы и так далее по сравнению с Казанью – это просто шедевры конструктивизма. Более безвкусных, аляповатых, в то же время масштабных новых зданий, чем в Казани я не видел. Там есть одно такое здание, что-то связанное с сельским хозяйством типа Дворец сельского хозяйства или что-то еще. Это самое чудовищное здание в мире, я думаю. То есть это что-то вроде такого, сильно мутировавшего павильона ВДНХ с диким количеством излишеств. То есть, я бы сказал так. Что это такой, вот, кошмарный сон архитектора Антонио Гауди в сталинском застенке," – дает оценку казанским новоделам А.Троицкий.

 

Вслед за ним в мае этого же года по данному поводу саркастически улыбнулся популярный московский геоблогер Самсон Шоладеми. «Какие только заманчивые картинки не рисовал я себе, сходя с поезда. Но, блин, такой разрухи в самом центре города я не ожидал! Давненько подобного архитектурного апокалипсиса не наблюдал», - пишет он в своем блоге. Снимки  казанской фотосессии сопровождались следующими подписями: «Такое впечатление, что здесь точечно отбомбился американский бомбардировщик B-52» (про окрестности гостиницы «Казань» на улице Баумана) или «Дом печати». Наверное, татарские журналисты отстреливались в нем до последнего и погибли с автоматами в руках, как чилийский президент Сальвадор Альенде, отбивавшийся до конца от штурмовавших его резиденцию солдат Аугусто Пиночета», или «А вот здесь точно шли тяжелые и кровопролитные уличные бои. Ну чем не Сталинград и дом Павлова? (впечатления от прогулки по Старо-Татарской слободе).  Вот, каков взгляд на наш любимый город со стороны!?

 

А далее на глаза Президенту попало, ставшее уже знаменитым, открытое письмо казанского журналиста, экскурсовода и блогера Олеси Балтусовой, о котором я уже упоминала в начале статьи. Олеся пригласила прогуляться по историческим местам города. После первой экскурсии Рустам Нургалеевич заказал вторую, затем следующую и еще, еще, еще.  Президент не остановился на обследовании центра города.

Недавняя деловая прогулка проходила по территории Кировского района. Многие обитатели старинных домов надеяться увидеть первое лицо республики и в своем дворе, потому что судьбоносная встреча может коренным образом изменить условия их существования.  Так, например, после посещения необычными экскурсантами дома Гайнутдина Сабитова (ул.Тукая, 31)  уже принесли жильцам для согласования дефектные ведомости на капитальный ремонт из управляющей компании и обещали привести дом в порядок в 2012 году. А  сколько лет до этого жильцы вышеназванного дома вели бесполезную переписку с жилищниками по поводу капремонта?  Еще до посещения правительственной делегацией этот дом попал на глаза киногруппе фильма «Сокровища озера Кабан». Худсовет признал художественную ценность здания, а в сентябре в дворе особняка Гайнутдина Сабитова прошли первые съемки многообещающего татарстанского исторического блокбастера .  Киношники отметили, что осмотрели несколько казанских двориков в исторической части города. Этот двор они признали, в своем роде, уникальным. А ведь его тоже хотели снести когда-то по программе ликвидации ветхого жилья.

 

 

Заметим, обследование властями архитектурного состояния города принесло серьезные плоды. Лед тронулся, господа присяжные заседатели. В центре города начались повальные генеральные уборки. Нерадивых собственников группами вызывают в мэрию на ковер. Прокуратура возобновляет старые дела и заводит новые. Началась череда аукционов, на одном из которых был продан знаменитый дом профессора Карла Фукса по цене трехкомнатной квартиры. Ругаются все, кому не лень, от архитекторов до дворников. Одни  - критикуют низкий вкусовой уровень собственников новостроек, вторые – бранятся по поводу навалившейся нагрузки. Общественность гудит и ждет, когда найдут виновых и кто, наконец, понесет наказание. Все это говорит только об одном - жизнь в городе круто меняется.

 

Говорят, что архитектура – это застывшая музыка.  От нашей современной «музыки», к сожалению, можно получить только рак ушей.  Есть еще надежда, что Универсиада-2013 пройдет в красивом тысячелетнем городе, где творили знаменитости и возводили вековую красоту Руш и Петонди.





Эпилог
Реквием по разрушенной Казани

Потеряли город без войны.
Потеряли память без болезни.
Песнопения льются без души
На руинах застарелой плесени.

В городе безмолвно и пустынно.
Город сдан без пафоса сражений.
Он молчит кирпично-обертонный
В ожидании вековых свершений...

(Н.Топал)
 



За судьбу тысячелетнего города переживает Наталья Топал
Фото: Михаил Соколов, Екатерина Красуцкая