Завтра в Верховном Суде РТ состоится очередное заседание по иску прихожан казанской мечети «Нурулла», которые подали в суд на президента Рустама Минниханова и  Госсовет, желая оспорить поправки, принятые к  республиканскому закону  «О свободе совести и о религиозных объединениях». Истцы считают, что новые нормы противоречат федеральному законодательству и позволяют светской власти вмешиваться в дела религии.  

Имамом мечети «Нурулла», расположенной в Старо-Татарской слободе, является  Габдулла Галиуллин - представитель салафитского направления в исламе, больше известного в народе как ваххабитское. С 1992 по 1998 года Галиуллин был татарстанским муфтием, потом его заменили на более дипломатичного и лояльного родственника (зятя) Гусмана Исхакова. Сегодня Галиуллин занимает непримиримую позицию по отношению к муфтию Ильдусу Файзову, который начал борьбу с нетрадиционным исламом. В разгар конфликта между Файзовым и имамом мечети Кул Шариф Рамилем Юнусовым, Галиуллин, естественно, занял сторону последнего.  В апреле, перед пятничной проповедью в своей мечети, он публично зачитал обращение к властям РТ и РФ с требованием отставки председателя ДУМ РТ Ильдуса Файзова и его команды.

 

В то же время Габдулла Галиуллин настаивает на том, что иск в Верховный суд подан не от него лично, а от имени прихожан, интересы которых в суде представляет юрист мечети Тауфик Васильев. Это бывший сотрудник правоохранительных органов и экс-депутат Верховного Совета РТ Анатолий Васильев. Приняв ислам, он сменил имя. По  словам Васильева, он оказывает бесплатную юридическую поддержку не только мечети «Нурулла», но и «Аль-Ихлас», которая известна в Казани как ваххабитская.

 

 

 

 

Как выяснил Интертат. ру, прихожане мечети «Нурулла» выступают против поправок к закону РТ «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 1999 года, принятых этим летом. В частности, это пункт 3 статьи 17, который регламентирует правила замещения религиозных постов: служителями татарстанских религиозных учреждений не могут становиться иностранцы, а также граждане России, получившие духовное образование за рубежом. А также пункт 1 статьи 27, который предписывает обязательное заключение трудового договора с работниками религиозных учреждений.  

 

Под действие новых правил, по информации ДУМ РТ, попадают несколько десятков имамов по Татарстану, в том числе и имам мечети «Нурулла» Габдулла Галиуллин, получивший духовное образование в Арабских Эмиратах.

 

Тем не менее,  юрист мечети Тауфик Васильев также подчеркивает, что иск инициировал не имам, который по новому закону может потерять свое место.

 

- Это была моя инициатива. Закон приняли в спешке, лихорадочно, видимо, с целью как-то отчитаться перед Москвой: мол, после известных событий у нас начали принимать меры по стабилизации религиозной обстановки, - предполагает Васильев. - Когда я ознакомился с законом, был удивлен и пошел за советом к Габдулле-хазрату. Я предложил ему опротестовать эти нормы. Ведь 17 статья, в которой оговариваются критерии для имамов, противоречит статье 15 федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях». Получается, приняв эти поправки, Госсовет РТ незаконно взял на себя  полномочия Госдумы РФ. По закону, чтобы что-то изменить в этой области, Татарстан должен был выйти с инициативой в Госдуму. Но депутаты российского парламента вряд ли пошли бы на такое ущемление, поскольку в федеральном законе  сказано, что Россия уважает внутреннюю структуру религиозных организаций, и не вмешивается в нее, если она не противоречит закону… Поэтому мы тут же написали письмо на имя Генпрокурора и Президента России, с тем, чтобы новые нормы были признаны недействительными, поскольку они противоречат законодательству РФ. Реакции от федеральных властей пока нет. Заявление в Верховный суд РТ мы подали 14 августа от имени прихожан, которые тоже считают, что новые нормы незаконны.   

 

По словам юриста, на первое заседание суда 11 сентября представитель президента не явился.

 

- А представитель Госсовета ходатайствовал о привлечении президента в качестве третьего лица, и судья это ходатайство удовлетворил, - рассказал Васильев.- Я с этим не согласен, поскольку за законы отвечают оба института власти. На следующем заседании буду настаивать, чтобы президент все же фигурировал в качестве ответчика.