Война с нетрадиционным исламом, объявленная в Татарстане, вряд ли приведет к победе добра над злом, скорее, только усилит раскол в мусульманском сообществе республики. Такие опасения были высказаны на «круглом столе» «Религиозная общественность Татарстана против экстремизма», прошедшем в Казани 6 сентября.

«Мусульман травят сами мусульмане»

 

Критика сегодняшней антисалафитской политики, которую проводят ДУМ РТ и власти республики, исходила не от религиозных деятелей, а от светских ученых. Старший научный сотрудник отдела истории общественной мысли и исламоведения Института истории АН РТ Лейла Алмазова убеждена в том, что в исламе нет правильных и неправильных течений. Все они имеют право на существование.

 

 

 

 

- В течение последних пяти лет я изучала мусульманские общины в Татарстане, а также в Башкортостане и Нижегородской области, - рассказала она. - Моей целью было выяснить, какие идеологические силы присутствуют у нас в регионе. В исламе это три основные группы: так называемые салафиты, традиционалисты и узкая прослойка интеллектуалов-реформаторов. Между ними есть разногласия по трем аспектам: «область богословия», «мусульманское право» и «этика». Поскольку в данном случае мы обсуждаем противостояние салафитов и традиционалистов, скажу о них. Я сама общалась и с теми, и с другими. И честно признаюсь, те и другие мне по-своему симпатичны… Как религиовед с многолетним опытом я считаю, неправильно принижать одно течение и возвышать другое. В религии нет ничего истинно верного. Каждый находится на своем уровне развития и понимает веру так, как он готов ее понимать. Поэтому правильная государственная политика в этой области должна строиться по-другому. Сейчас у нас муфтият традиционалистский, и власти его поддерживают. Мы видим, что это порождает противостояние среди мусульман. На мой взгляд, муфтият должен не разъединять, а объединять представителей разных направлений - трех, а может, и четырех, пяти…

 

Алмазова считает, что в Татарстане сейчас необходимо налаживать не межконфессиональный диалог (в отношениях мусульман с православными, как и с представителями других конфессий, по ее мнению, проблем не существует), а внутриконфессиональный в исламе: между традиционалистами и салафитами.

 

«Сначала они нас, потом мы их…»

 

Председатель Совета улемов ДУМ РТ Рустам Батров позволил себе не согласиться с ученой дамой:

 

 

 

 

- По поводу «гонимости» ваххабитов и салафитов… Этот тезис справедлив, если мы говорим только о последнем периоде - год-полтора. А если говорить об истории возрождения ислама в Татарстане, то он оспорим. Потому что большую часть существования Духовного управления оно находилось под влиянием салафитов, и нужно это признать. Раньше проповедникам-традиционалистам запрещали ездить в районы. У ДУМ РТ прямо было такое указание: не пускать. Сейчас же салафиты спешно обрядились в одежды обиженных и угнетенных. Но фактически это не так. Традиционалисты были гонимы большую часть времени в истории современного татарстанского ислама. Также я не согласен с тезисом, что в религии нет единственно правильной точки зрения, и поэтому государство должно давать дорогу всем. Я убежден, что государство должно оценивать религию в социальном, политическом аспекте, а не с точки зрения абсолютной истины. Если мы видим, что какие-то религиозные деятели находятся под иностранным влиянием, нужно думать: хотим ли мы, чтобы кто-то из-за рубежа давал им указания, которые выполнялись бы здесь в нужный момент? Чиновник должен оценивать религию с точки зрения интересов государства, его народа. Если какая-то конфессия работает против интересов Российского государства, против граждан, то сидеть и смотреть на это сложа руки неправильно. В конечном итоге это может взорвать ситуацию.

 

Возражение на этот счет высказал социолог, ответственный редактор «Исламского портала» Данис Гараев.

 

 

 

 

- Мы забываем, что у нас религия отделена от государства. В республике же сейчас происходит что-то вроде государственного заказа на суфизм. На мой взгляд, это опасно, когда на государственном уровне идет заигрывание только с одним религиозным течением. Кроме того, считаю проблемой то, что у нас существует сложность в определении традиционного ислама. Сейчас в республике очень много конференций на эту тему проводится: если послушать то, что там говорят наши религиозные деятели, то лично у меня в голове образуется каша. На мой взгляд, обществу не нужно разбираться в этих богословских тонкостях. Главное, чтобы в деятельности религиозных организаций соблюдались два принципа: лояльность к государству и обществу. В этом случае вопросов к ним быть не должно. А вот если закон нарушается…

 

«Прочитал запрещенную литературу - стал террористом?»

 

Еще одна представительница Института истории АН РТ - старший научный сотрудник отдела истории национального образования Резеда Сафиуллина подвергла критике нынешнее законодательство об экстремизме.

 

 

 

 

- Судьи не рассматривают экстремистскую сущность ряда организаций в каждом конкретном случае, - отметила Сафиуллина. - Если организация с таким названием запрещена Верховным судом, то, значит, все ее последователи - экстремисты. Зачастую это - единственный и самый веский аргумент. Но ведь решения суда, в том числе Верховного, принимают живые люди. В одном источнике я прочитала, что судья в ходе уголовного процесса публично заявил: «Я понимаю, что, возможно, они не являются террористами, а лишь высказывают утопические идеи, но пока есть решение Верховного суда, я должен считать их террористами»... Такой подход, на мой взгляд, только способствуют росту недовольства, а значит, экстремизма и терроризма.

 

По мнению Сафиуллиной, некоторые труды мусульманских авторов признаны экстремистскими необоснованно:

 

- Одним из главных оснований для ареста в последнее время служит запрещенная литература, которую находят по месту проживания. Однако очевидно, что если человек что-то прочитал, это не делает его автоматически приверженцем идей этого автора. Закон, позволяющий преследовать граждан на основании того, что они прочитали, противоречит базовым понятиям о правах человека. К тому же мы знаем примеры, когда провинциальные суды, на основании некомпетентной экспертизы, относили к экстремистским материалам богословские труды, признанные во всем мире и имеющие каноническое значение для ислама.

 

Резюме сделал замначальника Управления по взаимодействию с религиозными организациями Аппарата президента РТ Владимир Козлов. Он заметил, что выступление прекрасных дам добавило «перчинку» в содержание встречи, и пошутил, что «было у нас уже недавно одно женское выступление (группы «Pussy Riot». - Авт.), до сих пор не можем отойти»…

 

 

 

 

- Перечень запрещенных религиозных организаций - это прерогатива Верховного суда, а вот признать литературу экстремистской может и райсуд, и это действительно проблема, - согласился Козлов. - Думаю, она будет решаться… Здесь сегодня говорили о свободе совести и вероисповедания. Насколько мне известно, за религиозные убеждения людей у нас не отправляют в места не столь отдаленные. Если это происходит, то не за то, что они верят или не верят. А за конкретные действия. И религиозные организации запрещаются также по веским основаниям.

 

По итогам встречи решили, что общество нужно на доступном уровне информировать о сути разных религий и их течений. И научные деятели, и представители религиозных конфессий выразили готовность выступать с лекциями перед школьниками, студентами, взрослой аудиторией даже бесплатно. В ближайшее время планируется обсудить формы этой работы.