Чуть не умерла от кровотечения в коридоре казанской больницы беременная пациентка. Несмотря на то, что ее койка стояла напротив сестринского поста, медики не обращали никакого внимания на 28-летнюю женщину, которая звала на помощь. По крайней мере так утверждает она сама и больные, которым пришлось за ней ухаживать и менять пропитанные кровью простыни.

Временно беременна

 

Бывшая пациентка 16-й горбольницы Альбина Т. просила нас не указывать полностью ее фамилию - молодой женщине, потерявшей своего первого ребенка, пришлось рассказать слишком много неприятных и деликатных подробностей, чтобы передать весь ужас, который она испытала в минувшее воскресенье.

 

Альбине стало плохо 8 июля около 5 утра - она почувствовала резкие боли в животе. «Скорая» приехала быстро, но врач колебался, куда везти беременную женщину - в роддом или в больницу. Последнее УЗИ от 28 июня, которое было на руках будущей мамы, показывало срок беременности 20 с половиной недель, и было непонятно, что ей грозит - поздний выкидыш или ранние роды. В конце концов решили везти в больницу № 16.

 

Как утверждает Альбина, боль была настолько сильной, что она не могла разогнуться. А когда ее спросили, как она себя чувствует, честно призналась: «Я умираю» и попросила: «Сделайте что-нибудь».

 

И медики стали делать. Сначала пациентку заставили подняться на 4-й этаж - в гинекологическое отделение, потом своим ходом отправили на УЗИ. По словам женщины, она ждала своей очереди на корточках, прислонившись к стене. Исследование показало, что плод еще жив, но врачи предупредили, что шансов сохранить беременность практически никаких.

 

 

Пациент пациенту - врач

 

Свободных мест в палатах гинекологического отделения не оказалось, Альбину определили на кушетку в коридоре. Правда, ей повезло больше остальных «коридорных» пациентов - место досталось прямо напротив сестринского поста. Женщине сказали, что это хорошее место, потому что она будет под присмотром, когда начнутся схватки. Но, по словам Альбины, когда у нее отошли воды и началось сильное кровотечение, люди в белых халатах, то и дело деловито сновавшие мимо ее койки, только успокаивали: дескать, все идет как надо, если будет хуже - зови. И бежали дальше.

 

Как утверждает женщина, на ее призывы о помощи откликнулись только «ходячие» пациентки: Гульназ, Гульшат и беременная Наталья.

 

- Я так благодарна девочкам! - говорит Альбина. - Простите за такую подробность, но они мне даже трусы не брезговали менять. И когда я плакала от боли и стыда, гладили меня по голове, успокаивали. Они умудрились меня даже помыть в туалете. А медсестра, или это санитарка была, я не знаю, беспокоилась только, чтобы я матрас кровью не запачкала.

 

 

Роды в туалете

 

Как рассказала Интертат.ру одна из пациенток гинекологического отделения 16-й больницы Гульшат Ганиева, на глазах у которой развивалась «история болезни» Альбины, около 16 часов истекающая кровью женщина попросила сводить ее в туалет. И вскоре крикнула из-за двери, что она родила и что ей плохо. Новоиспеченные подруги побежали за медиками.

 

- Мне как раз муж звонил, - рассказывает Гульшат. - Я ему говорю, подожди, мы тут роды принимаем. Он очень удивился. Дескать, что, больше некому? Я говорю - а вот некому!

 

По словам Альбины, после того, как врач пришла за ней в туалет, она даже не предложила каталку, а велела… спрятать окровавленный плод под халат, «чтобы не испугать других пациенток», и повела женщину в процедурную. Там Альбине было предложено вскарабкаться на гинекологическое кресло, и только тогда медики приступили к своим обязанностям - оказанию пациентке медицинской помощи.

 

Пакет с мальчиком

 

- Мне сказали, что мальчик родился мертвым, - вспоминает Альбина страшный миг. - Он был крошечный - в две ладошки. Но уже человечек - с головкой, ручками и ножками… У меня на глазах моего ребеночка засунули в целлофановый пакет - как кусок мяса, как фарш, и положили в холодильник. Я спросила, можно ли его забрать, чтобы похоронить, и была в шоке, когда услышала: мол, конечно, забирай, на что он нам, собак, что ли, кормить? Я не знаю, насколько это была шутка…

 

Всю ночь Альбине снились кошмары - кровь, боль и мертвый малыш. А утром к женщине приехала мама, которая работает фельдшером в Кайбицком районе. Альбина попросила мать забрать ее и мертвого ребенка из больницы. Мама принялась уговаривать дочь не спешить, и даже добилась, чтобы дочку осмотрели врачи и предложили место в палате, но Альбина наотрез отказалась. Подписывать «отказной» она тоже не стала, потому что в нем была строчка, что пациент не имеет претензий к медперсоналу и берет на себя ответственность за свое здоровье.

 

Альбину отпустили, но при выписке почему-то дали справку, что выкидыш у нее был почему-то «внебольничный». Сегодня мальчика похоронили…

 

Поведение было неадекватное

 

Комментируя ситуацию, начмед 16-й городской больницы Сергей Савинов сообщил, что ограничение по койкам в больнице действительно существует. Когда поступает много больных одновременно, некоторых экстренных пациентов приходится размещать в коридоре. Но только временно, пока место в палате не освободится. А каталка Альбине не была положена по статусу, потому что она не реанимационная больная.

 

- И никакого «внебольничного» выкидыша не было. Он произошел в больнице, - признает Савинов. - Беременность невозможно было сохранить. Перейти в палату, где освободилась койка, этой пациентке было предложено на следующий день, но она отказалась, хотя мать ее уговаривала. Но женщина свою маму и так и сяк просклоняла, а потом самовольно покинула лечебное заведение. В общем, поведение у нее было неадекватное.

 

По мнению Савинова, медицинская помощь Альбине была оказана вовремя и в полном объеме: как только отошли воды и произошел выкидыш, врачи остановили кровотечение и произвели все необходимые медицинские манипуляции, положенные в таких случаях. Тот факт, что больная истекала кровью еще до выкидыша, начмед категорически отрицает. Он предполагает, что женщина с испугу просто перепутала кровь с околоплодными водами.

 

- И вообще, если у нее есть какие-то претензии к больнице, она должна их предъявить в письменном виде. Тогда мы создадим комиссию и будем разбираться. Пока же, судя по истории болезни, я не вижу в поведении медперсонала никаких нарушений.