Этому музыкальному направлению в Казани уже далеко за 40, однако до сих пор не выпущено ни одной книги, рассказывающей об его истории. Чтобы хоть как-то восполнить сей пробел, Интертат.ру публикует интервью с лидером одной из старейших рок-групп Казани «Макс и Ko» Максимом Журавлевым, еще заставшим времена, когда простейшая электрогитара стоила больше двух зарплат, а свои песни можно было исполнитель только после «согласования» в Лито.


Благодаря значительному опыту и оригинальной сценической манере «Макс и Ко» имеет большое количество постоянных слушателей, которые еженедельно ходят на выступления группы в казанские клубы. Музыканты играют классический блюз-рок, по-прежнему вдохновляясь творчеством кумиров юности: Beatles, Rolling Stones, John Forgerty, Bob Dylan. Альбомы «Троллейбус 17» (1996) и «По реке» (2004) собрали множество положительных рецензий ведущих музыкальных журналов России.

В 2012 году «Макс и Ко» исполняется пятнадцать лет. Накануне юбилея мы побеседовали с Максимом Журавлевым о зарождении рок-н-ролла в Казани, феномене Beatles и о многом другом.



– Максим, как ты считаешь, когда в Казани начало формироваться рок-движение?

– Мне кажется, по-настоящему казанский рок стал развиваться с 1985 года, после приезда в город культовой тогда группы «Урфин Джюс» из Свердловска. После их концерта в «Молодежном Центре» все поняли, что деваться некуда – нужно создавать в Казани свою рок-организацию. Местные советские газеты, естественно, раскритиковали это выступление, а мы, молодежь, еще долго ходили под впечатлением.

Конечно, и до 80-х в городе были хорошие группы: «Героин», «Пип», «Поролон», «Холи» (в которой я имел честь играть), но по-настоящему «все завертелось» в 1985 году. Большая заслуга в этом принадлежит Рустаму Бакунину. Именно он первым взялся организовать и как-то легализовать рок– движение в Казани, сумел добиться, чтобы в «Молодежном центре» открыли первый рок-клуб.

– На какие группы казанские рокеры ориентировались в то время?

– За всех не скажу, но многие из нас начали заниматься рок-музыкой из-за любви к «битлам». О влиянии «ливерпульской четверки» на становление русского рока очень хорошо написал бывший барабанщик «Машины Времени» Максим Капитановский в своей книге «Во всем виноваты Beatles». Лучше я все равно не скажу.



Помню, их пластинки очень трудно было достать. Иногда удавалось взять у кого-нибудь пластину на одну ночь, и нужно было переписать ее для себя, да еще и сделать копии для всех друзей. Теперь, слава Богу, такой проблемы нет. В Интернете можно найти все, что угодно за несколько минут. Сколько лет прошло, а я по-прежнему с удовольствием слушаю как классический Beatles, так и сольники ее музыкантов. Был на всех концертах Пола Маккартни в России и каждый раз чувствовал себя на седьмом небе от счастья. Особенно запомнился первый концерт. Просто не верилось, что такое происходит на самом деле. Перед тобой – живая легенда, участник самой лучшей группы в истории и поет песни, которые перевернули твою жизнь. Он мог бы просто сидеть на стуле и смотреть в зал все три часа, и никто бы не ушел. Сэр Пол продолжает ежегодно выпускать замечательные альбомы, в том числе пластинки с классической музыкой для опер и балета. На концерте Маккартни 14 декабря прошлого года мы шесть часов простояли в очереди, а потом еще два ждали выступления музыканта, и все это время я чувствовал волнение и радость. Мог бы простоять целый день и даже не заметил бы этого.
 
– А как в Советском Союзе обстояли дела с приобретением музыкальных инструментов?

– Еще сложнее, чем с пластинками. Тогда выбора особого не было. Советские гитары «Урал» и «самоделки». Вот собственно и весь ассортимент. Правда, иногда с рук можно было приобрести заграничный товар, но очень за дорого. Скажем, гитара «Gibson» стоила около 3000 рублей (при средней зарплате, напомню, в 120).



Кстати, первую свою гитару «Jolana» я купил в 14 лет. Во время летних каникул пошел работать на фабрику «Спартак» и за 3 месяца работы получил 300 рублей, из которых 270 истратил на гитару, а оставшиеся 30 – на праздничный стол по этому поводу для родственников. Покупка инструмента действительно была для меня знаковым событием.

 – Было бы интересно узнать, как проходили рок-концерты в нашем городе в те годы?

– Прежде чем получить разрешение выступить, нужно было тексты своих песен принести в отдел культуры горисполкома и поставить там первую печать, подтверждающую, что это петь можно. Затем райком, и, наконец, третья инстанция – печать того места, где ты будешь эту песню исполнять. Добыть печати было сложно, и мы начали хитрить: делали 2 текста. В одном были нейтральные слова, очень похожие по звучанию на те, которые могли бы не допустить, и на нем ставили все необходимые печати. На выступлении, конечно, исполняли второй вариант, а если нас потом начинали за это ругать, говорили, что им просто это послышалось или что вокалист нечаянно перепутал слова.

Концерты обычно проходили тогда в различных ДК. Народу всегда собиралось очень много. Многие приходили навеселе, хотя спиртные напитки, конечно, нельзя было с собой проносить.


 

С сыном Георгием и лидером «Чайфа» Шахриным, 2006 г.


– Как относились родители к Вашему увлечению рок-музыкой?

– Мне очень повезло с родителями. Я начал играть в группе с 8 класса, а так как все это не приветствовалось, то моих родителей постоянно вызывали в школу, но они меня защищали. Более того, меня даже хотели выгнать из школы за мое увлечение рок-н-роллом. К счастью, у них хватило ума этого не делать. Однако мне написали такую характеристику в школе, что ни о каком поступлении в ВУЗ не могло быть и речи. Ну и черт с ними.

– И напоследок хотелось бы узнать, как «Макс и Ко» планирует отметить свой пятнадцатилетний юбилей...

– В этом году собираемся устроить глобальный рок-концерт вместе с коллегами из Москвы Олегом Сакмаровым («Аквариум», «Юпитер»), Глебом Самойловым («Агата Кристи») и кем-нибудь еще. Думаю, что это будет знаменательное выступление. Тем более, на обычных концертах мы вынужденно играем много каверов и чужих хитов. Здесь же будут только наши песни плюс видеосопровождение. Осталось лишь уладить некоторые организационные вопросы.