Никакого ритуального обрезания младенцу в детской поликлинике Набережных Челнов не проводили, а всего лишь оказали ему неотложную медицинскую помощь. По крайней мере так утверждает главврач лечебного учреждения, где работает хирург, которого сейчас обвиняют в гибели мальчика.


Смертельная хирургия


Напомним, 23 мая СУ СКР по РТ распространило информацию, что в отношении 60-летнего хирурга детской поликлиники № 5 Набережных Челнов Месропа Чахояна возбуждено уголовное дело по части 2-й статьи 109-й УК РФ - причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей. По версии следствия, 18 мая врач сделал операцию по удалению крайней плоти младенцу, которого родители привезли к нему из деревни Зубаирово Актанышского района. А на следующий день мальчик скончался. Как установила предварительная экспертиза, от остановки сердца, вызванной недостатком крови в органах: младенец, которому едва исполнился месяц, был в памперсах, и родители не заметили, как он истек кровью.


Стоит отметить, что за последние пять лет это уже третий в Татарстане случай летального исхода после операции обрезания. В июле 2008 года в ДРКБ скончался 4-летний Рифат Зарипов из села Новые Салманы Алькеевского района - от анафилактического шока, вызванного введением препарата для наркоза. Но вина врачей не была установлена. Накануне брат-близнец погибшего Ильфат перенес операцию нормально. У Рифата же, по заключению экспертов, возникли внезапные патологические изменения в организме, которые нельзя было предвидеть и предотвратить.


А в мае 2010 года умер 5-летний житель Казани Алишер Тухтаев, которому мама вызвала хирурга на дом. Судмедэкспертиза установила, что допустимая доза обезболивающего, которую доктор ввел ребенку, было превышена более чем в два раза, что оказало токсическое воздействие на его организм. В ноябре того же года Кировский райсуд приговорил 50-летнего хирурга городской поликлиники №19 Фагима Валиева к полутора годам колонии-поселения и лишил его права заниматься врачебной деятельностью на три года.


Можно, но осторожно


- В 2010 году наше министерство совместно с ДУМ РТ разработало и приняло так называемый Стандарт медицинской технологии «Обрезание», - сообщил спецкору Интертат.ру пресс-секретарь Минздрава РТ Нурислам Гильмутдинов. - Этот документ дополнил стандарт Минздравсоцразвития РФ на региональном уровне. Ведь в одной только ДРКБ ежегодно проводится до 500 подобных операций. Как любое другое оперативное вмешательство, обрезание несет риск осложнений, который, по данным мировой статистики, достигает 10%. В основном это послеоперационные кровотечения и нагноения. Поэтому согласно Стандарту обрезание должно проходить в условиях стационара и только после того, как будут сделаны все необходимые анализы, в том числе - на свертываемость крови. Не менее важен и возраст мальчика. Стандартом установлено, что такие операции можно делать только после достижения ребенком трехлетнего возраста. Все эти условия Чахоян грубо нарушил. Кроме того, у него не было специального сертификата, дающего право проводить обрезание. И в списках представляемых поликлиникой платных услуг этот вид операций не значится. Между тем есть сведения, что родители ребенка заплатили за операцию. Сейчас Месроп Чахоян отстранен от должности до окончания следствия.


Хотел как лучше


Но у главврача детской поликлиники № 5 Светланы Фархутдиновой - другая версия по поводу действий хирурга Чахояна. По ее словам, ни о каком обряде обрезания в данном случае речи быть не может. Это была даже не операция, а процедура разведения спаек по медицинским показаниям, и проводилась она совершенно бесплатно. А тот факт, что пациент был не приписан к поликлинике и даже не принес направление от местного врача, не дает право хирургу отказывать ему в медпомощи. Всем известно, чем закончилась история с жителем Зеленодольска, которого местный стоматолог, не имеющая лицензии на челюстно-лицевые операции, отправила в Казань - в «лицензионное» лечебное учреждение.


- Я знаю Месропа Чахояна как профессионального хирурга и порядочного человека уже около 10 лет, - говорит Светлана Фархутдинова. - Он не мог не выполнить врачебный долг и отказать пациенту в неотложной медпомощи. Причем процедура проходила не в перевязочной, как утверждают некоторые СМИ, а в операционной, где есть все необходимые условия для проведения подобных процедур. Конечно, аппендикс там не вырезают, а вот, например, зашить рваную рану в амбулаторных условиях врач имеет полное право. Когда у мальчика во время процедуры порвался сосуд и открылось кровотечение, Чахоян остановил его - зашил сосуд. Единственное его нарушение, которое могло привести к таким трагическим последствиям, что он не настоял на дальнейшей госпитализации ребенка. Как он мне объяснил, мать наотрез отказалась, а он в суматохе не успел взять у нее расписку. По результатам служебного расследования хирургу объявлен выговор, но от должности он не отстранен, просто находится в очередном отпуске.


Елена МЕЛЬНИК