Приостановить работу единственного мусульманского кладбища в Казани (при мечети Марджани) требует прокуратура Советского района до тех пор, пока его деятельность не будет приведена в соответствие с Федеральным законом «О погребении и похоронном деле». Предварительное слушание по делу, ответчиками в котором выступают казанские мухтасибат и исполком, состоялось 15 мая в Вахитовском райсуде.

 

Памятник раздора

 

 

 

Напомним, скандал вокруг мусульманского кладбища, расположенного неподалеку от Самосыровского, разгорелся в январе этого года, когда родственник одного из погребенных здесь людей обратился в прокуратуру Советского района, сообщив об «акте вандализма», совершенном сотрудниками кладбища по отношению к надгробию его отца. По словам заявителя Альберта Салихова (возглавляющего одно из управлений столичного исполкома), приехав на кладбище, он обнаружил, что фотография отца на памятнике заклеена листом бумаги с надписью «Администрация». Клей оказался настолько сильным, что накрепко въелся в портрет, изуродовав его. Выяснилось, что таким образом сотрудники кладбища пытались «донести» до родственников правила захоронения по канонам шариата - никаких фотографий на памятниках! В Казанском мухтасибате, в свою очередь, заявили, что администрация кладбища поступила правомерно, ведь в отличие от обычных татарских кладбищ это является первым истинно мусульманским, где строго соблюдаются все каноны. Не хочешь соблюдать - не хорони здесь близких. Альберта Салихова такие доводы не убедили, он уверен, что осквернять могильные памятники непозволительно никому и вандализм - не метод воспитания религиозных чувств. Тем не менее ход делу тогда не дали: после проверки, проведенной на основании этого заявления, прокуратура отказала в возбуждении уголовного дела по статьям 214-й (вандализм) и 330-й (самоуправство). Салихов тогда пообещал, что так это дело не оставит. Выходит, сдержал обещание?..

 

Ответчик против ответчика

 

Впрочем, на суде истец – прокуратура - и второй ответчик - исполком - настоятельно просили представителей мухтасибата не связывать тему нынешнего разбирательства с «делом Салихова». Сейчас, дескать, рассматриваются другие вопросы: есть ли у мечети право собственности на землю и почему исполком затягивает утверждение правил захоронения на мусульманском кладбище. Но адвокат духовной организации Гумар Ахметов не унимался и несколько раз делал акцент на инциденте с памятником.

 

- Кладбище работает с 2004 года, но вы почему-то именно сейчас им заинтересовались, - обратился он к представителю прокуратуры. - Не по заявлению ли Салихова вы решили проверить законность деятельности кладбища? И что это за требование - приостановить деятельность по захоронению: люди ведь как умирали, так и умирают, и одним решением прокуратуры этот процесс не остановить. Где их в таком случае хоронить, ведь других мусульманских кладбищ в Казани нет.

 

По мнению адвоката Ахметова, в начавшемся судебном разбирательстве на самом деле заинтересована не прокуратура, а исполком, который хочет отнять мусульманское кладбище у мечети Марджани и, соответственно, Казанского мухтасибата, переподчинив его МУП «Ритуал». Из этих соображений исполком якобы тянет резину и с утверждением правил, которые, по словам Ахметова, были разработаны мухтасибатом еще в 2008 году. Правда, выяснилось, что в исполком документ был направлен только в феврале этого года, уже после скандала с памятником.

 

- Мухтасибат вводит суд в заблуждение: инцидент с Салиховым здесь ни при чем, - вновь подчеркнул представитель исполкома Ренат Шугаепов. - Запрет на размещение фотографий на памятниках никакого отношения к данному делу не имеет. «Дело Салихова» просто послужило началом данному процессу. Поскольку до этого о мусульманском кладбище особо никто и не знал. В том числе и я. А когда поднялась шумиха в СМИ - узнали все. Повторяю: в правилах захоронения вы можете писать всё, что вам захочется, согласно нормам шариата. Мы их утвердим, но для этого нам нужны лишь надлежащие документы на землю.

 

Исполкому копии не нужны

 

А с документами, как выяснилось, у мухтасибата загвоздка.

 

- То, что представляют нам сейчас в качестве документов, подтверждающих право собственности на землю, - это копии, - сообщил Шугаепов суду. - А верить им… Нам нужны первичные документы. А у вас их нет.

 

- Договор о постоянном бессрочном пользовании, который свидетельствует о нашем праве на эту землю, в настоящее время, к сожалению, утерян, как, впрочем, и свидетельство, но есть выписка из государственного реестра, которая, на наш взгляд, подтверждает наше право, - сообщила суду юрист Эльза Хуснутдинова, также представляющая мухтасибат.

 

Судя по всему, история того, как земля, на которой находится кладбище, досталась Казанскому мухтасибату, - достаточно запутанная. Ранее эта территории была в ведении Пестречинского района, сейчас она уже в черте Казани. Чтобы внести ясность в земельный вопрос, исполком ходатайствовал о привлечении к процессу третьих лиц: представителей администрации Пестречинского района, Минземимущества РТ, управления по организации ритуальных услуг. Но суд ходатайство отклонил из тех соображений, что информацию, которой они могут располагать, можно получить и с помощью запросов.

 

Очередное слушание дела назначено на 4 июня.

 

Венера БЕЛЯЕВА