С провокационной премьерой вышел 27 апреля на подмостки казанского Тинчуринского драмтеатр Буинска, представив консервативному татарскому зрителю комедию «Утын пулэне» («Полено»), в которой главное действующее лицо - парень с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Впрочем, от художественного руководителя театра Раиля Садриева, которого частенько ругают за бульварщину, вполне можно было ожидать чего-нибудь этакого.

Как ни странно, но татарская публика, которая обычно недовольно шипит на шутки ниже пояса, а от слова «секс», произнесенного со сцены, вообще способна впасть в культурный шок, восприняла постановку «Утын пулэне» по сценарию Радифа Сагди на ура. На пикантные сцены зал откликался гомерическим хохотом, причем смеялись все, даже скромницы в хиджабах. А сцены были, например, такие: деревенский мужик, приняв «голубого» за симпатичную женщину, заваливает его на диван, а затем резко отскакивает, возмущенно крича: «Почему у тебя там так жестко?!». На что тот ему с достоинством отвечает: «А что, мягко должно быть?»…

 

Впрочем, началась постановка с остро-социальной темы: почему молодежь бежит из родных сел. По сценарию, деревенский парень Хамис (Ильназ Агляметдинов), порядочный и трудолюбивый, в откровенной беседе с соседом-пьяницей Инфиром (Раиль Садриев) жалуется на то, что никак не может найти себе невесту: «в родном селе девушек нет, а из города их в наше захолустье не затянешь». На что шутник Инфир, желая подтрунить над наивным юношей, советует ему попробовать якобы народное средство: несколько дней и ночей не расставаться с поленом. Дескать, и недели не пройдет, как женишься. Так, впрочем, и произошло, но не потому, что полено помогло, а потому, что в дело вмешался брат Хамиса - Захит (Ренат Акберов). Вознамерившись найти родственнику хорошую невесту, Захит обращается за помощью к своему казанскому приятелю - представителю сексуальных меньшинств Саеркаю (Рамиль Шарапов). Просто у «голубого» Саеркая очень широкий круг общения, а поскольку сам он девушками не интересуется, то для хороших людей ему их не жалко… С того момента, когда на сцене появляется пластичный Шарапов, разодетый и раскрашенный под «голубого», зритель начинает биться в истерике от смеха, которая не отпускает его до конца спектакля. После череды приключений доброму и отзывчивому Саеркаю таки удается найти в современном мире, где «нормальных девушек не осталось: все курят и пьют», скромную и воспитанную Хурмию (Рамиля Хамидуллина), которая мечтала выйти замуж как раз за такого парня, как Хамис.

 

«Интертат.ру» поинтересовался у худрука Буинского государственного драматического театра Раиля Садриева, из каких соображений он решил обратиться к теме сексуальных меньшинств.

 

- А зачем делать вид, что их не существует? - недоумевает Садриев. - Татарское искусство, конечно, имеет национальный колорит, но оно, тем не менее, развивается в том же направлении, что и русское. А там эти темы эксплуатируются только так… Оно и правильно. Искусство должно отражать жизнь такой, какая она есть. Сейчас мы более информированы и понимаем, что такие люди есть, их немало, и они всегда были: со времен сотворения мира. Не нам судить, правильно это или нет… Мы должны принимать их такими, какие они есть. Тем не менее, когда Радиф Сагди принес мне этот сценарий, первоначально у меня возникли сомнения: а поймет ли нас татарский зритель?.. Если я не чувствую, что сценарий обречен на успех, что он принесет деньги, я за постановку ни за что не возьмусь. У меня нет такой финансовой возможности. На четыре спектакля в год нам как государственному театру выделяется 67 тысяч рублей. В то время как затраты на подготовку одного спектакля - порядка 500 тысяч рублей. Тем не менее я решил рискнуть, поскольку люблю эксперименты. Единственное, чего опасался - не испортит ли эта роль карьеру молодого артиста Рамиля Шарапова… Не повесят ли на него ярлык, не будет ли он теперь всегда ассоциироваться исключительно с этим образом?

 

- А как отнесся к предложению сыграть роль «голубого» сам Шарапов?

 

- Он тоже сомневался, но я его убедил, что на это стоит пойти. Рамиль - талантливый, многоплановый, харизматичный артист с запоминающейся внешностью. За его густые брови в виде галочки мы его «маздой» зовем. Он мастер импровизации. Не только играет, но и поет, и танцует. Невероятно трудолюбивый: я его с детства знаю - соседский сын, рос у меня на глазах. Я был уверен, что наша аудитория примет его и в этой роли. Конечно, окончательное решение - получилось у нас или нет - вынесет зритель: постановку можно будет увидеть в новом сезоне, осенью. На премьере же были в основном приглашенные: журналисты, коллеги по цеху Радифа Сагди, его и наши друзья… Должен сказать, что я готов к негативной критике. Нас вообще очень часто ругают, и это, на мой взгляд, хорошо - стимул работать в полную силу.

 

- А кто подбирал костюмы для Саеркая? Надо сказать, он выглядел очень стильно.

 

- Художник по костюмам и сценограф - я! Всю одежду для героя купил в Арабских Эмиратах, когда был там на отдыхе - подвернулось. Вообще, спектакль поставили без проблем, как по маслу - всего за три дня.

 

- Раиль, сейчас всё чаще высказывается мнение, что такие провинциальные театры, как ваш, никому не нужны, что они зря проедают бюджетные деньги, поэтому их нужно закрыть. Что вы думаете по этому поводу?

 

- Этого категорически нельзя делать. Если говорить о татарских провинциальных театрах, то закрой хоть один, и мы автоматически уменьшим количество людей, которые будут говорить на родном языке. Я за то, чтобы татарских театров было больше. Они немного просят. Там служат фанатики, которые готовы работать за сущие копейки…

 

Венера БЕЛЯЕВА