В эпицентре скандала оказалась набережно-челнинская частная клиника Bioclinic , известная далеко за пределами города и республики. Ее 47-летний директор Вадим Курсенко подозревается в незаконном использовании стволовых клеток. По версии следствия, не имея лицензии на биотехнологическую медицинскую помощь, доктор за три года вколол стволовые клетки неизвестного пока происхождения двум сотням пациентов, заработав на этой модной процедуре 22 миллиона рублей.

 

Укололся - и пошел!

 

Деятельностью доктора Курсенко правоохранительные органы заинтересовались еще в 2008 году, когда из Росздравнадзора в Прокуратуру РТ пришло письмо с просьбой разобраться, почему клиника использует стволовые клетки, не имея на то соответствующего разрешения. Тогда врач отделался предупреждением и штрафом, при этом он и не подумал отказываться от использования стволовых клеток в лечебной практике. На интернет-сайте своей клиники Вадим Курсенко вовсю призывает людей выбросить прописанные другими врачами препараты и уколоться стволовыми клетками. «Однократная инъекция клеточного препарата избавляет от обострений и необходимости ходить по больницам, и это идет вразрез с интересами фармкомпаний, - убеждает доктор потенциальную пациентку, больную рассеянным склерозом. - Их цель - сбыт медикаментов, где Вы будете потребитель. Не имеют они цель - излечить».

 

В отличие от корыстных фармацевтов добрый доктор Курсенко обещает излечить своих пациентов с помощью стволовых клеток «всего» за 227 тысяч рублей, и не только от рассеянного склероза. На сайте Bioclinic размещено объявление, что с этого года учреждение начало лечить с помощью клеточной терапии пациентов с ишемической болезнью сердца и постинфарктных больных.

 

Участнику интернет-форума, который интересуется, откуда частная клиника получает клеточный препарат (создавать банки стволового материала разрешается только крупным медицинским научно- исследовательским учреждениям. - Е.М.), доктор Курсенко объясняет, что препарат поступает из лаборатории клеточных технологий Российского государственного медицинского университета. «Там клетки очень хорошие и эффект налицо. Использование стволовых клеток, выращенных из костного мозга взрослого человека (самого пациента) считаю малоэффективным в сравнении с молодыми клетками из пуповины новорожденного».

 

Мозг должен быть свежий!

 

Как выяснил «Интертат.ру», при РГМУ действительно есть кафедра клеточной биологии и технологий, и у индивидуального предпринимателя Курсенко действительно заключены с московским вузом кое-какие соглашения о «совместных научных исследованиях в области клеточных технологий», но о клинической практике речь в документах не идет. А размещенное на сайте Bioclinic разрешение Росздравнадзора на применение новой медицинской технологии, связанной с получением, транспортировкой и хранением клеток плаценты человека, если прочитать его внимательно, и вовсе выдано другой организации - московскому ЗАО «Центр Флебологии».

 

 

 

 

- Мы сейчас выясняем, откуда Курсенко на самом деле получал стволовые клетки для инъекций, - говорит следователь отдела СУ СКР по городу Набережные Челны Ильдар Галиуллин. - Многие его бывшие пациенты говорят, что лечение им не помогло. Многих уже нет в живых. Правда, это еще ни о чем не говорит. Ведь в клинику приезжали безнадежные больные, которым инъекция стволовых клеток казалась последним шансом на спасение.

 

Кстати, компетентным органам неплохо бы изучить попристальнее и другие методы лечения, которые применяет доктор Курсенко. С кем-то из пациентов он обсуждает на сайте возможности «квантового волшебства», кому-то рекомендует коктейль из свежего свиного мозга… «Брать только свежий мозг!» - подчеркивает врач.

 

Успеха никто не гарантирует

 

Отметим, что на сегодняшний день российское законодательство позволяет забирать, выращивать и использовать стволовые клетки человека только в рамках лабораторных и клинических исследований. Законопроект, регламентирующий технологии и стандарты применения клеточной терапии при лечении различных заболеваний, уже несколько лет «гуляет» в Госдуме. Его противники ссылаются на то, что действие стволовых клеток на здоровье человека еще не до конца изучено. Тем не менее Интернет давно уже полон заманчивыми предложениями сделать чудо-инъекцию и за один раз помолодеть на 10 лет. И многие готовы стать подопытными кроликами… После того как один за другим умерли от раковых заболеваний актеры Анна Самохина, Любовь Полищук, Олег Янковский и Александр Абдулов, их коллега Станислав Садальский рассказал журналистам, что все они проходили процедуру омолаживания стволовыми клетками.

 

 

Таких историй чудесного исцеления на сайте Bioclinic немало

 

- Когда речь идет о жизни людей, врач не имеет права фрагментарно, по своему усмотрению, применять новый, не до конца изученный метод лечения, - считает исполнительный директор банка стволовых клеток при Казанском государственном медицинском университете Грайр Кундакчян. - Нужны узаконенные стандарты, где были бы пошагово прописаны все основные этапы. У нашего банка есть разрешительные документы на передачу клеточного материала в РКБ - для применения его в рамках клинических исследований. Но пациенты, которые соглашаются участвовать в таком исследовании, не платят за процедуру ни копейки, всё это делается на бюджетные деньги. При этом успеха пациентам никто не гарантирует.

 

Дума все еще думает

 

Так совпало, что вчера в Госдуме РФ в очередной раз обсуждали перспективы применения клеточных технологий в медицине. Одним из участников «круглого стола» стал и руководитель банка стволовых клеток КГМУ Андрей Киясов. Если отбросить научную терминологию, то вывод специалистов таков: в сфере применения клеточных продуктов и технологий сейчас царит настоящий бардак. В связи с этим на думском «круглом столе» было принято решение как можно скорее доработать закон «Об обороте биомедицинских клеточных продуктов», который должен обеспечить, с одной стороны, свободу научных исследований, с другой - строгий контроль за применением новых методик с недоказанной эффективностью и безопасностью и защиту пациента от любых злоупотреблений со стороны жадных до денег медиков.

 

Елена МЕЛЬНИК