Фотовспышки, камеры и микрофоны... Скромная семья из США почувствовала себя голливудскими звездами, приехав в Казань. Интерес со стороны журналистов к Маклейнам не праздный. Они потомки знаменитого поэта XIX века Евгения Боратынского.

Историческую родину Маклейны навестили впервые и были удивлены тому, с каким трепетом в Казани относятся  к памяти их прапрапрадеда. Самый младший потомок Боратынского – девятилетний Харрис Маклейн даже сказал, то ли с восторгом, то ли с сожалением: «В Америке мы никто, а здесь - такие знаменитые!»

 

Пра-пра-правнучка Евгения Боратынского Анна Маклейн сейчас пишет книгу о жизни своей бабушки. Ольга Боратынская-Ильина в 1918 году вместе с супругом Кириллом Ильиным – белым офицером и девятимесячным сыном – Борисом (отцом Анны) бежали из Казани в США. Путь в Америку пролегал через Харбин. Четыре года понадобилось семье, чтобы добраться  до Сан-Франциско. Там и обосновались. 

 

 

Сейчас потомки Боратынского – это праправнук Борис, ему 95 лет и его четыре дочери. Младшая Анна и приехала в Казань. У Анны - трое детей. Везли – ему 22 года,  дочь Анна-Оливия  и младший сын Харрис - школьник. Анна Маклейн ни слова не понимает по-русски. До последнего даже  не интересовалась русской культурой. На вопрос журналистов, не хочется ли ей начать изучать русский язык, громко засмеялась и, показывая на дочь, сказала: «Нет, это ее работа!».

 

Дочка Маклейнов Анна-Оливия два года назад начала изучать русский. Сейчас учится по обмену в Смольном институте в Санкт-Петербурге. С трудом она объяснила, что по-русски говорит плохо. Но с творчеством прапрапрапрадеда знакома. Своему младшему брату Харрису даже читала стихотворение, которое он в 1828 году  адресовал потомкам.

 

«Мой дар убог, и голос мой негромок.

Но я живу, и на земле мое

Кому-нибудь любезно бытие.

Его найдет далекий мой потомок

В моих стихах: как знать? Душа моя

Окажется с душой его в сношенье,

И как нашел я друга в поколенье,

Читателя найду в потомстве я».

 

Надеемся, что стихи  окажутся пророческими и потомки все-таки растолкуют  послание. Анна-Оливия призналась, что пока ей это не удалось, мол, слишком сильно изменился русский язык и наречие XIX века ей не понять.  

 

При этом все Маклейны наполовину считают себя русскими. Харрис, с гордостью говорит Анна, на Олимпиаде болел за российскую сборную и в школе этим хвастался. Анна говорит, что в Америке многие симпатизируют России и любят русскую культуру, и сожалеет, что в политике всё по-другому. «Я думаю, что новости и люди – это не одно и то же. Я с радостью ехала в Россию, и у меня не было никаких предрассудков».

     

Будучи в Казани, потомки Боратынских посетили поселок Каймары. Там находилось загородное имение поэта. Это был роскошный 40-комнатный дом с огромным садом и искусственными прудами. Сейчас от него остался лишь фундамент. Побывали и на кладбище  села Аркатово Пестречинского района. Там похоронены предки Кирилла Ильина – дедушки Анны Маклейн по отцовской линии. Гости из Америки даже всплакнули – могилы запущены, надгробья разрушены. Надписи о том, кто там похоронен, с трудом читаются. 

 

 

 

Прапраправнучка Боратынского приехала на историческую родину с одной целью, чтобы  написать книгу о жизни своей бабушки Ольги. Литературный дар поэта передался по женской линии. Сама Ольга Боратынская-Ильина тоже увлекалась литературным творчеством. Она в 1951 году написала два автобиографических романа «Канун восьмого дня» и «Белый путь, или Русская одиссея», в которых подробно рассказала о революции 1917-го,  о том, что заставило Боратынских эмигрировать в США, о долгом пути в Америку через Харбин, о первых годах жизни на другом континенте. Сочинениями, кстати, заинтересовались кинематографисты. Сейчас с сыном писательницы праправнуком Евгения Боратынского  - Борисом Кирилловичем - ведутся переговоры  о возможности экранизировать эпопею.

 

Дарья Журавлева

фото автора