Из кабинета стоматолога на кладбище попал 59-летний житель Зеленодольска Александр Чернышев. Промежуточными инстанциями на этом пути стали несколько уважаемых медицинских учреждений, где пациенту не смогли (или не захотели?) оказать необходимую помощь. Впрочем, претензии в свой адрес люди в белых халатах не принимают: дескать, действовали по инструкции.

 

Вместо юбилея - похороны

 

Как рассказал вашему корреспонденту проживающий в Казани брат погибшего Евгений Чернышев, 14 февраля Александр удалил зуб в местной стоматологической поликлинике. Но боль не проходила, а к концу недели поднялась температура - выше 38 градусов. В воскресенье, 19 февраля, мужчина попытался вызвать «скорую», но на том конце телефонного провода ему объяснили, что по таким пустякам, как больной зуб, они не выезжают, и посоветовали в понедельник обратиться к стоматологу. Александр Павлович так и сделал. Стоматолог пришла к выводу, что там, где она удаляла зуб, все «чисто», а вот с другой стороны образовалось воспаление, которое могут вылечить только в Казани. Стоматолог выписала Чернышеву направление на госпитализацию в РКБ, и утром 20 февраля мужчина с высокой температурой отправился в больницу: сначала междугородным автобусом до Казани, потом - городской маршруткой до больницы. Но на этом его мучения не закончились. В РКБ не оказалось свободных коек, и зеленодольского пациента отправили в БСМП. Там, ожидая своей очереди в приемном отделении, приезжий пациент потерял сознание. Его забрали в реанимацию и прооперировали, а утром 21-го Евгению Чернышеву сообщили, что ночью его брат скончался. И выдали в морге справку, в которой значились сразу две причины смерти - «острая коронарная недостаточность» и «флегмона полости рта»…

 

- 3 июня мы собирались отпраздновать 60-летний юбилей Саши у меня на даче. Сестра с семьей из Иркутской области хотели приехать. А пришлось вот похороны устраивать, - говорит Евгений Павлович.

 

Их дело - предложить

 

По словам Евгения Чернышева, после похорон брата он написал жалобы руководству всех медучреждений, в которые обращался за помощью Александр. Но люди в белых халатах не считают себя виноватыми в смерти больного. К примеру, главврач зеленодольской «скорой» объяснил, что при такой невысокой температуре - чуть больше 38 градусов - «неотложка» выезжать не обязана. А стоматолог утверждает, что она предложила вызвать Чернышеву «перевозку» до РКБ, но он сам отказался. Сказал, что нужно домой заехать, взять деньги, вещи, предупредить стареньких родителей… Однако Евгений Павлович сомневается, что медики предлагали брату машину.

 

- В РКБ - та же история! Говорят, мол, хотели отвезти его в больницу, но он сказал, что сам доберется. Да мало ли что говорит больной! Может быть, он не отдает отчета своим словам, не понимает всей опасности болезни? Но ты-то - врач! Ты же клятву Гиппократа давал! - возмущается Евгений Чернышев. - Врачи обязаны были предоставить инвалиду 3-й группы, каким был Саша, не только транспорт, но и сопровождающего медработника. Тем более что у него температура всё повышалась…

 

Лучше поздно?

 

После того, как Евгений Павлович получил отписки от медиков, он решил написать жалобы в Прокуратуру РТ и Президенту РТ. И только тогда дождался адекватной реакции.

 

- В пятницу, 23 марта, меня пригласили в администрацию Зеленодольска, - рассказывает он. - Там уже были два заместителя министра здравоохранения Татарстана и еще какие-то чиновники из Казани. Они выразили мне соболезнование и предложили оказать необходимые услуги по оздоровлению родителей: отцу-ветерану - 87 лет, маме - 84. Спрашивается, что раньше мешало о них позаботиться? Старики, пока могли ходить, всё по поликлиникам в очередях маялись. Ни разу в стационаре не лечились. А тут прямо как на пожар! И койко-места сразу нашлись. В кардиологии РКБ, оказывается, свободна двухместная палата. Сейчас вот собираемся…

 

Президент Татарстана Рустам Минниханов поручил разобраться в деле погибшего Александра Чернышева и наказать виновных в его смерти. Уже 23 марта, после правительственного совещания, было подписано распоряжение Кабмина РТ, согласно которому четверо медиков были уволены (хирург зеленодольской стоматологии Эдигер М.П, фельдшер по приему вызовов скорой медицинской помощи Зеленодольска Чебакова М.Н, главврач филиала городской станции скорой медицинской помощи Веселкин Е.С. и замглавврача РКБ по медчасти Алексеев Г.В.), еще девять получили дисциплинарные взыскания. Министру здравоохранения РТ Айрату Фаррахову указано на недостаточный уровень организации медицинской помощи. Сейчас в министерстве создана комиссия по выяснению обстоятельств смерти Александра Чернышева.

 

Елена МЕЛЬНИК

 

От редакции. По иронии судьбы, корреспондент «Интертат.ру» тоже едва не стала жертвой отечественной стоматологии, а спасли ее… турецкие врачи. В конце прошлой недели наша сотрудница отправилась в краткосрочный (и заслуженный) отпуск в Турцию. А перед этим у нее не на шутку разболелся зуб. Впрочем, вот ее рассказ от первого лица…

 

За пару недель до поездки я почувствовала, что меня беспокоит зуб, расположенный по соседству с тем, который мне недавно лечили в частной клинике. Я предусмотрительно отправилась с жалобами в ту же клинику. Стоматолог, осмотрев зуб, «ничего страшного» не нашла и предположила, что боли вызваны тем, что между зубами застревает пища. Купив зубную нить, я начала уделять больше внимания гигиене полости рта… Однако, когда до поездки оставалось всего два дня, проснулась среди ночи от жуткой зубной боли. Наутро снова побежала к своему стоматологу, и меня втиснули в ее плотный график как пациента с острой болью. Осмотрев зуб, доктор снова не приняла мои жалобы всерьез. Снимок тоже не показал ничего страшного: «Наверное, просто застудилась». Стоматолог предложила мне два варианта: либо вскрыть и «перелечить» ранее залеченный зуб («Но это большой фронт работ, до отъезда не успеть»), либо пить антибиотики и ждать, что само всё пройдет. Поскольку выбора у меня не было, я остановилась на втором варианте. Но легче от лекарств не стало, и в день вылета я снова побежала к стоматологу с просьбой вскрыть мой зуб, потому что не могу больше терпеть боль, которую даже обезболивающие не заглушают. Доктор взяла время подумать. Затем перезвонила и сказала, что перед перелетом такие вещи делать нельзя: «Так что давайте обойдемся антибиотиками». Если, говорит, у вас нет отека, это уже хорошо - хуже не стало, а на третий день благодаря антибиотикам должно стать лучше». Справедливости ради стоит сказать, что врач настоятельно рекомендовала мне отложить поездку. Но было жалко потраченных на путевку денег. Где наша не пропадала!..

 

В итоге в Турцию я прилетела еле живая. В дороге распухла щека, вылез гнойный флюс, воспалился лимфоузел, поднялась температура. По медстраховке меня сразу же повели к местному стоматологу. Осматривая зуб, щупая отек и спрашивая, какие антибиотики я пила, турецкий врач долго возмущался тем, как работают российские доктора. Сказал, что препараты были назначены неправильные и что, если такие воспаления сразу же не снимать грамотно подобранными лекарствами, это может привести к необратимым последствиям. Он мне выписал три препарата, и после первого же их приема отек начал спадать. Признаться, поначалу я скептически отнеслась к методам работы турецкого доктора - никаких снимков, всё на глаз. Но результат-то у меня на лице! Щека «отпухла», отпуск спасен. Еще турецкий стоматолог сказал, что причина моей проблемы - в неправильном лечении соседнего зуба. Обещал, что когда отек спадет окончательно, он вскроет зуб и переделает работу российских коллег. Жду… Кстати, здесь я узнала, что турецкие стоматологи учатся у немцев, и отдыхающие россияне любят прибегать к их услугам, пользуясь страховкой. Таким образом совмещают приятное с полезным.

 

Венера БЕЛЯЕВА из Турции