Кроме человеческих потерь и непомерных заслуг перед Родиной, во имя Победы свои головы складывали и четвероногие диверсанты [ФОТО]

 

В ноябре 1924 года приказом Реввоенсовета при высшей стрелково-тактической школе «Выстрел» в Москве был сформирован Центральный учебно-опытный питомник военных и спортивных собак РККА (Рабоче-крестьянской Красной армии) «для целей разведки, связи, сторожевой и санитарной служб и окарауливания военных складов». Через несколько месяцев аналогичные питомники были созданы в Ульяновске, Смоленске, Ташкенте и Тбилиси.

 

С началом войны из клубов служебного собаководства Москвы и Московской области отправили на передовую около 14 тысяч собак. Активное участие в комплектовании специальных частей принимали также Казанский, Горьковский и Тамбовский клубы. Всего к началу войны на учете в клубах Осоавиахима их стояло свыше 40 тысяч, а к концу – Советский Союз вышел на первое место в мире по использованию собак в военных целях.

 

 

- В первую очередь в спецшколах готовили собак-подрывников для уничтожения вражеских танков, - рассказывает  руководитель федерации спортивно-прикладного собаководства Татарстана Олег Пырков. - Во время Великой отечественной советские школы кинологов были очень сильные. Подготовка собак по различным боевым направлениям была на уровне. Что касается Казани, то у нас заложены давние корни кинологии клубом служебного собаководства, открытого в Казани в 1927 году, но профессии собакам мы не давали. Задачей казанского кинологического клуба было базовое обучение: командам «сидеть», «лежать», «рядом» и т. д.

 

Собаки-подрывники действительно существовали и по нынешним меркам, их использование было крайне негуманным. Псов натаскивали на подрыв танка под тонким днищем машины, при этом, погибала и сама собака. Из-за низкой эффективности и вероятности подрыва своих войск в 1942 году от собак-подрывников в Красной армии отказались (отряд существовал с 1935 года). После закрытия программы, подрывников переобучили в саперов, и теперь собака не убивала, а спасала тысячи жизней.

 

 

- По сути, от затеи с подрывом отказались из-за нехватки животных - их и так было мало. Сейчас бы мы не стали подобным заниматься - собак жалко. Да и дрессура нынешнего времени от времен ВОВ отличается кардинально: если в советское время использовали строгие методы только «кнута», то сейчас собака воспитывается практически на одних «пряниках» с помощью лакомств и игры, - рассказывает полицейский-кинолог федерального государственного казеного учреждения управления вневедомственной охраны при МВД Татарстана, питомника служебного собаководства Рамиль Шафиков. - Так же существует разница и в самих собаках: в СССР были чистокровные немецкие овчарки, но из-за популярности этой породы в 90-е годы кровь «немцев» сильно разбавили, и сейчас в России почти нет чистокровных. Приходится заказывать их в европейских странах.

 

Кроме подрывников были на фронте и собаки-диверсанты, помогающие брать «языка», собаки-связисты, тянувшие провода прямо под обстрелом и доставлявшие депешу вплавь через реки и по минным полям, собаки-санитары, вывозившие упряжками с поля боя раненых солдат и их оружие.

 

- Для собаки был важен сам потенциал и ее обучаемость, - рассказывает военный кинолог, заместитель председателя совета ветеранов погранслужбы Владимир Бирюля. - Любую собаку отбирают по психотипу и для саперской или же диверсионной работы лучше всего подходят псы флегматики и меланхолики, хотя их и сейчас немного.

 

 

Кроме того, специалисты отмечают – какой бы талантливой собака не была, без опытного кинолога «ничего путного из нее не выйдет». Эксперты сетуют, что сейчас государством почему-то не уделяется должное внимание работе с собаками, из-за чего нашим спецслужбам не хватает хвостатых напарников. Профессиональные кинологи уверены, что отечественную школу подготовки собак необходимо активно возрождать. Тогда и раскрываемость преступлений с помощью «мухтаров» значительно повысится.

 

Мария Водянова-Харитонова