Сегодня многие граждане, пришедшие в Советский районный суд Казани с твердым намерением судиться, судиться и только судиться, засомневались в необходимости заводить тяжбу. А некоторые так и не донесли свои исковые заявления до кабинета помощника судьи, поскольку в коридоре успели побеседовать с молодыми людьми приятной наружности, которые представлялись медиаторами и предлагали решить конфликт сторон без лишних затрат времени, денег и нервов.


Третий не лишний


Как объяснили вашему корреспонденту в пресс-службе суда, эти люди пришли не с улицы. Судейское сообщество Татарстана специально пригласило на прием исковых заявлений от населения профессиональных «примирителей» - специалистов некоммерческой организации «Лига медиаторов Поволжья», чтобы те предлагали сторонам попытаться разрешить конфликт в досудебном порядке. Дело в том, что вот уже больше года в стране действует закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)», призванный избавить  гражданский суд от завала дел, а граждан - от лишней нервотрепки. Ведь, судя по опыту тех стран, где такие посредники работают в полную силу, до 70 - 80% решаемых с участием медиатора споров заканчивается примирением сторон. А у нас в стране воз бытовых и житейский споров и ныне там - в судах.


- Наша Лига была создана в прошлом году, - рассказывает доцент кафедры конфликтологии КФУ Олег Маврин, который руководит Центром медиации, урегулирования конфликтов и профилактики экстремизма. - Мы уже имеем некоторый опыт работы в Татарстане - в школах, на предприятиях, но чтобы выйти на те задачи, которые призван решить новый закон, нужен другой уровень. Советский райсуд первым в Татарстане распахнул для нас двери. Поскольку здесь рассматривается больше всего гражданских дел.


Проигравших нет


Конечно, помощники судей - люди государственные, и они не имеют право рекламировать услуги посторонних организаций. Но, по крайней мере, они могут ответить на резонные вопросы, которые возникают у граждан после беседы с «примирителем». Дескать, что это за медиаторы у вас в коридоре ходят, не мошенники ли? Сколько это стоит? Не будет ли разглашена какая-то конфиденциальная информация? Как утверждает Маврин, стоимость услуг «примирителей» - в пределах судебной пошлины - около 200 рублей. Что же касается конфиденциальности, то медиаторы, в отличие от судей, не обязаны обнародовать свои решения. Поэтому во всем мире медиативное соглашение считается наиболее выгодно тем людям, которые не хотят предавать гласности свою личную жизнь и семейные конфликты. Кроме того, в отличие от федерального или мирового судьи, который в конечном итоге «помогает» только одной стороне, у медиатора проигравших нет, - каждая сторона что-то выигрывает.  


Гоголь отдыхает


Буквально на моих глазах женщина, пришедшая в Советский суд, чтобы подать заявление на соседей сверху, которые залили ее квартиру, сразу же ухватилась за возможность решить конфликт мирным путем. «Ведь даже если я года через два и отсужу у соседей денежную компенсацию, соседи на меня разобидятся и назло не будут торопиться выплатить ее. Так что мне еще сто лет придется ждать, пока судебные приставы не «вытрясут» из них деньги», - объяснила мне свою позицию женщина.


После того, как одна из сторон изъявляет желание пойти процедуру медиации, специалисты-посредники обязательно спрашивают согласие противоположной стороны. Иначе процесс мирных переговоров невозможен. При этом исковое заявление может  лежать в суде в ожидании предварительного слушания. Или даже судебный процесс может уже начаться. Прекратить тяжбу на основании медиативного соглашения сторон никогда не поздно.


В декабре прошлого года казанским медиаторам пришлось мирить двух соседей по дачным участкам, которые поругались между собой до такой степени, что Гоголь со своей «Повестью о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» просто отдыхает! Ситуация осложнялась тем, что один из участников конфликта незадолго до ссоры  купил у своего «врага» земельный участок. Покупку невозможно было оформить, поскольку для этого продавцу и покупателю нужно было встречаться, а все встречи чуть ли не дракой заканчивались! Медиаторы применили к соседям так называемый метод «челночной дипломатии» и враждующие стороны в конце концов пришли к консенсусу.


- Мы также принимаем участие в решении семейных конфлитов, которые возникли после крушения теплохода «Булгарии», - рассказывает Олег Маврин. - К сожалению, некоторые из них уже дошли до суда. Так, две бабушки никак не могут поделить внука, который остался сиротой после гибели родителей, плывших на этом судне. Сейчас мы находимся в стадии разрешения этого конфликта. Судебный процесс пока продолжается, но мы надеемся, что стороны уже «созрели» для примирения.


Елена МЕЛЬНИК