Завтра в Верховном суде РТ, с участием новой коллегии присяжных  начнется повторное рассмотрение дела  ОПГ «Перваки». Напомним, что весной этого года присяжные полностью оправдали троих членов «бригады Феди», обвиняемых в тяжких преступлениях, что стало сенсацией не только для стороны обвинения, но и для адвокатов. В итоге оправдательный приговор был обжалован. Сейчас юристы-профессионалы все больше сомневаются в состоятельности института присяжных. А сами присяжные ставят под сомнение профессионализм следователей.  

Полицейских и священников в присяжные не берут

Напомним, судебные процессы с участием присяжных заседателей возобновились в России с 2003 года. По закону присяжным может стать любой гражданин страны от 18 до 65 лет за исключением некоторых категорий - судимых, стоящих на учете алкоголиков и наркоманов, сотрудников правоохранительных органов, священников… Кандидатов в «народные судьи» выбирают методом случайной выборки из списков избирателей, и если выбор падет на вас, вы не имеете права отказаться.  

Понятно, что профессиональные судьи относятся к присяжным свысока. Ведь сами они, чтобы получить право вершить судьбы людей, долго учились, потом работали юристами. Многие считают, что работа присяжных заседателей в суде есть подобие работы непрофессиональных учителей или, что еще хуже, врачей. Но если учить и лечить «с улицы» не берут, то судить - пожалуйста…

Любопытная деталь - ответственности за вынесенные вердикты присяжные не несут. Недавний пример - в одном из российских регионов судья не лишил родительских прав горе-папашу и тот вскоре убил свое дитя. Судью судили. Присяжными за такие «проколы» наказание не грозит.

Нет тела - нет дела

Судья Верховного суда РТ Андрей Герасимов вспоминает оправдательный приговор, который несколько лет назад вынесли присяжные некому жителю Рыбнослободского района, причем единогласно.

- Обстоятельства дела были таковы, - рассказывает Герасимов. - Обвиняемый, ранее судимый за убийство (о чем присяжным, по правилам, известно не было) зашел вечером в гости к односельчанину и, увидев полученную им накануне пенсию, решил завладеть деньгами. Он нанес потерпевшему несколько ударов металлическим утюгом по голове, а когда тот упал без сознания, похитил деньги. Очнувшись на следующий день, пенсионер прямо указал на виновного и рассказал об обстоятельствах произошедшего. Но присяжные на суде посчитали, что после такого количества ударов таким тяжелым предметом остаться в живых было просто невозможно, а значит, «здесь что-то не так», и решили, что подсудимый не виноват в том, в чем его обвиняют. Смутило присяжных и отсутствие отпечатков пальцев на утюге, хотя, по данным следствия, на руках нападавшего были зимние рукавицы.

Другой случай, по словам судьи Герасимова, произошел в 2006 году в Алексеевском районе. Тогда на пришвартованном небольшом теплоходе произошло убийство и хищение денег, находящихся в чемодане:

- По версии следствия, двое нападавших проникли в ночное время на судно, где один убил спящего капитана ножом, а другой в это время схватил чемодан и выбежал с ним по трапу на берег. Поскольку единственный свидетель - механик теплохода в судебном заседании сказал, что убегавший с чемоданом человек был спереди похож на мужчину, а сзади на женщину, и он не смог определить его пол, присяжные нашли «простой» выход и решили, что кражи денег как таковой не было вообще.

Согласно официальной статистике почти по каждому пятому рассматриваемому  уголовному делу «судьи факта» выносят оправдательные вердикты. Однако и процент отмены приговоров, вынесенных с участием присяжных, значительно выше, чем приговоров, вынесенных в обычном порядке: 22% против 8%.

Реальность такова, что если профессиональный судья на процессе руководствуется буквой закона, то присяжные судят, исходя из собственных представлений о мироустройстве и справедливости.  

- Однако присяжные в своих решениях должны руководствоваться не только совестью и жизненным опытом, но и учитывать совокупность доказательств, которые представляют стороны. Это им разъясняет председательствующий на процессе профессиональный судья,- говорит Андрей Герасимов.

«Не верю!»

Но, похоже, что как раз с «совокупностью доказательств» на судах часто возникают проблемы. После того, как присяжные начинают сомневаться в том, что говорят и показывают в судебном зале, им остается руководствоваться постулатом императрицы Екатерины Второй: «Лучше оправдать десять виновных, чем обвинить одного невинного».

Преподаватель КНИТУ-КХТИ Руслан Зинатуллин - один из 9 присяжных, которые вынесли оправдательный приговор (трое присяжных проголосовали за обвинительный) бывшим лидерам «Перваков» из «бригады Феди» - Фирдинату Юсупову, Валентину Лукоянову и Сергею Сардаеву, обвиняемых в шести убийствах и одном покушении. Но почему оправдали? Ведь Сардаев, обвиняемый в убийстве предпринимателя Тимура Атнагулова, даже сам свою вину признал.

- Возможно, они и убили его, но мы посчитали факт убийства недоказанным следствием, - просто объяснил свою позицию Зиннатуллин.

Преподаватель, побывавший в роли присяжного, говорит, что в числе прочих его смутил и тот факт, что  зашифрованный свидетель, дававший показания из специальной закрытой комнаты, отвечал на вопросы подозрительно медленно.

- Конечно, может быть, что он просто «тормоз» и долго думал перед тем, как ответить, но лично у меня сложилось впечатление, что ему подсказывали ответы. И это тоже повлияло на мое решение,- отмечает бывший присяжный.
 
Отметим, что участие в суде над «Перваками» присяжного Зинатуллина помогло прокуратуре добиться отмены оправдательного вердикта. Как выяснилось, после скандальных событий в «Дальнем» преподаватель с активной гражданской позицией выходил на митинг против пыток и произвола в полиции. На том же митинге «засветились» и защитники опэгэшников из «Бригады Феди». Так что Зинатуллина сочли предвзятым судьей - вроде как он слишком много знает об этом деле. Кроме того, после приговора выяснилось, что у другого присяжного есть родственники, которые привлекались к уголовной ответственности, а у третьей - муж в розыске. Однако странно, почему эти биографические подробности остались незамеченными тогда, когда люди только приступали к обязанностям присяжных или хотя бы перед вынесением приговора…

Так или иначе, Руслан Зинатуллин не жалеет о том, что в его жизни был опыт работы «народным судьей» и уверен в том, что отменять суд присяжных нельзя. Ведь обычные с улицы, которые, попав в царство Фемиды, говорят: «Не верю!», в конечно итоге должны заставить профессиональных юристов работать добросовестно.