В ночной дозор по охране храмов от поджигателей зовут казаки Татарстана не только православных, но и мусульман, и даже атеистов. Объединиться в борьбе против общего врага призвали верующих и главы крупнейших конфессий. А власти республики обещают миллион рублей тому, кто поможет выйти след на преступников.    


Напомним,  в ночь на 29 ноября в Татарстане сгорели два православных храма. Церковь Живоначальной Троицы в селе Крещеные Казыли Рыбнослободского района и церковь Иоанна Предтечи в селе Албай Мамадышского района. Оба происшествия стали очередными звеньями в цепи поджогов культовых зданий, участившихся в последнее время в республике. 13 сентября в селе Ивановка Лениногорского района сгорела часовня рядом с сельским кладбищем. В ночь на 14 ноября в селе Соколка Бугульминского района злоумышленники пытались сжечь новую часовню, в ночь на 17 ноября неизвестные подожгли еще два православных храма: молельный дом в селе Ленино Новошешминского сгорел полностью, а строящийся в Чистополе храм в честь Новомучеников и исповедников российских пожарным удалось спасти.

После последних пожаров митрополит Казанский и Татарстанский Анастасий и председатель Духовного управления мусульман РТ Камиль Самигуллин обратились к татарстанцам с совместным заявлением.


«Мы категорически не приемлем любые провокационные попытки нарушить добрые межконфессиональные отношения, которые на протяжении многих веков складывались между православными, мусульманами и представителями других религий, проживающими на территории Поволжья, - говорится в нем. - Никаким деструктивным силам, в какие бы религиозные и национальные одежды они ни рядились, не под силу разрушить наши общие духовные и культурные ценности. Призываем верующих и всех жителей республики еще теснее сплотиться в борьбе с проявлениями религиозного радикализма и бездуховности, направив свои усилия на нравственное возрождение и созидательный труд».

Стоит отметить, что практически по всем фактам возгорания культовых зданий заведены уголовные дела сразу по нескольким статьям: «нарушение права на свободу совести и вероисповедания», «покушение на умышленное уничтожение или повреждение имущества», «вандализм, совершенный группой лиц, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти».

А после пожаров в Крещеных Казылях и Албае прокурор РТ Ильдус Нафиков и вовсе приравнял покушения на православные святыни к терроризму.

- Ни у кого нет сомнений, что серия произошедших в республике поджогов церквей носит не случайный характер, - сказал он на следующий день, выступая экстренном заседании коллегии прокуратуры Татарстана. - Правоохранительные органы Татарстана должны дать адекватный ответ тем, кто желает раскачать ситуацию в регионе.

Одновременно Нафиков поручил органам Госпожнадзора республики проверить все культовые сооружения на предмет наличия противопожарной сигнализации и соблюдения других требований пожарной безопасности.

В пресс-службе МЧС РТ Интертат.ру  сообщили, что пока не получили официального разрешения прокуратуры на проведение внеплановых проверок. А плановые проверки объектов всех форм собственности, как известно,  проводятся раз в три года.    

Однако и без всяких проверок нетрудно догадаться, что вряд ли скромная сельская церковь может позволить себе дорогое противопожарное оборудование. Исходя из этих реалий, свои услуги по охране культовых сооружений от «красного петуха» безвозмездно предложили казаки.

- Мы решили помочь силовым структурам, - сообщил Интертат.ру атаман Симбирского окружного казачьего общества, курирующий Ульяновскую область и Татарстан, Сергей Дедюев. - Наши ребята-казаки добровольно патрулируют территории, прилегающие к храмам. Это согласовано с полицией, митрополией, со старостами храмов и местной администрацией. В Татарстане 18 казачьих обществ. Этого, конечно, маловато, чтобы взять под охрану все храмы, но мы хотим привлечь к этому народные дружины. Будем рады, если в них войдут люди разных религий и национальностей, все, кто не может равнодушно смотреть на то, как деструктивные силы разжигают межнациональную рознь. Ведь мы все, как говорится, в одной лодке, и если кто-то ее будет раскачивать, то это для всех может плохо кончиться.