Это происходит каждый вечер: отправляясь ко сну, вы ставите свой смартфон заряжаться. Завтра утром вы проснетесь и быстро проверите почту, а потом, по пути на работу, прочтете свежие новости или будете играть в какую-то милую аркаду. Может быть, сделаете пару снимков и отправите их друзьям в социальных сетях. Или просто поставите десяток лайков – и так целый день. К вечеру (или раньше) мобильный телефон опять разрядится. Все очень буднично и почти незаметно, – но задумывались ли вы над тем, сколько энергии тратит ваш личный гаджет?


В этом году американский аналитик и глава консалтинговой компании Digital Power Group Марк Миллс опубликовал собственное исследование на эту тему. Первый же факт из подробного документа легко сбивает с ног: небольшой iPhone, с которым вы проводите каждый день, за год расходует энергии на 12% больше, чем большой современный холодильник, – всего примерно 361 кВт⋅ч (почти два среднемесячных потребления обычной российской квартиры). «И при этом он даже не может сохранить ваше пиво холодным», – грустно шутят комментаторы исследования.

Кажется, так не может быть, но все довольно просто: каждый день мы очень активно пользуемся облачными сервисами и не всегда задумываемся об этом. Вы проверяете почту, а расположенный на другом конце света дата-центр Google активно расходует электричество. Вы ставите лайк – и загружаете дата-центр Facebook. Даже если вы целый день не притрагиваетесь к смартфону, то все равно тратите электричество, – просто потому, что привычные нам сервисы синхронизируют и хранят ваши данные круглые сутки, семь дней в неделю. И не забывайте про тысячи вышек мобильной связи по всему миру: современные облака только на первый взгляд кажутся бесплатными, но даже обычный доступ к ним – довольно накладное удовольствие.

Экосистемы облаков, телекоммуникационной инфраструктуры и гаджетов уже сейчас занимают 10% мирового энергопотребления – почти 1500 ТВт⋅ч в год, больше, чем тратят высокоразвитые Япония и Германия, вместе взятые. И эта доля будет только расти: согласно прогнозу IDC, уже к концу десятилетия объем потребляемого трафика вырастет в 50 раз по сравнению с уровнем 2010 года.

Может ли рост использования мобильных сервисов привести к мировому энергетическому коллапсу? Маловероятно. Согласно оценке самого Миллса (по мнению критиков, очень пессимистичной и завышенной), к 2035 году они будут потреблять всего в 4 раза больше энергии, чем сейчас, – около 6000 ТВт⋅ч. При этом уровень производства электроэнергии, по оценке Международного энергетического агентства (IEA), вырастет еще заметней – на 20 тысяч ТВт⋅ч. Специализирующийся на мировой энергетике аналитик Денис Дёмин подтверждает этот тренд.     

Сейчас главным мировым топливом для производства электроэнергии является уголь, и спустя двадцать лет его доля не только не уменьшится, но даже увеличится. «Грязное» топливо обеспечит почти 60% роста электрогенерации к 2035 году. Даже несложно представить, как в будущем экологические организации на этом основании станут призывать общество к бойкоту социальных сетей: «Любишь Snapchat? Люби и смог за окном». Впрочем, это уже не фантастика.

Google и Facebook серьезно относятся к проблеме и заранее делают ставку на чистую возобновляемую энергетику. Так, недавно стало известно, что главная социальная сеть планеты к 2015 году построит дата-центр в Айове, полностью снабжаемый ветровой электростанцией мощностью 138 МВт. А поисковый гигант уже инвестировал $1 млрд в новые энергетические стартапы и потратил почти $600 млн на зеленый и энергоэффективный дата-центр в Северной Дакоте. Впрочем, IEA не уверено, что технологическим компаниям удастся переломить тренд: по прогнозу агентства, рост атомной и возобновляемой энергетики в совокупности едва ли покроет все увеличивающиеся потребности облачных сервисов.

Юрий Болотов, Slon.ru

Мнение эксперта

 

Денис Дёмин

Несмотря на быстрорастущее количество потребляемых человечеством «гаджет-ваттов», общее потребление электроэнергии растет относительно медленно, пока не создавая угрозы энергетического кризиса в глобальном масштабе.

Изменения структуры потребления происходят постоянно, и резкий рост отдельных сегментов может создать трудности для национальных энергетических систем. Так, например, случилось несколько десятилетий назад в наиболее развитых странах, когда бум потребления домашней техники действительно стал заметным фактором и привел к оформлению политики энергосбережения в некоторых странах.

То, что нынешняя информационная революция проходит в этом смысле более гладко, объясняется отчасти общим ростом производительности электроэнергетики, отчасти – заметным повышением энергоэффективности в других, более тяжелых секторах – например, транспорте и промышленности. Та же домашняя техника, с которой сравниваются смартфоны, за последние годы стала потреблять энергию намного экономней. К тому же смартфоны и прочие гаджеты отчасти замещают такие традиционные потребители электроэнергии, как, например, телевизоры.

Главное, само по себе развитие информационных технологий является не только фактором потребления электроэнергии, но и, хоть это и труднее измерить, фактором повышения общей эффективности экономики, в том числе и энергетической.