Меняется ли личность при изучении иностранных языков? Об этом - в публикации французского издания "Atlantico".


Скончавшийся в 1941 году американский лингвист Бенджамин Ли Уорф (Benjamin Lee Whorf) полагал, что каждый язык несет в себе особое мировоззрение, которое оказывает сильнейшее влияние на его носителей. То есть, владение одним, двумя и тремя языками отражается на личности человека. Подтвердилось ли это утверждение? Владение несколькими языками действительно влияет на характер? Различные типы языковых структур напрямую влияют на нашу личность или же эти перемены связаны с культурными отличиями?

Кристиан Перрего: В гипотезе лингвистического релятивизма Уорфа действительно содержится сложная проблема формирования языков на пересечении трансцендентности и человеческой деятельности. Нынешняя миграционная обстановка превратила в центры притяжения миграции национальные государства, которые в прошлом рассматривали триптих народ-государство-нация как некую естественную взаимозависимость, где язык представлял собой национальную особенность. Тем не менее, в настоящий момент связи между языками и национальной/культурной принадлежностью ослабляются и множатся.

Как бы то ни было, в стремлении к чистоте самосознания, которая идет рука об руку с устаревшей чистотой языка, некоторые страны пускаются на поиски нового национализма, подразумевающего единственный и чистый язык. Такая позиция — откровенное заблуждение или же идеологическое упрямство, учитывая, что передвижение людей и товаров ведет к развитию языков (в частности это относится к заимствованию иностранных слов). То есть чистота — это всего лишь обманка, которую используют для достижения определенных целей. Хотя родной язык имеет особое значение для каждого человека, это не означает, что он не готов принять другие языки, которые обогатят его человеческие связи. Культурный опыт человека расширится, хотя это вовсе не означает отсутствие напряженности в этих переменах. Владение несколькими языками позволяет расширить социальные отношения, понять и принять меняющиеся со временем культурные особенности и диверсифицировать чувство принадлежности.

— Родной язык всегда оказывает на нас самое большое влияние или же мы можем развить более прочные связи со вторым языком и культурой?

— У большинства людей формируются особые связи с первым или, как говорят, родным языком. Знание других языков не ставит под угрозу существование этих самых связей с родным языком, потому что каждый из нас впервые начал говорить именно на нем. А такое может быть лишь раз. Наше самосознание множественно по своей сути, так как состоит из различных составляющих, которые изменяются и развиваются на протяжении всей жизни. То есть, здесь мы имеем дело не со статическими и неизменными понятиями, а динамическими преобразованиями на уровне самосознания, культуры и языка.

— Какие еще преимущества есть у билингв?

— Как следует из результатов начавшихся в 1960-х годах канадских исследований, билингвы отличаются более ранним развитием когнитивных и социальных навыков. Билингвизм способствует формированию умственной гибкости и аналитических способностей, которые играют важную роль в построении концептов. Кроме того, особое внимание к языкам ведет человека к сравнениям и приобретению металингвистических навыков. С общественной точки зрения билингвам гораздо проще общаться с носителями иностранных языков, а их задержка в общении на иностранном языке гораздо ниже, чем у тех, кто владеет всего одним языком. В 1990-х годах я провела исследование способностей к обучению чтению обычных детей и детей-билингв из малообеспеченной и благополучной социально-экономической среды: лучшие результаты показали билингвы из благополучной среды, затем обычные дети из тех же кругов, а далее билингвы и обычные дети из менее обеспеченных слоев. Это наглядно демонстрирует роль билингвизма на когнитивном уровне.

— Но есть ли у билингвизма отрицательные стороны? Может быть, он становится препятствием для полного освоения языка?

— Плохая репутация билингвизма исчезла почти 50 лет назад, а рассуждения о замешательстве в умах билингв, трудностях с самосознанием и недостаточно хорошем знании языков уступили место куда более оптимистичным исследованиям. Как бы то ни было, у билингвов, чей первый язык отходит на второй план из-за текущих жизненных условий (это касается, например мигрантов или тех, кто подал прошение об убежище), изучение второго языка будет идти труднее из-за непризнания окружающих (то есть ощущаемого им плохого представления об их родном языке). Для детей препятствием может стать верность семье. Этот вопрос поднимается в школах, где стремятся к развитию проектов, которые поддерживают обучение с уважением к родному языку учеников. Наконец, чтобы по-настоящему овладеть одним, двумя или тремя языками, им совершенно необходимо пользоваться в разнообразных ситуациях. Недостаток практики или ее ограничение определенными условиями (семейная или профессиональная жизнь) могут стать препятствием для усвоения языка.

— Можем ли мы все стать билингвами или же такая способность владеть несколькими языками — удел тех, кто жил в многоязыковой среде?

— Билингвом может стать каждый в зависимости от имеющихся у него потребностей. Кроме того сегодня на нашей планете большинство людей знают больше одного языка. Главный вопрос касается непосредственного того, что понимать под билингвизмом. Зачастую считается, что быть билингвом — значит знать два языка как родные. Тем не менее, мы полностью не знаем даже наш первый язык, поэтому случаи, когда человек владеет одним или несколькими языками на одном уровне, предельно редки. Мы можем знать, а можем и не знать слова, которые нужно применять в той или иной области в том или ином языке. Даже касательно родного языка, способен ли каждый из нас в равной степени свободно говорить о теории частиц и диете? То же самое относится и к владению двумя или несколькими языками. То есть человек может хорошо понимать один язык и изъясняться на нем в устном и письменном виде, тогда как другой язык он может прекрасно понимать, но говорить на нем ему будет сложнее. Один из языков может получить большее развитие в профессиональной жизни, тогда как на другом человеку может быть привычнее говорить о кухне.

С этой точки зрения понятие вербального репертуара помогает нам осознать, какие языки известны нам или проходили через нашу жизнь в тот или иной момент. Он включает в себя все языки, с которыми мы контактировали и которые так или иначе использовали в определенные периоды жизни. То есть, он формируется из всего языкового опыта. Разумеется, билингвизм не является уделом лишь тех, кто живет в многоязычной среде, однако такие условия способствуют изучению языков на основе предлагаемого ими взаимодействия. В таком случае мы можем говорить об узусном билингвизме (не имеет ничего общего с воображаемым «совершенным» билингвизмом), который будет развиваться по мере социальных потребностей носителей.

 

ИноСМИ