Судебное рассмотрение первого в Татарстане дела о пропаганде гомосексуализма среди несовершеннолетних затягивается, поскольку судить обвиняемого некому.  


Напомним, в конце июня 24-летний житель Казани Дмитрий Исаков обратился к городским властям за разрешением на проведение акций против нового закона о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних, а получив отказ, провел два одиночных пикета в защиту прав геев, не требующих согласования. Оба пикета закончились для молодого человека доставкой в ОП «Япеево» для профилактических бесед.

А в конце августа в УМВД РФ по Казани поступило заявление от подростка из Северодвинска, которого якобы возмутил факт проведения гей-пикетов в Казани и он  попросил привлечь Дмитрия Исакова к ответственности. В результате в отношении защитника гомосексуалистов был составлен протокол по части 1 статьи 6.21 КоАП РФ - «пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних». Исакова обвинили «в распространении информации, направленной на формирование у несовершеннолетних нетрадиционных сексуальных установок» и «искаженного представления о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных сексуальных отношений». Данное правонарушение, совершенное физическим лицом, карается штрафом от 4 до 5 тысяч рублей.

Первое заседание по этому делу состоялось 14 ноября в Вахитовском мировом суде. Но Дмитрий Исаков заявил ходатайство о переносе рассмотрения дела по месту его жительства - в Советский район. И мировой судья судебного участка № 8 по Вахитовскому району удовлетворил ходатайство.

Однако, как сегодня сообщили Интертат.ру в судебном участке № 11 по Советскому району, куда было направлено дело, этот участок сейчас находится в процессе расформирования, и что когда материал придет, его либо отошлют обратно, либо перешлют на какой-нибудь другой участок.

Тем временем сам Дмитрий Исаков в ожидании «приговора» не теряет присущей ему активности и снова стремится оказаться в центре событий. Комментируя на своей страничке в соцсети трагическую весть об автокатастрофе в казанском аэропорту, он порадовался тому факту, что «еще нужен миру живых». «Только что вернулся в Казань на поезде, - написал он в понедельник. - Хотя планировалось, что прилечу на этом самом самолете».