В понедельник Минобрнауки РФ одобрило план КФУ по вхождению в сотню лучших вузов мира к 2020 году. Это значит, что до конца этого года вуз получит из федерального бюджета 592,4 млн рублей. О том, на что потратят  деньги, Интертат.ру рассказал проректор КФУ по вопросам экономического и стратегического развития Марат САФИУЛЛИН.  

- Марат Рашитович, о том, что Казанский федеральный университет в числе 15 российских вузов получил 600 млн рублей из федерального бюджета, стало известно в конце августа. Выходит, деньги еще не выделены?

- Нет. Для того, чтобы их получить, нужно было сначала защитить свою программу повышения конкурентоспособности. Кстати, трем из 15 вузов это сделать пока не удалось. Теперь, как только программу официально утвердит Правительство РФ, нам сразу же все перечислят. Хотя это только кажется, что 600 миллионов рублей - очень много. Те вузы, с которыми мы собираемся конкурировать,  имеют бюджеты больше миллиарда долларов! Поэтому будем тратить с умом. В первую очередь пригласим к нам ученых с мировыми именами. Мы слишком долго варились в собственном соку. Наши профессора у нас учились, у нас же оставались работать. Сейчас нам нужны свежие взгляды, свежая кровь. Мы очень горды, что с КФУ согласились сотрудничать в Международном научном совете два Нобелевских лауреата по химии. Мы уже наметили четыре приоритетных научных направления, наиболее востребованных в мире - это биомедицина и фармацевтика, нефтеразработка и нефтехимия, инфокоммуникационные технологии и гуманитарный блок: развитие общества, межкультурные коммуникации…


 

Программа повышения конкурентоспособности КФУ выглядит внушительно


- Известно, что один из критериев успешности вуза - число публикаций в мировых научных изданиях. Как у вас с этим?  

- Это один из самых больных вопросов: число публикаций ученых ведущих зарубежных университетов в индексируемых изданиях - 5-6 тысяч в год, а наших - 400-600. Основная причина - ориентация на внутренний рынок и недостаток исследований мирового уровня.  Чтобы наш научный продукт был востребован на международном уровне, нужно понять, чего на этом рынке хотят - какие темы интересны, в какой форме. Мы начали заниматься этим направлением в 2010 году и за три года увеличили число наших публикаций в авторитетных базах вдвое: с 280 - до 600. будущем году мы планируем выйти на 1,5 тысячи публикаций в индексируемых зарубежных изданиях по совокупности последних трех лет.



- Предусматривает ли программа расходы на имидж вуза? Я слышала, что вашим институтам хотят дать имена известных личностей. Например, институт филологии и искусств предлагают назвать в честь знаменитого студента Казанского университета - Льва Толстого, который, кстати, так здесь и недоучился…

- Зато он нигде, кроме Казанского университета, больше не учился. В отличие от Ленина, именем которого мы не так давно назывались, и который тоже был отчислен, но экстерном закончил другой университет. Но, к сожалению, Толстого практически никто не ассоциирует с нашим университетом. Есть и другие титаны, которые теснее, чем Толстой, связаны с нашим вузом. К примеру, Владимир Бехтерев, который начал свою работу и сформировал свою школу именно в Казанском университете. А теперь этим брендом пользуются другие. Есть вузы, которые в своих названиях используют имя Николая Лобачевского, хотя он к ним никакого отношения не имеет. И хотя это не очень вежливо, возможно, нам придется судиться с такими вузами. Нам тоже нужен бренд, по которому нас будут узнавать в России и за рубежом.