«Такие дети никому не нужны. Они все равно умрут, вопрос только, когда», - такие фразы звучали из уст татарстанских чиновников во время недавних событий в Дербышкинском доме-интернате для умственно-отсталых детей (напомним, двое воспитанников интерната умерли и больше 30 попали в больницу с инфекцией»).  «Да как у них язык поворачивается так говорить?» - позвонила в нашу редакцию многодетная мать из села Урмандеево Аксубаевского района. Эта хрупкая женщина взяла в семью двух больных детей и поставила их на ноги в прямом смысле этого слова.  


Татьяне Максимовой 40 лет, ее мужу Михаилу - 44.  В их семье - шестеро детей: четверо родных и двое приемных. Старшему Антону - 21 год (он студент набережно-челнинского филиала КНИТУ-КАИ, заочно учится на инженера и работает на КАМАЗе), Льву -14 лет, Якову -11 - они школьники.  Самая младшая в семье - трехлетняя Аксинья. А самые главные - приемные дети: 7-летняя Ангелина и 6-летний Александр, потому что они не такие, как все… 


 



Татьяна работает заведующей сельской библиотекой, Михаил - на хозяйстве, которое кормит семью, ведь больших денег в селе не заработаешь. «Зарплата» приемных родителей - 5 тысяч рублей на ребенка, ежемесячное пособие на ребенка - около 6 тысяч. Несмотря на то, что лишних денег в семье не бывает, Максимовы нисколько не жалеют, что пять лет назад решились на такой серьезный шаг - взять в семью больного ребенка, а потом и второго.  

- В детстве моими любимыми книжками были книжки про сирот - «Гекльберри Финн», «Маленький оборвыш», - рассказывает Татьяна. - Я их жалела и в мечтах становилась им мамой. Когда выросла и вышла замуж, планировала нарожать много детей. Но после третьего ребенка мне врачи запретили рожать - по состоянию здоровья. А мы с мужем так хотели девочку! Посоветовались и решили взять ребенка из детского дома. Как раз шел  Год семьи. И по телевизору все время показывали, как сирот забирают из детдомов. Я даже испугалась, что всех разберут и нам не достанется. И действительно, когда мы обратились в республиканский Центр усыновления, нам сказали, что за маленькими девочками огромная очередь, мы оказались 478-е! Но все хотели здоровую малышку, а мы решили посмотреть всех. И вот в набережно-челнинском Доме ребенка я впервые увидела мою Ангелину - худенькую аж до прозрачности, кожа вся в аллергии, сопли и слюни до колен, глаза косят! И этот нелепый огромный бант, который ей напоказ нацепили на реденькие волосики, и это белое гипюровое платье, которое только подчеркивало бледную кожу… У меня сердце сжалось: если я ее не выберу, ее никто не выберет. Нам сказали, что у девочки общефизическое заболевание, связанное с алкоголизмом и курением матери. В два годика она весила, как семимесячный ребенок, не могла ни ходить, ни говорить - только мычала. Нас предупредили, что нет никакой гарантии, что девочка будет развиваться. Но мы все-таки решились.  

Максимовы привезли Ангелину домой 21 февраля 2008 года. Первым делом Татьяна сняла с нее бант и казенную одежду, и…у всех началась новая жизнь. Единственная игра, в которую умела играть малышка, была такой: ползая, она падала навзничь на журнальный столик, размахивала руками и ногами и страшно кричала. Ночами почти не спала, плакала. Приемным родителям по очереди приходилось баюкать свою новую дочку. По словам Татьяны, тогда об интеллектуальном развитии девочки даже речи не было. Нужно было укрепить ее физически. Мама взяла отпуск - отпаивала малышку козьим молоком, кормила медом и перепелиными яйцами. Родители, взяв дочку за руки, по несколько раз в день выводили ее на улицу. И совсем скоро Ангелина сделала первые самостоятельные шаги. А потом и на турнике подтянулась.

Конечно, приемные родители показывали дочку врачам, чтобы поставить правильный диагноз и начать лечение. Но специалисты как один советовали отдать ребенка обратно в детдом. На горшок, дескать, сама садится, ложку держит - это уже чудо, а большего от нее ждать не приходится.

Однако уже через полгода у девчушки, окруженной любовью и заботой, и бесконечные сопли-слюни куда-то пропали, и аллергия, и даже косоглазие почти исчезло. В сентябре 2008-го Ангелина пошла в детский сад. Единственное, что огорчало родителей, - она так и не научилась говорить. Врачи сказали, у ребенка врожденный дефект речевого аппарата и это неизлечимо.

- Но я не поверила, - рассказывает Татьяна. - Заметила, что Ангелина все время пытается повторять слова за мной и другими детьми, и подумала, что нам срочно нужна еще одна девочка, чтобы Ангелина могла с ней болтать. И мы снова пошли в тот же дом ребенка. Но когда увидели Сашу - белобрысого, голубоглазого, сразу поняли, что пришли только за ним. Как выяснилось, Саша мог разговаривать, а вот ходил еле-еле.

Так в семье Максимовых появился еще один «отказной» ребенок. И уже на следующий день родители поняли, что Ангелина - сущий ангел по сравнению с этим двухлетним чертенком! Если девочка хотя бы старалась все делать, как ее учили, то мальчик все делал «назло». В доме не осталось ни одной вещи, которую бы он не сломал и не разорвал, к горшку приучить его никак не удавалось, кроме того - постоянные припадки с судорогами и закатыванием глаз. Врачи объяснили, что это не от физической болезни, а что-то вроде истерики, что ребенок так выражает свой протест по отношению к окружающему миру. Максимовы справились и с этим.   

С Ангелиной у Саши возникло что-то вроде телепатической связи. Один посмотрит, другой сразу понимает, что от него хотят. Саша «переводил» родителям и старшим братьям мычание сестры, учил ее произносить звуки одновременно сам у нее учился: она - на горшок, и он - тоже. Так и помогали друг другу развиваться. В отличие от послушной Ангелины, которая сама ходит в магазин со списком покупок, Сашу до недавнего времени отпускать на улицу одного было нельзя - он тут же исчезал, и приходилось его всей семьей искать. Старшие братья садились на велосипеды и катили по всему селу.

- Можно сказать, что Саша научился не ходить, а сразу бегать! - смеется Татьяна. - Носочками быстро-быстро перебирает. Кажется, что и земли не касается - как бабочка летит!

Максимовы говорят, что ни на секунду не пожалели, что взяли такого сорванца, а не девочку, как сначала хотели. Тем более что девочку они все-таки получили!  Вопреки советам врачей Татьяна родила четвертого ребенка - Аксинью.

Сейчас малышке уже 3 годика, и приемные дети в ней души не чают.



Глядя, как подрастает сестренка, Ангелина вместе с ней научилась говорить «мама», «папа», некоторые другие слова и в сентябре пошла в коррекционную школу. Правда, школа далековато - приходится возить девочку в Нурлатский район. Саша перестал сбегать из дома, ходит в садик, периодически проходит лечение и реабилитацию в Казани. Татьяна уверена, что на будущий год он тоже пойдет в первый класс. Сама же она сейчас заочно заканчивает библиотечный  факультет Казанского государственного университета культуры и искусств.

В  канун 8 Марта Татьяна Максимова стала победительницей республиканского конкурса «Женщина года» в номинации «Женщина-мать».



Мамину победу завоевывали всей семьей - и муж, и дети выступали вместе с ней на сцене, пели и танцевали. Особенно старались Саша и Ангелина. 



- Я так горжусь ими! - говорит Татьяна. - Конечно, мне горько от того, что по вине своих биологических родителей они никогда не станут полноценными людьми, не достигнут каких-то жизненных высот. Но не всем же быть гениями…Я не представляю, что бы они делали без меня, а я без них. Я просто их люблю.