В последних числах октября в Верховном суде РФ будут рассматривать жалобу Фарруха Ташбаева, приговоренного к пожизненному заключению за убийство Василисы Галицыной. В своем обращении осужденный пишет о том, что во время следствия был лишен адвокатской защиты, поэтому в уголовном деле оказались доказательства, добытые с нарушением закона. Ташбаев настаивает на своей невиновности и добивается полного пересмотра уголовного дела в суде.


Напомним, Фаррух Ташбаев был осужден Верховным судом РТ в июле 2013 года. Коллегия присяжных признала его виновным в похищении человека, изнасиловании, совершении «насильственных действий сексуального характера» и убийстве. На суде Ташбаев говорил, что не совершал этих преступлений, а взять на себя убийство Василисы Галицыной его заставили оперативники.

Как сообщил Интертат.ру последний адвокат Ташбаева Юрий Удовенко, сразу же после приговора он стал готовить апелляционную жалобу в Верховный суд РФ от имени своего подзащитного.



- Каждый подозреваемый имеет право на адвоката, которому он доверяет, - говорит Юрий Удовенко. - Когда Фаррух Ташбаев был задержан, ему дали дежурного защитника с непонятной квалификацией. У Ташбаева имелись средства на то, чтобы нанять себе грамотного адвоката, но ему отказали в этом праве, навязав первого же попавшегося защитника. Почему? Потому что это выгодно следствию. Протокол допроса, составленный в присутствии адвоката, является железным доказательством в суде, которое трудно поставить под сомнение. А что это был за адвокат, какова его квалификация - никого не волнует. Может быть, он вообще не следил за тем, как ведутся следственные действия, а считал ворон в окне? С моим подзащитным произошла именно такая история - он дал признательные показания в присутствии дежурного защитника, и документ лег в основу приговора. Оспорить законность получения этого доказательства в Татарстане нам не удалось, поэтому была подготовлена жалоба в Верховный суд РФ.

По словам Юрия Удовенко, в обращении Ташбаева есть еще один важный момент. До того, как появились признательные показания, его подзащитный находился в БСМП Набережных Челнов с травмой головы. Ташбаев утверждает, что он был избит оперативниками, а по официальной версии следствия - нанес увечья сам себе. Узнать правду о том, как Ташбаев получил травмы на самом деле, сегодня очень сложно. Но вопрос в жалобе о другом: почему, когда оперативники опрашивали подозреваемого, при этом не присутствовал адвокат? И было ли у полицейских поручение следователя на проведение этого опроса? А ведь именно после этой «работы с задержанным» Ташбаев оказался в больнице, а затем с гематомами на голове написал «чистосердечное признание».

Если Верховный суд России примет во внимание доводы, изложенные в жалобе Фарруха Ташбаева, уголовное дело вернут в Татарстан для рассмотрения другим судьей и новой коллегией присяжных.

Зам. начальника Набережно-Челнинского отдела следственного комитета Олег Ульянченко считает, что адвокат Юрий Удовенко неверно трактует нормы закона.

- Оперативники могут проводить опрос граждан на основании Федерального закона «Об оперативно-разыскной деятельности», - объясняет  Ульянченко. - Поэтому отдельного поручения следователя для беседы с Фаррухом Ташбаевым полицейским не требовалось. Также хочу заметить, что дежурный адвокат задержанному не навязывался, Ташбаев сам согласился на его участие в деле. Письменного заявления от задержанного у нас действительно нет, но его и не требуется. Такой нормы в Уголовно-процессуальном кодексе нет. Расследование убийства Василисы Галицыной проходило строго в рамках закона.