31 октября 2003 года Генеральная Ассамблея Организации Объединённых Наций приняла Конвенцию ООН против коррупции (UNCAC). Спустя всего месяц, 9 декабря 2003 года, Россия одной из первых подписала этот документ. 

 

Конвенция вступила в силу 14 декабря 2005 г., и в 2006 г. Россия вновь одной из первых ее ратифицировала, но не целиком, а за исключением статьи 20. Дословно текст статьи формулируется следующим образом:

 

Статья 20. Незаконное обогащение

При условии соблюдения своей конституции и основополагающих принципов своей правовой системы каждое государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, то есть значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать.

 

Ратификация этой статьи нашей страной повлечет за собой введение в российское законодательство вообще, и в Уголовный кодекс РФ в частности, нового состава преступления: "незаконное обогащение публичного должностного лица", к числу которых относятся депутаты, судьи, государственные и муниципальные служащие, сотрудники прокуратуры и т.д. То есть помимо своих доходов публичные должностные лица и члены их семей будут обязаны декларировать также и расходы, и в случае, если расходы превышают доходы – им придется объяснить, каким образом ими были получены "дополнительные" деньги.

 

Понимаете, что это означает? Все расходы "слуг государевых" – типа дорогих автомобилей, 13-ти комнатных квартир в Москве, квартир в Майями и Лондоне, вилл в Италии и Чехии, счетов в банках Швейцарии и Кипра, компаний на Каймановых и Британских Виргинских островах, гольф-клубов в Арабских Эмиратах и т.д. должны соответствовать декларируемым ими доходам, а в случае, если они не могут внятно объяснить, откуда у них появились деньги на подобные покупки – эту информацию им помогут вспомнить сотрудники Прокуратуры, Следственного комитета и других профильных структур.

 

Казалось бы, все логично: ратификация ст. 20 Конвенции ООН против коррупции с последующим внесением необходимых изменений в законы нашей страны существенно усложнило бы процесс разворовывания бюджетных средств нечистым на руку чиновникам. Тем же, у кого основной доход в семью приносят жены-бизнесмены, бояться было бы нечего. Тем не менее, российские законодатели уже много лет категорически отказываются законодательно ограничивать казнокрадов в расходах, при этом на словах эту идею поддерживают многие.

 

Президент Республики Татарстан Рустам Минниханов неоднократно заявлял о необходимости борьбы с коррупцией, в республике создано несколько организаций, призванных противостоять тем, кто незаконно наживается на расхищении государственной собственности и бюджетных средств. Тем не менее, до сих пор эта борьба носит скорее декларативный характер: "под раздачу" в абсолютном большинстве случаев попадают не те, кто систематически ворует миллионы у своего государства, своей республики и своих земляков, а мелкие сошки, типа физрука, взявшего 500 р. за поставленный зачет, или врача с коробкой конфет и бутылкой коньяка, кого и "коррупционером" язык не поворачивается назвать. Крупные же специалисты в сфере распила бюджета в лучшем случае отделываются тихим уходом с занимаемой должности. Что касается самого процесса борьбы с коррупцией, то, судя по всему, сейчас в ней пытаются изменить вектор с конкретных людей, не умеющих честно зарабатывать, на абстрагированные направления, типа сферы ЖКХ, или же сразу, в полном объеме, вешают ее на министерства здравоохранения, труда и т.п. Понятно, что эффективность таких действий будет стремиться к нулю. И качественных изменений в этой области при сохранении таких тенденций в ближайшее время ожидать не приходится.

 

И все-таки у Республики Татарстан есть шанс радикально решить вопрос с коррупцией: действующее российское законодательство не запрещает субъектам федерации принимать законы, если они не противоречат федеральным. Поэтому я предлагаю Правительству и депутатам Госсовета РТ конкретизировать свои действия в сфере борьбы с коррупцией, законодательно признав статью 20 Конвенции ООН против коррупции и обязав государственных и муниципальных служащих Республики Татарстан отчитываться о своих расходах, тем самым начав, в конце концов, реально бороться с коррупцией, и поддержать эту борьбу личным примером. Уверен, что тем, у кого руки и совесть чистые, этот закон никак не помешает. Тем же, кто сейчас активно зарабатывает, используя свою должность, придется с этой должностью расстаться, но вряд ли кого-нибудь такое расставание огорчит.

 

Реальная борьба с коррупцией позволит оздоровить чиновничий аппарат, избавившись от тех, кто пришел на госслужбу с целью не служить стране и ее народу, а с целью личного обогащения. Кроме того, пример Татарстана сможет стать тем катализатором, который позволит инициировать аналогичные процессы и в других регионах Российской Федерации. Это поможет стране, наконец, выйти из затяжного экономического пике, модернизировать ее экономику, развивать промышленность, сельское хозяйство, образование и науку, вооруженные силы, социальную сферу, строить нормальные дороги, современные медицинские учреждения и детские сады, снизить, наконец, цены на бензин, тарифы ЖКХ и энергоносители, и занять достойное место на международной арене.

 

Тимур ТИМУРШИН