Почему, несмотря на все усилия властей, в Татарстане по-прежнему процветает коррупция и как ее можно победить. Своим рецептом с Интертат.ру поделился 33-лений казанский блогер Тимур Тимуршин, получивший широкую известность после того, как выложил в ЖЖ несколько «чемоданов» компромата на местных чиновников.    


- Тимур, по образованию вы - пиарщик, занимали руководящие должности в разных компаниях. Казалось бы, ваша работа никак не связана с разоблачением взяточников и казнокрадов? Откуда такой живой интерес к коррупции?

- Так получилось, что в прошлом году я ушел из фирмы, в которой проработал пять лет, временно остался без работы. И тут мне предложили принять участие в организации предвыборной кампании одного из кандидатов в Апастовском избирательном округе. Опыта в политике у меня на тот момент не было никакого. Разве что фильмы смотрел - «День выборов», «Хвост виляет собакой» и пр., где гламурные пиарщики в бабочках за чашечкой кофе и стаканчиком виски решают судьбы мира. Но реальность оказалась гораздо прозаичнее. Я даже в страшном сне не мог представить, что творится у нас в глубинке. Хотя мои родители - из деревни, я и сам бывал в деревне…

В Апастовском и Тетюшском районах я увидел просто невероятные вещи. Пенсия у людей - 3 тысячи рублей, а машина дров стоит 4 тысячи, причем, на зиму нужно как минимум две машины. Прямо около Тетюш есть деревня в шесть домов, до которой нет дороги вообще. Раз в месяц люди скидываются на такси, чтобы послать гонца в райцентр - купить продукты и какую-то утварь. В другом селе в том же районе дороги тоже нет, я даже на внедорожнике еле туда проезжал. Как осень, так деревня отрезана от цивилизации. В здании бывшей церкви, построенной в начале XX века, находятся фельдшерский пункт и начальная школа с одним учеником. А дети постарше по бездорожью ходят в школу в соседнее село и носят с собой палки, чтобы отбиваться от собак.

Зато у тех, кто зацепился за власть, все в порядке на несколько поколений. Там и бабки, и дедки, и внучки, и жучки с мышками - все крепко держатся друг за друга и тянут одну государственную репку. К примеру, один из чиновников райадминистрации Апастовского района ездит на служебном «Гранд Чероки Ларедо», который стоит, как пять моих машин. У сына замглавы соседнего района «Ленд Крузер» за три с лишним миллиона рублей. Я конечно, слышал, что в некоторых районах ситуация аховая, но пока своими глазами не увидел масштаб бедствия, не мог себе этого представить. Для меня, как человека, рожденного в СССР, который воспитан на лозунгах «равноправие и мир во всем мире», это был шок! Тогда я и решил: надо что-то делать, менять ситуацию…

- В своем интернет-блоге вы выкладываете реальные истории, каждая из которых тянет на громкое уголовное дело. Кто вас снабжает такой информацией?

- Люди. На самом деле в республике много активных людей, которым тоже не все равно, что происходит вокруг. Которых тоже достал этот беспредел. Причем они повсюду. Вот буквально вчера мне кто-то скинул на почту один любопытный документ из серии «для служебного пользования» из очень закрытой госструктуры. Значит, и там есть честные и неравнодушные люди. Ведь никогда не бывает так, что все, как один, поднимаются на борьбу с беспределом и коррупцией. Любые процессы в обществе инициируются небольшим количеством активистов, которые потом обрастают единомышленниками и становятся реальной силой. Если власти хотят настоящих результатов в борьбе с коррупцией, они должны услышать этих людей.

Второе важное условие - широкая огласка выявленных фактов коррупции. В апреле прошлого года, уходя с поста министра МВД по РТ, Асгат Сафаров прочитал на закрытом для прессы заседании в Доме Правительства доклад, в котором озвучил вопиющие факты коррупции в сфере ЖКХ, назвал местных царьков, которые обросли родственными связями в коммерческих структурах и пилят бюджетные деньги. Этот доклад нигде не был опубликован. Спрашивается, почему? И «где посадки?». Ничего этого нет. Зато у нас есть множество официальных структур, где получают зарплату за борьбу с коррупцией. Эти структуры плодятся буквально, как кролики. При этом никто не знает, чем конкретно они занимаются. Пусть расскажут народу, СМИ о конкретных своих достижениях!

Ведь сегодня что получается: поймали человека за руку на воровстве государственных денег - тот по-тихому собирает чемоданы с баблом и уходит. В прошлом году, после того самого секретного доклада Сафарова, сразу несколько глав проблемных районов ушли с почетом со своих постов. Нам говорят, по собственному желанию. Глава Буинского района, где вскрылись махинации с жильем для ветеранов, тоже ушел «по собственному» и сейчас занимает хорошую должность в структуре «Ак Барс-Холдинга». А ведь Буинский район прогремел  на всю Россию, когда в передаче «Человек и Закон» на федеральном канале показали сюжет о ветеранском жилье («Буинских ветеранов обманули дважды»). Это был серьезный удар по престижу нашей республики, в том числе и непосредственно по престижу ее руководителя. По большому счету экс-глава Буинского района и те, кто его вовремя не остановил, подставили президента Татарстана. А ведь таких историй немало. Сейчас, когда любой человек может написать в интернет-приемную любого федерального ведомства или в Твиттер любому  высокопоставленному руководителю, ничего утаить в рамках региона нельзя.

- Известно, что вы тоже писали по поводу коррупции в Твиттер Рустаму Минниханову, и что он вам ответил?

- Президент ответил:  «Где вы можете себя проявить? Напишите». А в апреле меня пригласили в Кремль, я встретился с заместителем начальника Управления по вопросам антикоррупционной политики при Президенте РТ Ренатом Гайнутдиновым. Озвучил ему свои предложения, которые так и назвал «апрельские тезисы» («Апрельские тезисы» для Казанского Кремля»). Наша беседа показалась мне конструктивной. Мы договорились, что я соберу материал с конкретными фактами о коррупции, по которым они будут работать. Я принес историю с общежитиями КАПО им. Горбунова («Приключения двух общежитий в Казани»). О том, как чиновники выводили недвижимость через подставные фирмы с помощью поддельных документов. Потом мне пришел ответ, что материалы переданы для проверки в МВД, прокуратуру и так далее. Получается, у этого Управления даже нет никаких реальных полномочий. Зачем тогда оно нужно? Чтобы делать доклады о том, каков средний размер взятки в Татарстане и говорить, что граждане сами виноваты в коррупции, дескать, не надо давать? Но ведь вымогают!   

- То есть, сотрудничества с официальными антикоррупционными структурами  не получилось?

- К сожалению. В июне меня пригласили в Общественную палату РТ, тоже якобы сотрудничать. Я встретился с Зульфией Сафиной - руководителем аппарата ОП. Но диалога у нас не получилось, не сошлись в понимании, как нужно бороться с коррупцией... На этом мои попытки вхождения в ряды официальных борцов с коррупцией благополучно завершились.

- Выходит, разочаровались в них полностью?  

- Отнюдь. Я считаю, именно в Татарстане есть ресурс, который мог бы свести коррупцию практически на нет. Это тот самый административный ресурс, который в народе  называется «пинок сверху». Во многом благодаря такому «пинку» мы в сжатые сроки прекрасно подготовились к Универсиаде. Мы первыми в России создали «Электронное правительство», «Народный контроль». Идея, кстати, замечательная! Но опять-таки, власти должны контролировать работу этой площадки - законны ли те «мотивированные отказы», которыми отписываются от народа чиновники. Если этого не будет, люди просто перестанут писать туда. А снова будут писать Путину и Медведеву.

Я считаю, что у президента Татарстана должна быть прямая связь с инициативными людьми, группами, которые выявляют факты коррупции, а не узнавать ситуацию через множество чиновничьих структур, которые ему докладывают, как у нас все хорошо и замечательно. В общем, просто врут. А если президент лично будет контролировать ситуацию и спрашивать с тех, кто провинился, по полной, все получится. Особенности национального менталитета, так сказать. И обязательно - широкая огласка в СМИ результатов работы по таким фактам. С конкретными фамилиями и конкретными «посадками». Вот мой рецепт, если коротко.