Испания. Маленький драгоценный камень в обрамлении Западной Европы. Место, где летней ночью температура воздуха и атмосферы накалена до предела. Родина самых жарких гитарных ритмов и самого вкусного ледяного вина. Страна, в которой ослики и быки – символ отношения к миру. Земля, утоптанная ногами мавров, оставивших после себя колоссальное мусульманское наследие. Земля, на которой, наравне с Португалией, до XIX века горели костры Инквизиции, уничтожившие почти всех красивых женщин. Испания…


Испания – одна из самых развитых стран, и в то же время диковатая и таинственная. Смешение стилей: почти канонизированные мировые бренды соседствуют с архиконцептуальными коллекциями местных дизайнеров. Смешение религий: обезглавленные мечети, колокольни на месте минаретов, алтари в бывших молельных залах с окнами на Мекку. Несмотря на ее небольшие, казалось бы, размеры по сравнению со многими другими странами, Испания умудряется быть удивительно разной в северной и южной своих частях. Примерами такого отличия могут служить, скажем, Каталония и Андалусия, одна из самых холодных и самая жаркая провинции страны.

Центры

Сердцем Каталонии или, как ее называют сами испанцы, Каталунии, является, несомненно, Барселона, столица региона. Этот город, пожалуй, можно считать самым «неиспанским» из всех. Регион, считаясь северо-востоком страны, граничит также и с Францией, что не может не сказываться на его самоощущении. Каталонцы отказываются признавать себя испанцами, и, в лучшем случае, готовы признать свою моральную автономию (признали бы и фактическую, если бы правительство во главе с королем им это позволило), а в худшем (для остальной Испании, разумеется) гордо именуют себя французами. Своей нелюбви к южным собратьям каталонцы обязаны существованию собственного каталанского языка – смеси испанского и французского. В общественных местах объявления на каталанском главенствуют – испанский наравне с английским его только дублируют.


 

Дом Батльо в Барселоне


Андалусия раскинулась на многие сотни километров вдоль Средиземного моря и пустила корни вглубь континента. Именно в Андалусии находятся такие сладкозвучные города, как Севилья, Кадис и Кордова. Но жемчужиной региона по праву можно считать Гранаду. Городок, насчитывающий чуть больше 230 тысяч жителей, представляет собой маленький европейский рай. Когда-то, в XVI веке, во времена царствования Карла V, Гранада могла стать столицей Испании, но тому помешала испепеляющая жара, которая держится в регионе несколько месяцев в году. Именно в Гранаде после многомесячных просьб Христофор Колумб получил из рук королевы Изабеллы верительную грамоту на право отплыть на поиски Индии, о чем свидетельствует памятник на одной из площадей города. Также город имеет свои университет – один из престижнейших в Европе. Большинство католических храмов и соборов Андалусии в целом и Гранады в частности – бывшие мечети, построенные маврами до реконкисты, поэтому и сейчас на их фасадах можно разглядеть мусульманские орнаменты, которые практичные католики предпочли не трогать.

Герои

Как и в любой другой стране мира, в Испании свято чтут память тех, кто прославил свою родину и свой город, как самое себя. К примеру, в Каталонии таких героев двое. Первый – родившийся в Фигерасе гениальный сюрреалист Сальвадор Дали. Почти на каждом своем полотне Дали превозносил родной край – губчатые, бесформенные морские камни Кадакеса («Загадка желания»), бескрайнее голубое небо Порт-Льигата, проглядывающее через тела-рамы («Любовники с головами, полными облаков»), его собственный дом-музей в родном городе, который он превратил во всемирно известный театр абсурда и под полом одного из залов которого и похоронен.


 

Храм Святого Семейства в каталонской столице


Другим, не менее известным уроженцем Каталонии стал архитектор Антонио Гауди. Он, в отличие от Дали, не воспроизводил любимые черты дорогого сердцу города – Барселоны – в других местах, но украшал и увековечивал ее в ней же самой, возводя на ее улицах несметное количество архитектурных памятников, которые стали символами города и Испании. Дом Мила, дом Батльо, Парк Гуэль с самой длинной в Европе скамьей в форме морского змея… И, наконец, стройка века – Храм Святого Семейства, Sagrada Familia – пронзающее небо шпилями строение, напоминающее скорее башенки из мокрого песка, чем католический собор. Храм не был закончен при жизни Гауди, не достроен он и поныне. Неизвестно, успеет ли кто-нибудь из ныне живущих похвастаться тем, что побывал в нем, достроенном до конца.

Главным действующим лицом андалузского эпоса, безусловно, можно считать Федерико Гарсиа Лорку, современника и друга Дали и величайшего поэта Испании. Родившийся в маленькой деревушке Фуэнте Вакерос, учившийся в Мадриде, почти всю свою недолгую жизнь проживший в Гранаде, Лорка воспевал Андалусию в каждом своем стихотворении. Он боготворил эту землю цвета крови и пепла и посвятил ей всю свою жизнь:

На темени горном,
На темени голом – часовня.
В жемчужные воды
Столетние никнут маслины.
Расходятся люди в плащах,
А на башне вращается флюгер.
Вращается денно, вращается нощно,
Вращается вечно.
О, где-то затерянное селенье в моей Андалузии слезной...


Архитектура

Каталония, пожалуй, и в архитектуре – наименее испанский регион. Уже упомянутая Sagrada Familia и прочие строения, порожденные необузданной фантазией Гауди, язык не поворачивается назвать эклектичными. Разумеется, катарсисом для усталого, замыленного национальным колоритом глаза станет та же Барселона, и в ней – маленький островок Средневековья, присущий, скорее, Франции и Англо-Саксонии, нежели страстной Испании – Готический квартал. Сделав несколько шагов с современной площади Каталонии, можно попасть в совершенно иной мир – сдержанный и выверенный до каждой крохотной башенки. Узкие, мощенные булыжником улочки встречаются на маленьких, словно игрушечных площадях и снова разбегаются, как маленькие каменные ручейки. С высоких стен домов отвесно смотрят вниз горгульи, наподобие тех, что венчают три яруса башен Нотр-Дама. На одной из улочек есть мистический, пугающий Кафедральный Собор Барселоны XIII века, атмосфера которого переносит в совершенно иной мир. А во дворе собора, в маленьком вольерчике, вытягивая шеи, вышагивают гуси, и вид у них такой, будто они были здесь все эти восемь сотен лет.


 

Гуси в Кафедральном Соборе Барселоны


Побывать в Андалусии и не посетить Альгамбру – страшное преступление. В пятнадцати минутах езды от центра Гранады, этот маленький оазис являет собой чудом сохранившийся в самом центре Европы образчик исламской архитектуры XIII века. Построенная мавританскими эмирами, а позже отвоеванная католиками, Альгамбра – это комплекс дворцов, садов и башен, в роскошном беспорядке раскинутых на живописных южных холмах.


 

Альгамбра


Непостоянный в своих желаниях Карл V, прибыв на свой медовый месяц в Гранаду, пожелал возвести в Альгамбре дом, соответствующий его европейским вкусам – и половина воздушных замков была преступно снесена. Карл вскоре потерял интерес к проекту, и строительство продолжалось уже после его смерти. В результате возникло восхитительное сочетание архитектуры в классических европейских традициях эпохи Возрождения и невесомых ажурных колонн и пилястр в мавританском стиле и живых фонтанов в тени зеленых лабиринтов. Островок архаичного мусульманства посреди привычной Европы.



Люди и нравы

Отношение к жизни и традициям северян и южан абсолютно полярны. И пронаблюдать это можно на примере самого испанского среди всех испанских развлечений – корриды. К примеру, Каталония искоренила в себе этот жестокий пережиток прошлого, чем очень гордится. Еще несколько лет назад, когда коррида была неотъемлемой частью и каталанской культуры тоже, противники быкоубийства клеили на свои автомобили (к слову, большей частью похожие на «Таврии») треугольнички с силуэтом ослика как символа гуманного отношения к животным. Андалусия же являет собой пример стойкости и похвальной верности многовековым традициям. На всей территории региона эти кровавые игрища до сих пор собирают арены, а фонарные столбы даже в самых отдаленных приморских уголках обклеены афишами с портретами национальных героев – отважных тореро.

Население этих двух уголков страны также напоминает скорее марсиан и меркуриан, чем представителей одной нации. Живущие в Барселоне представляют собой веселый, разномастный калейдоскоп, симбиоз испанцев, французов, итальянцев и прочих когда-то приехавших и ассимилировавшихся с городом. Жгучие африканки, увешанные пирсингом и раскрашенные татуировками европейцы, азиаты, мужчины с роскошными усами, барышни с обритой головой, индийские дети – человеческий коктейль в декорациях европейского города. Люди же, населяющие города Андалусии, вполне типичны и похожи друг на друга. Но, что особенно удивительно, почти все они… пузаты. Этакие беременные граждане. И мужчины, и женщины. И, что характерно, от общей комплекции тела это никак не зависит. И неясно, что тому виной – ежедневная сиеста, ленный образ жизни или калорийное питание. Кстати, о питании…

Еда

 

Национальная кухня на всей территории страны примерно одинакова, и вся она – бывший рацион нищеты и крестьянства, ведь больше половины страны когда-то было занято исключительно животноводством или возделыванием плодородных земель. Поэтому большинство ингредиентов этих блюд – то, что можно собрать с полей, выловить в море или откормить на убой. Разумеется, одним из самых традиционных блюд Испании и по сей день является паэлья: смесь из риса под овощным соусом, мяса и морепродуктов. Подают его обычно на противне, и если в меню указано, что блюдо рассчитано на двоих, не волнуйтесь – им сполна можно накормить и четверых. В некоторых ресторанах морепродукты в паэлью попадают термически обработанными, но неочищенными – этим придется заниматься самостоятельно. Также вам могут предложить своеобразное испанское фондю – миска кипящего сыра с маслом, в который следует обмакивать домашний хлеб. Блюдо неприлично калорийное, но также неприлично вкусное.


 

Парк Гуэль


Еще в Испании существует особая культура закусок, которые в меню обозначаются как tapas. Здесь можно обнаружить все, что угодно – от наноканапе с самым невообразимым наполнением и крокетов (горячих мясных котлеток в панировке) до салатов из сыра с клубникой и медом и даже «русского» салата, который нам знаком как «оливье». В барах порой можно обнаружить tapas assorti – прекрасный способ попробовать «демо» нескольких закусок сразу.

И, разумеется, вино. Этот напиток в Испании – отдельная культура. Местное молодое вино стоит очень недорого, но градус его, как правило, довольно высок – от 12,5 и выше. Например, традиционный херес «Мансанилья», что переводится с испанского как «ромашка», достигает крепости в пятнадцать оборотов. Но этот весьма демократичный напиток предпочитают сами испанцы и неизменно пьют его на семейных торжествах. Это же вино упоминается у Проспера Мериме – именно его пьет Кармен в перерывах между любовью и скандалами. Еще один специфически вкусный напиток – белое сухое вино «Вердехо», несущее в себе легкий морской привкус. И, конечно же, сангрия – коктейль из красного вина, фруктов и льда, – ничто не освежает лучше в жаркий летний вечер.


 

Кафедральный Собор Барселоны


P.S. Вся такая внезапная, противоречивая вся… Это, пожалуй, про Испанию. Она, будто женщина, в разные моменты времени открывается с новой стороны, обжигает солнцем, окатывает морем, пьянит вином, ужасает корридой, волнует дворцами, подчиняет соборами… Но, как истинная женщина, никого не оставляет равнодушным…