Отсудив компенсацию в 150 тысяч рублей за гибель своего сына на сборном пункте Татарстана в июне прошлого года, мать погибшего призывника хочет встретиться с парнями, которые стали свидетелями самоубийства и сейчас уже вернулись из армии.  Женщина по-прежнему не верит, что в трагедии никто не виноват.


Напомним, громкое ЧП на сборном пункте Татвоенкомата произошло 29 июня 2012 года («Прыжок в окно - результат недосмотра?»). 20-летний призывник из Казани Ильназ Галимуллин, прибывший на пункт в тот день, выпрыгнул из окна четвертого этажа. Через несколько часов парень скончался в больнице… Как показала запись с камер видеонаблюдения, Ильназ выпрыгнул в окно сам, его никто не толкал. Что происходило до этого - неизвестно, хотя другие призывники рассказали после трагедии, что у погибшего не было ни с кем из них конфликтов.


Проверка военной прокуратуры Казанского гарнизона не нашла в случившемся состава преступления, поэтому уголовное дело возбуждать не стали. При этом военные следователи все же выявили «отсутствие надлежащего контроля за призывниками со стороны должностных лиц сборного пункта», а также установили, что «на сборном пункте Ильназа Галимуллина в нарушение требований законодательства привлекли к выполнению хозяйственных работ (смена матрацев на кроватях в спальном помещении)».


Родственники же погибшего считают, что Ильназ не мог броситься в окно без серьезной причины. Мать парня Ильмира Галимуллина подала иск в суд, в котором потребовала от государства компенсации морального вреда. Однако 28 июня этого года Вахитовский райсуд Казани отказал ей в удовлетворении иска. Зато, как сообщили Интертат.ру в Казанском правозащитном центре, противоположное решение на днях вынесла коллегия Верховного суда РТ, которая отменила решение райсуда и обязала Минфин России выплатить маме погибшего компенсацию в 150 тысяч рублей.


- Поскольку изначально в иске фигурировала компенсация в 1,5 млн рублей, пострадавшая сторона осталась неудовлетворена размером компенсации, - сообщил Интертат.ру юрист Артур Шакиров, представляющий интересы мамы Ильназа. - Тем не менее, можно считать справедливым сам факт назначения компенсации, поскольку он косвенно подтверждает вину  должностных лиц в гибели Ильназа. Хотя позиция ответчиков в лице представителей минфина и военного комиссариата была однозначной: раз следователи не нашли состава преступления, значит, у матери не было оснований для обращения в суд. Они уверены, что моральный вред с их стороны матери причинен не был. Но суд посчитал иначе и его решение уже вступило в законную силу.


По словам Шакирова, близкие погибшего призывника, возможно, будут добиваться и возбуждения уголовного дела по факту гибели Ильназа. С момента трагедии прошло больше года, и ребята, которые тогда были на сборном пункте, уже вернулись после службы домой. Родственники хотят встретиться с ними, поговорить и попытаться выяснить - что же все-таки случилось на сборном пункте 29 июня прошлого года. После этого они примут решение.  


Кстати, после суицида призывника на окнах верхних этажей республиканского сборного призывного сняли все ручки, чтобы призывники не могли открыть их самостоятельно.