Депутат Госдумы Елена Мизулина должна захлебнуться слезами обиды и зависти, потому что у нее вдруг взяли и отобрали лавры главного борца за нравственность в Европе. И кто отобрал? Британский премьер Дэвид Кэмерон. Тот самый, который вот только на днях бросил свою страну в пасть зверя Апокалипсиса, разрешив однополые браки, а теперь вдруг в погоне за популярностью вспомнил о традиционных ценностях.

Кабинет консерваторов решил обойти на повороте царство феминизма, Исландию, и сделать Великобританию первой страной в Европе и вообще на Западе, где полностью запрещена порнография в интернете. Не только детская или с насилием, против чего ни один разумный человек возражать не станет, а вообще вся.

Привет Виктории


Кэмерон, по его собственным словам, выступал «как политик и как отец». Но вместо того, чтобы потребовать к ответу израильскую военщину, как и полагается в таких случаях, премьер бросился защищать невинность британских детей и достоинство британских женщин от нечистоплотных интернет-компаний и дебилизирующего содержания сети.

Эта защита в Великобритании будет такая надежная, как нигде. Первым делом уже к концу этого лета вся порнография должна быть заблокирована в местах общественного доступа к интернету. Сюда попадают не только библиотеки или школьные классы информатики, а вообще любые заведения, где есть Wi-Fi: кафе, торговые центры, вокзалы. То есть все места, где могут оказаться лица младше 18 лет и посмотреть по интернету порно, воспользовавшись отсутствием родительского контроля.

Дальше, к октябрю крупнейшие интернет-поисковики должны отчитаться перед британским правительством о том, как они перестали выдавать результаты поиска по незаконным порнозапросам. Следующий шаг – все британские провайдеры, подключая домохозяйства к интернету, должны будут в обязательном порядке снабжать эти подключения порнофильтрами, которые блокируют любую порнографию. Порнофильтры будут устанавливать всем автоматически, по умолчанию. И только если пользователь обратится к провайдеру со специальной просьбой вернуть ему порно, то ему его вернут.

Наконец, к концу 2014 года правительственный контроль доберется и до тех, кому посчастливилось подключиться к интернету до наступления в Британии эпохи тотальной нравственности. Провайдеры к тому времени должны поинтересоваться у них – включить им порнофильтр или выключить.

Возможность отключить порнофильтр по специальному требованию кажется чем-то очень либеральным и вроде как снимает все возможные негативные последствия запрета. Но это так только кажется, потому что на практике у многих пользователей не будет реального выбора. Вот представьте себе обычную британскую семью: двое детей, зубастая жена, 15 лет в браке. Приходит к ним домой интернет-монтер и спрашивает: «Вам отключать порнофильтр или оставить?» Как они ответят на вопрос? Понятное дело, все в один голос лицемерно заявят: «Обязательно оставьте».

Потом пойдет расти в семье напряжение, раздуваться взаимные претензии, начнутся прогулки налево, финансирование проституции, может даже венерические заболевания, в конце концов, развод – и дети останутся расти в неполной семье. А ведь всего этого можно было легко избежать – достаточно сделать так, чтобы порнофильтр не отключался, а включался по специальному требованию. Сколько бы семей спасли, сколько конфликтов бы предотвратили, сколько напряжения бы сняли.

Радости индийского воздержания


И ради чего все эти жертвы? Ради двух глупых мифов, которые не стыкуются ни со здравым смыслом, ни с существующей за окном объективной реальностью. Первый миф – что просмотр порно как-то уродует несовершеннолетнюю психику. Второй – что просмотр порно стимулирует сексуальные преступления.

В доказательство своей правоты Кэмерон тычет в британских избирателей двумя страшными преступлениями: недавними убийствами 5-летней и 12-летней девочек. В обоих случаях на суде выяснилось, что убийцы перед преступлениями смотрели детское порно в интернете. После этого премьеру все стало ясно, и некому ему объяснить, что «до» еще не значит «из-за». Что педофилия и убийства детей существовали и до появления интернет-порнографии. И прекрасно существуют без нее до сих пор в тех странах, куда интернет пока не добрался.

Скорее, наоборот, порнография как раз снимает напряжение и притупляет у особо активных и обиженных склонность к сексуальному насилию. К сожалению, не существует надежной международной статистики сексуальных преступлений: в Швеции изнасилованием считается, если мужчина обещал, но не женился, а где-нибудь в Пакистане женщины даже под страхом смерти не пойдут сообщать в полицию о таком позоре, как изнасилование. И тем не менее очевидно, что списки стран с высоким проникновением интернета и стран с наибольшим количеством сексуальных преступлений слабо совпадают между собой.

Например, в Индии что ни неделя, то обязательно новость про очередное групповое изнасилование в каком-нибудь ночном автобусе. А в Британии про такое что-то не слышно. Хотя в Индии доступ к интернету имеют всего 10% населения, а в Британии – аж 82%. Потому что дело здесь совсем не в интернете, а в том, что в Индии для большинства молодых мужчин единственный шанс увидеть желанное женское тело – это собрать свой доход за пять лет на оплату свадьбы. Вот и звереют даже те, кто в принципе к сексуальному насилию не особо предрасположен. А в Британии включили компьютер, сняли напряжение – и насиловать в ночном автобусе уже не хочется.

 

Здесь прекрасно подойдут результаты исследования, проведенного в 2009 году Центром по изучению насилия в семье при Университете Монреаля. Там изучали влияние порнографии на сексуальное поведение мужчин. И главным результатом этого исследования стало то, что ученые не смогли найти для экспериментов ни одного мужчину, который бы никогда не смотрел порно. Смотрели все, просто с разной регулярностью: мужчины без постоянного партнера – в среднем около трех раз в неделю, мужчины с постоянным партнером – поменьше, в среднем 1,7 раза в неделю. В насильников, педофилов и женоненавистников ни один из них от этого не превратился.

Это вообще очень странная логика, что запрет смотреть порно будет способствовать росту уважения к женщине, эмансипации и большему равноправию полов. Если так рассуждать, то тогда самыми эмансипированными странами должны быть Иран, Пакистан или Саудовская Аравия, где любая порнография и вообще обнаженка запрещены так строго, что заботливому отцу Кэмерону и не снилось.

Потом, порно смотрят не только мужчины, но и женщины. По статистике Google, запросы «adult DVD» или «XXX videos» женщины вводят почти так же часто, как мужчины, а запросы «sex» или «cyber sex» – так даже чаще. Где тогда положенные толпы женщин-насильниц и педофилок? Или на женщин порно не действует?

Конечно, это не означает, что нужно разрешить детскую порнографию или перестать бороться с ее производителями. Тут спорить не о чем. Но никакой дилеммы между интернетом без цензуры и засильем детского порно не существует. По данным опросов, всего 3% британцев заявили, что сталкивались с детской порнографией в интернете. Если вычесть из этих трех процентов британских мизулиных, которые на самом деле ничего такого не видели, а просто уверены, что в этих интернетах одна только детская порнография и есть, то станет понятно, что детское порно – это совсем не то, на что можно наткнуться случайно.

Мало того, детская порнография и так давно запрещена в Великобритании. Может, стоит сосредоточиться на том, чтобы исполнялись уже существующие запреты, а не выдумывать новые? Тем более в силовых структурах Британии даже есть специальные подразделения, которые должны бороться с детским порно. Вот пусть они и борются – как следует и точечно.

 

Максим САМОРУКОВ, Slon.ru

(публикуется с сокращениями, оригинал статьи здесь )