Убедить соседа-пчеловода перевезти свою пасеку подальше от людей удалось молодой семье из деревни Новые Зюри Тюлячинского района с помощью местной прокуратуры. Случай редкий, поскольку принято считать, что пчеловодство сегодня в России практически ничем не ограничено: зачастую люди, живущие по соседству с пасекой, совершенно беспомощны - они вынуждены, без преувеличения, находиться в постоянном страхе за свою жизнь.


О том, каково приходится соседям пчеловодов Интертат.ру описал на примере ситуации в селе Пановка, что в соседнем с Тюлячинским Пестречинском районе (в материале «Пчеловодам – медок, соседям – «скорую»). Напомним, в селе этот бизнес очень популярен, здесь около 40 пасек, а всего в Пановке 277 дворов. Почти у каждого пчеловода – несколько десятков ульев, и расположены они прямо на придомовых участках. Это, как выяснилось, не запрещено, был бы сплошной двухметровый забор.


Но для пчел, как показывает практика, это не преграда. По словам местных жителей, в определенные дни, когда, к примеру, идет сбор меда, насекомые роями летают по Пановке, чем наводят ужас на местных жителей. Двух сельчан пчелы уже зажалили до смерти. Однако к ответственности никто из пановских пчеловодов привлечен не был, поскольку выяснить, чьи это были насекомые, невозможно. Люди жаловались в районную прокуратуру и просили их защитить, найти способы обязать пчеловодов переселить свои улья подальше от Пановки – безрезультатно. Ну, нет, дескать, в России таких законов, запрещающих заниматься этим бизнесом на территории населенных пунктов. Зато есть путинский закон о развитии ЛПХ, где черным по белому написано: содержать пчел в селе можно, и даже нужно. А в Татарстане вообще – целая программа развития пчеловодства: к 2020 году количество пчелосемей должно быть увеличено с 225 тысяч до 300...


В то же время, в Тюлячинской прокуратуре нашли возможность  защитить интересы обратившихся к ним людей из села Новые Зюри, причем ситуация, в которой оказались заявители, с виду полегче, чем в Пановке: соседская  пасека находится в 60 метрах от заявителей (в Пановке же некоторые живут в 10 метрах). Обратившиеся в прокуратуру – молодая семья с маленьким ребенком. Их «оппонент» - сосед, хозяин пасеки, где около 40 ульев, проживает в другом, соседнем селе (в 2 км).


Районная прокуратура проверила, законно ли размещена эта пасека, и выяснила, что есть ряд нарушений ветеринарного законодательства. Во-первых, у хозяина пасеки не было на нее ветеринарно-санитарного паспорта. А во-вторых, размещена она была с нарушениями. Так, согласно ст. 7 закона РТ «О государственном регулировании и государственной поддержке пчеловодства в Республике Татарстан», стационарные пасеки (то есть те, что существуют на одном месте больше года), должны размещаться по определенным правилам, и одно из них - «на расстоянии не менее одного километра от животноводческих строений». Это требование создано не в интересах животных, а в интересах пчеловода и людей, которые будут потреблять мед – чтобы продукт был «чистым». Согласно ст. 1 этого же закона, под животноводческим строением понимаются помещения, предназначенные для выращивания сельскохозяйственных животных и производства животноводческой продукции (молока, мяса, яиц, шерсти и т.п.). В прокуратуре сочли, что сарай заявителей является как раз таким животноводческим помещением, а от него до пасеки – 60 метров, то есть менее километра. Считай, нарушение.


Как нам рассказали в прокуратуре, вскоре после подачи заявления молодая семья решила забрать свою жалобу: соседи нашли между собой общий язык. Пасечник пообещал, что осенью перевезет своих пчел в другое место.


- Однако, согласно инструкции генпрокуратуры о порядке рассмотрения обращений граждан, если в ходе проведенных мероприятий был установлен факт нарушения закона, работник прокуратуры обязан отреагировать, даже если заявитель просит остановить проверку, - объясняет Тюлячинский прокурор Фаиль Хайруллин.


По результатам проверки прокуратура района возбудила дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 10.6 КоАП РФ (нарушение ветеринарно-санитарных правил). После чего оно было направлено для рассмотрения по существу в Сабинский территориальный отдел государственной ветеринарной инспекции Главного управления ветеринарии Кабинета Министров РТ.


По мнению тюлячинского прокурора Фаиля Хайруллина, мнение, что никаких законных рычагов, позволяющих регулировать деятельность пчеловодов, не существует – ошибочное, по крайней мере, в Татарстане, где есть специальный закон о пчеловодстве.


- Заявления на пчеловодов от их соседей нам поступают ежегодно. В этом году их уже четыре, хотя сезон только начался, - сообщает Хайруллин. - Ситуация везде одна и та же: соседи пасечников даже на улицу выйти не могут – боятся пчел. Хочу заметить, что даже если насекомые никого не жалят, привлечь к ответственности их хозяина можно. В законе сказано, что если пасека стационарная, она должна быть расположена в километре от населенного пункта... В нашей практике есть случаи, когда мы через суд обязывали пасечников устранить нарушения, а если они неустранимы – прекращать деятельность или переводить улья в другое место.


В ГАУ «Управление по пчеловодству» тем временем считают эту ситуацию, когда сельчане натравливают прокуратуру на пчеловодов, занимающихся общественно полезным делом, ненормальной. Дескать, с таким же успехом можно наказывать и запрещать деятельность, к примеру, животноводов, размещающих свои мини-фермы так же – прямо на своих участках. Ведь редкий из них устраивает все по регламенту, к примеру, делает в сарае бетонные полы, а при их отсутствии каловые массы проникают вместе с водой на территорию соседа – это то еще нарушение, и здесь тоже есть поле деятельности для прокуратуры и суда. В целом, в управлении призывают быть сельчан терпимее и стараться находить с соседями-пчеловодами общий язык. Добавили также, что в настоящее время Госдума России намерена издать нормативный акт, жестко регулирующий деятельность пчеловодов. Правда, это вопрос не одного, и даже, наверное, не двух лет.