Ицхак Горелик: В Татарстане мы как дома

16 марта 2017 // Прочитано 6776 раз

Кошерное питание, новое кладбище и открытие Тора-центра - о том, что волнует еврейскую общину республики, в эксклюзивном интервью рассказал главный раввин Казани и Татарстана Ицхак Горелик.

- Господин Горелик, вы говорили, что Татарстан вам очень сильно напоминает Израиль. Почему у вас именно такая ассоциация возникла?

- Потому что здесь, как и там, в Израиле, живет народ, люди, которые чувствуют, что это место - их дом. И если они не будут заботиться об этом месте - никто другой этого не сделает. Так создали Израиль: приехали туда евреи, зная, что там - их родина. Всегда можно полагаться на какую-то помощь, поддержку, но делать должны мы сами. Именно поэтому такие успехи есть там. Понятно, что это - благословение от Всевышнего, но когда народ живет, дышит этим местом, осознает, что это - их дом, тогда и будет успех. Каждый, кто приезжает сюда, даже из разных городов России, кроме несомненной красоты этого места, ощущает, что тут - его дом. А когда люди так считают, то и относятся к месту, как к своему дому. И это – самое главное. Здесь, в этот дом принимают всех, и делают все, чтобы люди чувствовали себя уютно, чтобы им хотелось приезжать сюда в гости, или жить.

- Вы говорите, что надеяться нужно только на себя, но ведь и помощь тоже имеет большое значение. Раввин России Берл Лаззар в своем поздравлении с днем рождения президенту Татарстана Рустаму Минниханову сказал: «Ваша деятельность направлена на укрепление сотрудничества и взаимопомощи разных религиозных общин». Как считаете, насколько это важно - сосуществование, в мире. Даже не сосуществование, а добрососедство?

- Я думаю, что это не просто важно, а необходимо. Я, как человек, который возглавляет общину, могу сказать, что для любой общины, для каждого человека важно, чтобы он не просто чувствовал себя уютно, а получал и моральную поддержку: что все его действия нужны тому месту, где он живет, что его здесь принимают, и хотят, чтобы он здесь жил и мог создавать свои общины. Это понимание заложил еще первый президент [Татарстана Минтимер Шаймиев]. На все важные события приглашаются представители нашей общины. И это - очень важно. Подпольно тоже люди жили, и соблюдали [требования веры], но сейчас возможность развиваться общине во многом дана тем пониманием, которое заложено сверху, что нам не просто дают здесь жить, а хотят, чтобы здесь было удобно. Раввин Лаззар именно на это обратил внимание, на то, что идет поддержка. Когда у нас есть какие-то просьбы конкретные, мы всегда получаем на наши вопросы ответы, а кроме того, мы всегда чувствуем, что о нас заботятся так, чтобы мы могли жить и развивать нашу общину.

- Вы уже несколько раз упомянули про развитие общины. А насколько Татарстан привлекателен для жизни, чтобы сюда приезжали представители еврейского народа? Растет ли община?

- Пока, конечно, растет в основном за счет рождаемости. Посмотрите, что происходит, в том числе и в России: не секрет, что были годы, и сейчас этот процесс продолжается, что люди едут в Израиль. Не потому, что им что-то не нравится в России, Татарстане, Америке или Франции, а просто потому, что там живет весь народ. Там есть полноценная возможность соблюдения и субботы, и всех праздников. Это же - целая система жизни. Если человек хочет уехать в Израиль - я не смогу препятствовать - это святая земля, и он хочет туда уехать. А наша задача, в первую очередь, сделать так, чтобы тут - в России, Татарстане создать все условия, чтобы человек, который хочет соблюдать и жить по еврейским правилам, мог все это делать здесь и не искать возможности уехать в другой город. И с Божьей помощью у нас это получается. Слава Богу, много людей видят свою дальнейшую жизнь именно здесь.

- Структура жизни, которая удовлетворит человека, требует очень многого: это и возможность сходить помолиться в синагогу, это возможность отдать своего ребенка в детский сад, в школу, где его научат именно тому, чему хотели бы научить родители, очень важный вопрос кошерного питания. А насколько все это удается здесь реализовать и насколько большую помощь оказывает республика и оказывает ли?

- Я думаю, что здесь многое зависит не от республики. Это наша работа - вопрос воспитания людей. Ведь понятно, что если мы даже откроем магазин, то чем больше людей туда будет ходить, чем чаще будут требовать еду, тем больше ее будут привозить. Сейчас такие продукты в «Бахетле» можно найти.

gorelik20172

Прошло несколько поколений, где эти традиции не соблюдались. Сейчас наша задача - воспитывать людей. Слава Богу, есть молодое поколение, которое тянется к традициям, в том числе к кошерному питанию. В первую очередь, речь идет о мясе, и мы все, что нужно привозим. Это наша работа - воспитание евреев, возвращение их к традициям. Сегодня есть много десятков семей, которые потребляют только кошерную пищу. Слава Богу, ее не нужно везти из Израиля, в Москве есть целые комбинаты именно кошерные. И колбаса производится кошерная, и мясо. Будет больше таких людей, можно будет открывать филиалы по производству кошерных продуктов и здесь.

- Вы говорили о том, что сейчас диаспора, община, прирастает в основном за счет демографии. А есть ли какие-то вопросы, проблемы, пожелания, по, допустим, детскому саду? По школе? Я знаю, что например, в 2015 году к школе обещали пристроить спортивный зал

- Построили. Сделали.

- А детский сад?

- Детский сад - еще нет. Это - проблема. Мы в рамках синагоги сейчас делаем какие-то программы для детей, приглашаем вместе с родителями несколько раз в неделю. Но отсутствие детского сада - это проблема. Он должен быть. Обязательно. Определенную сложность представляет доставка детей в детский сад. Если старшим детям в единственную еврейскую школу еще можно добраться, то малышей 3-4 лет каждый день везти по часу полтора через городские пробки сложнее. Родители все у нас работают. Но я уверен, что чем больше у нас детей, тем выше необходимость в детском саде. Ведь есть ряд важных моментов: то же кошерное питание. Думаю, что люди будут возить. А может, будут открываться и филиалы еврейского детского сада в разных районах нашего большого города.

- Один из вариантов - семейные детские сады?

- Именно на такой основе мы работаем в синагоге. Больше - как частный детский сад.

- Неоднократно в нашем разговоре упоминалась синагога. А ремонт завершен ли?

- Ремонт - такая вещь, которую никогда невозможно завершить (смеется). Но жить уже можно в синагоге. Есть еще какие-то уголки, которые мы завершаем, но в основном она готова. Было открытие к 100-летию. Уже с гордостью можно ходить в синагогу и использовать ее как положено.

Вот мы с вами говорим про демографию. Очень приятно видеть что происходит. У нас около синагоги есть роддом - прямо на углу. На нем - электронное табло. И мы каждый день, когда приезжаем - считаем: о, еще один ребенок родился, еще, еще. В нашей жизни дети занимают очень важное место - то, сколько должно быть детей. Понятно, что это больше религиозный подход, но то, что есть возможность рожать детей - это дар от Бога, и нельзя этот дар никак ограничивать. Мне не достаточно одного ребенка, нужно 2,3,4… Конечно, если здоровье не позволяет - это особый случай. А чтобы ограничивать количество детей просто потому, что не хочется больше - такого даже в нашем лексиконе нет. Мы сами стараемся в этом плане показать в нашей общине пример: у нас с женой, слава Богу, 9 детей. И есть еще, куда дальше расти. Я так думаю, что это - влияет: вижу молодые семьи, поженившиеся недавно, буквально несколько лет назад, уже имеют по 3-4 маленьких ребенка. И это очень приятно. У нас был большой праздник - Пурим (12 марта), и было приятно, что на этом празднике было много детей и их родителей - тоже молодых. И старики были - это очень приятно.

- Вопрос воскрешения традиций: ведь получается, что действительно у нас 70 с лишним лет - это три поколения целых и за это время можно очень многое потерять любому народу. Сейчас воскрешение традиций насколько сложно идет? Насколько молодежь тянется к истокам?

- За такой промежуток времени не то что можно многое потерять, а было действительно очень многое потеряно. Не в плане еврейских традиций в целом, а именно люди потеряли: не получили воспитание, утерян для многих язык. Но я обязан отметить: все это время были старики, которые даже подпольно все это время держали [традиции еврейского народа]. Не могли делать это полноценно, но собирались на квартирах и молились. У нас в синагоге есть библиотека, и в тех шкафах старые книги. Мы их не привезли из Израиля - они всегда были здесь, у людей. Это говорит о том, что даже когда было запрещено, люди, и не только еврейский народ, держались традиций и веры. Конечно, самый сильный удар получили люди среднего поколения, которым сейчас лет по 60-70. Старики еще помнили - как было раньше. А молодежь, что интересно, сейчас ищет свои корни. Они тянутся к этому. Наша задача - дать им такую возможность. Сейчас идет очень большой процесс - переводится много материала на русский язык, чтобы те, кто не знает языка, могли вернуться к истокам. Даже те люди, которые никогда не приходят [в синагогу], когда кто-то умирает, или рождаются дети, хотят, чтобы были проведены обряды. Синагога всегда полная, и это говорит о том, что внутри каждого человека есть что-то, что у него невозможно отнять. И наша задача из этой искры разжечь пламя.

- Очень важно, как человек приходит в этот мир, очень важно, как он живет вот этот небольшой промежуток времени, когда он здесь, но не менее важно то, как человек уходит. Очень мощно стоял для вас вопрос о том, чтобы появилось еврейское кладбище. Появилось ли? Есть ли земля? Оборудовали ли?

- Земля есть. Еще - не оборудовали. Я очень надеюсь, что в этом году работа будет завершена. Мы уже движемся к этому. Дорога туда проложена уже. Это действительно очень важно, потому что все старые кладбища уже официально закрыты, и трудно найти места [для захоронения]. Это вопрос, который горит. Прямо горит. Мы держим ситуацию под контролем. Это очень большая работа, но она продвигается. Оно будет - это очень важно.

- В 2015 году прозвучала еще одна очень интересная тема во время встречи с Рустамом Нургалиевичем, о том, что необходимо открыть детские летние лагеря, которые могли бы работать на частно-государственном партнерстве. Могли бы работать круглый год для того, чтобы летом там отдыхали дети, зимой занимались студенты. Именно еврейский лагерь для людей, объединенных интересами, стремлениями, вот этой самой стрункой жизни. Получилось ли?

- Да. Сейчас у нас это работает. Эти лагеря очень важны по простой причине - возьмите, например, студентов: каждый живет, учится у себя, а когда они собираются вместе и неделю, или две недели, они живут так, как этого требует еврейский образ жизни. А это - не только учеба, это - особая аура. Мы такие мероприятия проводим каждое лето и каждую зиму. Ищем места, организуем.

gorelik20171

Татарстан сегодня очень популярен. Здесь многие хотят провести межрегиональные или международные события. В феврале к нам съехались из разных городов 150 студентов на целую неделю. Летом снова у нас хотят собраться детские лагеря из разных городов. С Божьей помощью сделаем это - приедут мальчики и девочки разных возрастов на целый месяц. Такие встречи дают намного больше, чем просто занятия. Вот вы спрашивали - как привлекать сюда людей. Я думаю, что кроме Москвы и Казани в России нет настолько привлекательных для еврейских молодых ребят и девочек городов. Они приезжают сюда, смотрят, как здесь живется, и могут захотеть сюда вернуться.

- Важную роль в жизни любого народа играет язык. А есть ли возможность учиться еврейскому языку, и в том числе людям, не являющимися евреями, но очень желающими постичь этот один из древнейших языков?

- Без иврита - это проблема. Потому что все книги наши - на иврите. Молитвенники - на иврите. Есть переводы на русском языке, но невозможно перевести все, и очень многое упускается при переводе. Возможность выучить иврит есть. Есть курсы в синагоге. Я думаю, что сегодня и в интернете есть какие-то курсы, как и любого другого языка. Сейчас в Москве есть специальные книжники, которые почти все основные книги, и даже Толмуд, переводят и печатают на русском языке, чтобы человек, не знающий языка, уже мог бы начинать их постигать. Но язык очень нужен, потому что молитвы нужно читать на оригинальном языке.

- Рустам Нургалиевич в 2015 году сказал: «У руководства республики и еврейской общины очень много совместных планов, которые будут реализовываться в ближайшее время». Часть этих планов - они на слуху, это и кладбище, ремонт синагоги, строительство спортивного зала, знаю, там тоже помогали, а что еще за совместные планы, о которых нужно и рассказывать, и знать?

- Расскажу про один проект, который мы уже обсуждали, и который надо вместе как-то создать. Важна и поддержка - что это правильный проект… У нас есть синагога - место, где молятся люди и должно быть место, где изучают Тору. Такой центр мы хотим создать, где человек сможет получить профессиональные знания. Мы хотим этот центр создать современным, чтобы можно было проводить онлайн лекции и приглашать лекторов. Тора-центр. Тора мы называем все наши учения. В этом центре будет определенный порядок: уроки, занятия, чтобы люди и члены общины могли там получать знания. Такие занятия проводятся и сейчас - в синагоге и других местах, но мы планируем все это собрать в один центр. Самое главное, что туда смогут приходить даже не члены общины, а люди, которые интересуются историей нашего народа, языком, особенностями традиций, туристы. Люди и сейчас приходят: смотрят синагогу, как люди молятся, но можно будет дать им еще больше. Центр будет оснащен специальным оборудованием. Мы будем проводить семинары по разным темам, например по кошерному питанию. Сейчас нам очень не хватает такого места. У нас есть большие планы, касающиеся этого центра. Я думаю, что это поднимет нашу общину на другой – более высокий этап. С Божьей помощью откроем этот центр уже в этом году.

- Дела, заботы… за всем этим очень важно иметь возможность отдохнуть. Отдохнуть правильно. Очень такой интересный проект - это фестиваль еврейской музыки, он у нас уже шестой раз будет у нас проходить?

- Пятый или шестой я не помню

- А что еще делается для молодежи и не только для молодежи, для того, чтобы привить именно культуру отдыха?

- Детские лагеря, это тоже как отдых. Мы стараемся организовать эти семинары так, чтобы человек именно отдыхал. Но есть и более глубокое понимание отдыха. Отдых, как с казано в Торе. И как мы это понимаем - это суббота. Кто хоть чуть-чуть знаком с нашим образом жизни понимает, что в субботу мы не спим дольше, чем в будни, и делаем иногда даже больше, чем в другие дни, просто дела меняются. Мы объясняем это так: у человека есть тело и нужды: еда, бизнес - то есть все то, что необходимо для того, чтобы жить. И есть душа и духовный слой нашей жизни, традиции. Тело и душа. Конечно, работают вместе и каждый день мы выделяем время для души - для молитвы. Но раз в неделю, когда приходит суббота, хотим мы этого, или не хотим, у нас есть ограничения - что нам нельзя делать. И эти ограничения создают такие рамки, когда мы можем освободить время для нужд души. Это трудно выразить в словах… В субботу люди просто становятся другими. Если люди курят, то в субботу они этого не могут делать, и им этого не нужно. Нельзя ездить на машине, пользоваться телефоном и лифтом, включать телевизор и интернет, нельзя использовать электричество - я могу только заранее включить свет, и он всю субботу остается гореть. Ничего нельзя варить в субботу. При этом у нас всегда очень вкусная еда в субботу. Есть целая система - как готовиться к субботе. И в этот день мы полностью заняты только духовной частью нашей жизни. Только представьте: на целые сутки целая семья, целая община, я не говорю уже про целый народ, просто находятся вместе. А что можно? Можно общаться. Когда еще у нас есть время послушать - как ребенок учится в школе? А тут никто не убегает, все вместе, никуда не торопятся и за трапезой можно говорить. Так как нельзя пользоваться машиной, в синагогу мы идем пешком. То - труд, идти туда пешком, с детьми, но после этого ты чувствуешь в себе совсем другие - свежие силы. И вот это - настоящий отдых.

- Большое спасибо за то, что сегодня согласились с нами пообщаться и, надеюсь, у нас будет возможность встречаться чаще.

- Вы в начале нашего разговора спросили - почему это место мне напоминает Иерусалим, Израиль. Сейчас, именно в эти дни исполняется 20 лет, как мы здесь. 20 лет - это серьезный кусок жизни, тем более, когда тебе 43. Это - половина жизни. 20 лет назад мы познакомились с женой, и мы построили свой дом здесь. Хочу воспользоваться моментом и сказать: спасибо всем, кто приняли нас здесь. И приняли, и принимают, и дают нам возможность здесь жить. Без этой поддержки, может быть, и продвигалась бы работа, но это было бы совсем по-другому. Спасибо и Президенту, и людям. Особенно заметно дружественное отношение к нам в субботу, когда, как я уже говорил, мы идем пешком семьей в синагогу. В эти моменты особенно хорошо ощущаешь и город и народ. Это - уникальные люди. На самом деле. И атмосфера вокруг, в которой спокойно. Дай Бог, чтобы так было и дальше, чтобы не коснулись разные потрясения. Как раввин уже, я произнесу благословение: прошу у Бога, чтобы всем было хорошо. Всегда. Есть у нас такое выражение: нет плохих людей, есть люди, которым плохо. Нужно, чтобы всем людям было хорошо. Чтобы все жили спокойно и были довольны своей жизнью, воспитывали семью, сохраняли добрые отношения к другим людям. Дай Бог, чтобы наша республика и дальше процветала. Амен.


Читайте также: «Профессия учителя еще не до конца оценена» 


 

Автор: Арсений Маврин. Фото: Султан Исхаков. Видео: Шамиль Халилуллов.

Поделитесь с друзьями

Оставить комментарий