Уникальный храм XIX века восстанавливают в Татарстане

24 октября 2015 // Прочитано 1851 раз

Церковь Святителя Николая находится в селе Коргуза Верхнеуслонского района. После долгих лет запустения ее начал приводить в порядок настоятель.

Перед тем как взять в руки кисточку и краски, художники читают молитву. Говорят, иначе нельзя, ведь расписывают священное место. Храм Коргуза в Верхнеуслонском районе стали восстанавливать в начале двухтысячных. Сейчас в основном зале мастера расписывают своды: все в персиково-голубых тонах, что редко увидишь в церкви. Пастельные краски просьба настоятеля, который уверен, что храм должен быть светлым и радостным.

- Это даже работой сложно назвать, это больше дело для души. У меня ощущение, что делаешь в этой жизни что-то необычное. Не знаю, как это происходит, но здесь практически не устаешь - есть небольшая усталость, но она в большей степени приятная, - делится художник Аида Носова.

Церковь построили местные жители в 1885 году. Но открыта она была недолго, до 1913 года. После от намоленного места хотели избавиться - на стены плескали негашеную известь, чтобы стереть фрески. До конца XX века церковь находилась в запустении и служила то пекарней, то электростанцией, то складом совхоза. В 2003 году, когда сюда приехал отец Петр, храм еще использовался в качестве склада, но уже была сделана крыша, поставлены окна и двери. С момента постройки здесь сохранилась лишь одна икона. На потолке остался кусочек росписи, а на стене пусть и слабо, но все-таки просматриваются очертания рисунка. Именно в первоначальной технике оформляют храм сейчас. Трое художников профессионалы, но иконописью раньше не занимались. Пришлось переучиваться: рисовать, стоя на лесах, и держать пост, пока пишешь икону.

- Все было в ветхом состоянии, пол был такой грязный, что вывезли два «КАМАЗа» мусора. Все протекало, окна не были утеплены, и в них так задувало, что к концу службы на подоконнике были сугробы. Но мы служили, - вспоминает настоятель храма Святителя Николая села Коргуза отец Петр.

Службы в храме отец Петр начал проводить сразу, параллельно шли работы: ремонтировали стены и крышу, проводили тепло. Потом обрабатывали стены, штукатурили, а в 2009 году покрасили церковь. После этого ждали шесть лет, пока все хорошо просохнет и можно будет начать роспись.

Когда мы начали снаружи красить, вечером приехала бригада. Рабочий говорит, что завтра нужно будет 30 тысяч рублей заплатить за краску и работу. Я пересчитал деньги, у меня было 600 рублей. Матушка пришла, мы помолились, и через полчаса заходит парень из нашей деревни и оставляет 31 тысячу на пожертвование. Меня это не удивило, но я не мог понять, почему он дал на одну тысячу больше необходимого? Понял утром, когда рабочий позвонил и сказал, что краску нужно привезти из Казани. Я нанял машину, и тысяча рублей ушла на транспортные расходы. Это просто пример, а таких случаев было очень много, - вспоминает отец Петр.

В нескольких километрах от села Коргуза есть несколько храмов, но на службу в эту церковь приезжают из десяти деревень. Говорят, из-за особой атмосферы. Сейчас основной зал отремонтирован, но роспись только началась и нужны еще килограммы краски. А после этого практически с нуля придется восстанавливать еще один зал, летний. На все это нужны средства, но пожертвований настоятель не просит.

- От помощи, конечно, не откажемся, - говорит отец Петр, - но лучше всего помолитесь за нас.

Авторы: Ксения Жаркова, Рамиль Гильванов

Поделитесь с друзьями

Оставить комментарий