Лена Гайнанова: «Язык и стиль Гаяза Исхаки не похожи на других»

22 февраля 2011 // Прочитано 524 раз
В эти дни татарский и тюркский мир вспоминают классика татарской литературы, писателя, политика Гаяза Исхаки. «Именно Лена Гайнанова наиболее полно изучила творчество Гаяза Исхаки, как писателя, и открыла его для других», считает кандидат филологических наук Раиф Марданов. Интервью с ней, мы думаем, будет интересно и читателям нашей газеты.



- Лена ханум, когда и как Вы обратились к наследию Гаяза Исхаки?

 


Гаяз Исхаки — это очень большая тема. По специальности я литератор-текстолог, в свое время мы начали делать 8-томник Галимзяна Ибрагимова. Мне поручили сделать том, касающийся творчества Г.Ибрагимова о языке. Взявшись за эту работу, я начала тщательно изучать его творчество. Побывала в библиотеках Казани и Москвы. Во время моих исследований мне очень часто на глаза попадалось имя Гаяза Исхаки. Он был очень большим авторитетом в то время. Но во время нашей учебы нам не давали никакой информации про Г.Исхаки. Мы знаем только, что он был «буржуазным писателем». Меня тогда настолько заинтересовал Исхаки, что оставив свою основную работу, я начала читать все статьи, написанные про него. В начале века он был очень уважаемым и авторитетным человеком. Как-то незаметно я начала копировать статьи, написанные про Г.Исхаки. А вернувшись домой, перечитывала их по несколько раз. После этого у меня появилось желание прочитать публицистику Г.Исхаки. Я сделала для себя вывод, что мне необходимо изучить его творчество. Со временем мне начали попадаться его маленькие рассказы, которыми он меня и плениля. Его язык, стиль, тематика были ни на кого непохожи, никого не повторяли. Чего только стоит описание жизни шакирдов...

- Как Вы решились изучать писателя, который был признан врагом народа?

- Я поставила перед собой цель, что буду собирать все статьи и произведения этого человека. Об этом в те времена нельзя было никому говорить. Я не сказала об этом даже своему брату, тоже ученому. Нельзя было подвергать своих близких опасности.

- Лена ханум, как же Вы находили произведения запрещенного писателя?

- Как-то раз я пришла на черный рынок (там продавались книги) на улице Тинчурина. Конечно, надежды купить что-то не было. Я хотела хотя бы поинтересоваться теми, кто знает, где можно найти книги Г.Исхаки. На рынке группами стояли мужчины с сумками. В то время дефицитные книги продавали втайне (иначе продавцов, как спекулянтов, брали под стражу). И вот стоят люди, а один человек проходит мимо них и шепчет: «Шукшин». Следом также проходит другой. Я тоже решилась и проходя мимо этих людей сказала: «Гаяз Исхаки». До сих пор не могу забыть то волнение, которое я испытала в тот момент. Двое парней подошли ко мне и спросили: «Апа, что у вас есть из Гаяза Исхаки?». Я же ответила: «У меня нет, мне бы самой надо». Я схватила молодого человека обеими руками и сказала: «Найди мне пожалуйста его книгу». Парень сказал, что знает одну бабушку. Но она, как оказалось, боится продавать книги. Я дала этому парню три рубля... Запрещенные издания также находились у жителей старых домов около Колхозного рынка, Аметьево.

- В какие годы это было?

- Это было до 1980 годов. Получается, я уже 30 лет изучаю творчество Исхаки. Широкая общественность стала узнавать Гаяз Исхаки только в 1991 году.

- Вы оказывается переписывались с дочерью Исхаки - Сагадат ханум.

- Творчество Гаяза Исхаки до революции было собрано и издано в 4-х томах. В 1988 году открыли все фонды и я поехала в Москву. Из московского архива я привезла произведение «Җан Баевич». Большие реки начинаются с ручья. Это был мой маленький ручей. После этого я решила написать письмо Сагадат ханум. Составила список тех произведений, которые у меня были. В Турции к 100-летию Исхаки вышла книга о его жизни и творчестве. В ней был дан и список произведений. Сагадат ханум прислала мне ответное письмо и бандероль с 4 книгами своего отца. Бандероль была переклеена скотчем, видимо, здесь проверяли... Архив Сагадат апы, посвященный Г.Исхаки, одно время хранился у Махмута Тагира. Сагадат апа сделала их копии, чтобы прислать мне. В 1989 году Ибрагим Нуруллин привез архив из Турции, но мне его не отдал. Впрочем, потом Махмут абый  все равно прислал его мне. «Олугмөхәммәт» - пьеса, написанная за рубежом, произведение «Мөһаҗирлектән кайткан» вышло в журнале «Мирас». Сейчас в университетах и школах гордятся тем, что преподают Исхаки. Я тоже горжусь, потому что эти произведения прошли через мои руки.

- Из Ваших статей мы знаем, что родственники Г.Исхаки пережили много трудностей, очень много страдали. Получается, что писатель, переживавший за судьбу целой нации, не смог защитить своих родных...

- Гаяз Исхаки в 1919 году уезжает за рубеж. У него практически не было информации о родственниках...

Р.S: Произведения Гаяза Исхаки были написаны в тюрьме, в ссылке, в эмиграции. Он не мог жить вместе с семьей. Ему пришлось много где пожить. Поэтому большинство его произведений потерялось. Мне очень хотелось услышать ответа на вопрос: «Если бы Г.Исхаки остался в своей стране, воспитывал с супругой детей, обучал молодое поколение и, конечно же, писал свои произведения, какое будущее бы его ожидало?». Лена ханум ответила так: «Его родственников посадили в тюрьмы, его самого все время преследовали. Если бы он остался в СССР, его, конечно же, не оставили бы в живых. Да и его дочь - Сагадат ханум не ждала бы сладкая жизнь».


Поделитесь с друзьями