Слово о Леве

01 февраля 2011 // Прочитано 344 раз
О Лёвушке много сказали: друзья, дети, те, кто его знал. Что могла бы добавить я как его жена, прожившая с ним не так много, но прожившая душа в душу? Конечно, 15-17 лет в самом деле немного, если живешь с любимым человеком, который также без оглядки любит тебя, как и 20 лет назад, когда мечтаешь прожить с ним долго, до глубокой старости? Я никогда не называла его просто «Лев», для меня он всегда был «Лёвушкой», а я для него «Венерушкой». Вот так мы и жили все эти годы, даже если между нами были когда-то разногласия, мы всё равно в пылу объяснений называли друг друга этими ласковыми именами. Он очень мечтал дожить до 2011 года – в этом году было бы 20 лет со дня нашего знакомства, ему исполн

 

Несмотря на нашу немалую разницу в возрасте, мы никогда не ощущали, что мы – из разных поколений, нас объединяло редкое родство душ, чистые и честные отношения. Нашим совместным кредо по жизни было: не лгать друг другу. Впрочем, это даже не кредо, это суть, стержень каждого из нас.

Одни знали Льва как хорошего специалиста в своём деле, другие – как активиста татарского движения в Германии, третьи – как задушевного друга, товарища или родственника. Он действительно был великолепным специалистом в своём деле. «Ума палата» - это о нём. Он был инженером-механиком, с 60-х годов работал в системе «Автоэкспорта», много лет был в командировке в Англии, затем – в Японии, и вот со второй половины 80-х годов он жил и трудился в Германии. Сейчас никто и не вспомнит, почему одну из моделей автомобиля «Лада» назвали «Самара», а между тем, это одна из его заслуг: будучи начальником отдела конъюнктуры В/О «Автоэкспорт» в 80-е годы, он, в том числе, занимался вопросами подбора звучных названий для модификаций автомобилей, и воскресил забытое тогда имя «Самара». Умение анализировать, складывать из мозаики общую картину – эту его способность отмечали все без исключения деловые партнёры. И когда страшная болезнь, долгие годы точившая его, всё же стала брать верх, когда он ослеп на один глаз, оглох на одно ухо, тем не менее, он не потеря ясного ума и стратегического мышления. Менее чем за неделю до своего ухода, 31 декабря, он упросил врачей и медсестёр отвезти его домой и первым делом, встав с носилок, сел за компьютер, чтобы закончить серьёзный аналитический труд, которым он занимался последние месяцы. И он закончил его! А сейчас его дело будет жить в новом автомобиле, имя которому Viking 2992, и в модных коллекциях его дочерей, модельеров-дизайнеров, Марии и Александры.

Говорить о Лёвушке как о человеке и трудно, и легко. Рана ещё так свежа и так болит, что ком застревает в горле, и слёзы застилают глаза, когда я думаю о нём, пишу, говорю. В наше рациональное и жестокое время никто почти не верит в романтику отношений. Но он остался романтиком на всю жизнь: у нас была любовь с первого взгляда, бережное отношение друг к другу. Нередко приходится слышать: «Ты сильная женщина, ты многое смогла и всё преодолеешь!». Но у Льва Леонидовича был львиный характер: рядом с ним я знала, что такое быть слабой женщиной, когда всё дома делается мужчиной, когда каждую неделю на столе стоит свежий букет, когда делают сюрпризы, звонят по 10-12 раз в день и каждый раз говорят, что любят. Это всё было, и это счастье, что это было. Уже совсем ослабев, тем не менее, он осенью сказал так, чтобы все слышали и знали: «Я Венерушку никому не дам в обиду!» Он задал высочайшую планку человеческих отношений: с друзьями, партнерами, с родными, и теперь всё в нашей жизни будет измеряться его аршином, до которого дотянуться ой как непросто! Хочется сказать о нём много, очень много… Но я скажу одно: все эти годы мы боролись с болезнью, я очень боялась в глубине души того дня, когда он уйдёт, боялась, что останусь одна, без опоры. И вот это случилось. И теперь я могу утверждать: не так страшно остаться одной, потеряв такого любимого мужа, опору, поддержку, гораздо страшнее, если рядом окажется ничтожество, которое никогда не сможет подняться до такого величия души. Поэтому я желаю в день влюблённых – именно в этот день сорок дней, как нет с нами нашего Льва-Арслана – всем женщинам, чтобы их так преданно любили, как Лев, и всем мужчинам, чтобы по ним так горевали и скорбели, как мы оплакиваем нашего отца, мужа, брата, зятя, друга, товарища, соратника.


Поделитесь с друзьями