Джаннат Сергей Маркус: Ислам немыслим без поэзии!

15 января 2011 // Прочитано 430 раз
Почему значительная часть мусульманских текстов - в стихотворной форме? И даже трактаты средневековых учёных по естественным наукам и медицине полны стихов? А полноценное образование мусульманина изначально включало не только богословские знания, но и множество стихотворений. Почему мы сегодня, когда возрождаются практически все сферы исламской культуры, мало знаем и ценим поэзию? Об этом - рассуждения мусульманского культуролога и поэта Джанната Сергея Маркуса.

- Даже наблюдатель со стороны видит особую "поэтичность Ислама". В чём причина?

- Там где мусульмане - звучит Коран, а он был послан людям как Откровение по содержанию, и как высшая Речь по форме. Важно только иметь в виду, что слово "поэзия" относительно Корана может быть использовано лишь как отдалённая метафора. Это ведь не текст, сочинённый человеком, потому никакие сравнения с нашей, сочинённой поэзией быть не должно. Но Творец смысл Послания облёк в форму, доступную пониманию людей. При этом она не является бытовой речью, или напоминанием о поэзии арабских племён, или философским трактатом.

Алимы говорят об особом "кораническом арабском языке", которому до сих пор надо обучаться даже тем, кто по крови араб и вырос в арабоязычной среде. Надо обучаться не только чтению и осознанию смысла, но и таджвиду - чтению вслух. Недаром ведь первое время сам Пророк (мир ему и благословение) держал текст в памяти и сподвижники обучились Корану с голоса. И до XXI века Коран дошёл двумя потоками: как книга и как постоянно звучащие вслух молитвы, чтение на маджлисах и в мечетях. Текст и звук. Важны два типа человека: алим, как знаток и интерпретатор текста, плюс хафиз, как помнящий весь текст наизусть и правильно его произносящий.

Филологи говорят: "поэзия - высшая форма языка". С этой точки зрения всё, сказанное выше о Коране, нуждается лишь в таком дополнении: это текст, не рождённый творческим усилием человека, но данный сверхъестественным путём. Он похож, но в то же время по качеству и по содержанию бесконечно далёк от поэзии, сочинённой нами, людьми. Парадокс, но именно этой высотой происхождения и таинственностью он вдохновляет и поэтов.

Само же вдохновение наше, по-арабски "ильхам" - озарение, наше обращение к Всевышнему и временами ответ, по Его милости. Поэзия, сочинённая искренними мусульманами, всегда нацелена на эту предельную высоту, всегда богообщение. Именно этим объясняется то, что утеряно в современной науке и быту: стихотворная насыщенность учёных трактатов периода классического Ислама, да и всего Средневековья, до Нового времени - это норма.

Почему, к примеру Ибн Сина, одновременно и учёный и великий поэт? Потому что погружение в тайны материи выводило его к созерцанию Творца, пробуждало восторг. Почему книги алимов Дагестана насыщены поэзией? Там применяются два типа текстов: цитаты великих предшественников и собственные стихи. Как известно, шейх Саид-афанди из Чиркея также пишет стихи. Это просто как воздух - часть исламской культуры.

- Но стихи полезны как метод запоминания


- Конечно! Всегда была и эта практическая сторона: написанный в легко заучиваемой, яркой форме текст полезен молодёжи, осваивавшей науки. У нас это в ослабленной форме сохранилось лишь+ в детском саду и в первых классах светской школы. Даже неловко представить, что солидный профессор читает с кафедры стихи, а ученики отвечают на экзаменах стихотворениями-формулами+ А зря.

В Новое время, начавшись в Европе, шло вытеснение поэзии в узко понимаемое "личное, субъективное пространство". Или в политические лозунги-агитки, как при советской власти, или в рекламные слоганы, как в рыночное время. По большому счёту, поэзия как "ильхам" - вдохновение от Бога - в "обществе потребления" вовсе не нужна. Вытеснение её - следствие секуляризации, а ещё параллельно и дегуманизации. Высокую поэзию, призывающую к чистоте и свету, меняют на насмешки над человеком, на критицизм, доходящий до цинизма. Увы, подавляющая часть современной поэзии Европы, США, а теперь всё чаще и у нас - это нигилистические упражнения, боль и отчаяние, беспросветность+ К сожалению, даже в начавшихся в последние годы конкурсах среди печатных исламских изданий России, члены жюри, редколлегии не обращают на это внимание, им важно, что текст прислан от этнического мусульманина. Но главное не этническое имя, а настрой души, ният. Приходится нередко критиковать путающих исламское с этническим.

- Вы принесли в редакцию свои стихи - но столь разные по стилю. И совсем иное было в цикле "Сонеты о Пророке Мухаммаде (мир ему и благословение)", ранее в журнале "Ислам".

- Разные темы требуют разных форм. Вот триптих "Джабраил неотступный" с полутёмной экстатической речью, полной смятения души, которой повелевают стать Посланником. И как контраст - стихи для детей. Их стал писать после того, как осознал, насколько именно сейчас необходимо дать детям ясные, простые по форме понятия о вере. Сделал первые шаги к детям по просьбе дагестанских братьев. Прошу ваших дога (вариант: дуа, перевод: молитва), дабы Аллах принял эти усилия и по великой Своей милости позволил продолжать поэтическое делание. Инша Аллах!


Давай читать Коран!


Чуть нараспев читают неспеша

Арабские загадочные звуки.

И кажется: нельзя совсем дышать,

Но - только слушать сердцем чутко.

А ты сумеешь так же, неспеша

Читать Коран своим любимым детям,

Чтоб не напал на них и не сгубил шайтан,

Чтоб жизнь у них была светлее всех на свете,

Чтоб никогда не впали в глухоту,

И сердце людям было бы открыто,

Чтоб Сам Аллах любил от них мольбу

И не был ни за что на них сердитым?

Так сядь же рядом, будем не спеша

Читать и петь загадочные звуки.

Тогда захочется смелей дышать

И сердце станет светлым, добрым, чутким!


Мой дедушка

Седые волосы у дедушки - их кто посеребрил?

И руки - кто морщинами покрыл?

Все говорят, что старость - вот нерадость,

И каждого подстерегает слабость!

Но я от дедушки не в силах оторваться -

Так на коленях у него люблю качаться!

И где мне друга лучшего найти,

Он открывает жизнь и проведёт в пути,

Он дал мне папу, маму, этот дом - весь свет!

Да, вот таков мой старый, слабый дед.

Я так его люблю, что - вслед за ним, по следу,

Когда я вырасту - то сам я стану дедом!


Моя бабушка

Когда у бабушки слипаются глаза - она устала,

Когда за тучи прячется луна - она устала.

И тонким стеблем тянется с земли - наш минарет,

Услышит ли Аллах мою мольбу - мне скажет "да" иль "нет"?

Я бабушку свою подчас смешу - до боли,

Но огорчаю иногда, тогда и сам реву - до боли.

Я знаю, как она ждала меня - родного внука,

Ей подарила мамочка моя - родного внука.

Я каждый день молюсь о вас - бабуля и мой дед.

Услыши, Боже, песнь мою - скажи мне "да" иль "нет"?

Смогу ли я так честен быть, так смел и чист - как вы?

Смогу ли веру, жизнь и честь свои сберечь - как вы?

За тучи прячется луна - она устала.

И бабушка кладёт меня - она устала.

И тонким стеблем тянется с земли - наш минарет,

Услышит ли Аллах мою мольбу - мне скажет "да" иль "нет"?

 


Поделитесь с друзьями