Битт-Бой, приносящий счастье

09 декабря 2010 // Прочитано 539 раз
Если рассказ Александра Грина «Корабли в Лиссе» знаком вам, сюжет статьи не станет откровением. Я прошу немногого – давайте вместе сотворим чудо. Это просто, на самом деле. В наши дни чудо можно купить за деньги. Попробуем?

«Если получу инвалидность, значит, должна буду жить, как инвалид. Не хочу. Не могу быть нетрудоспособной и жалкой». Вариант «Я могу умерет» она просто не рассматривает. Как живет в Семее всю жизнь, истинная татарка, так и надеется прожить. Альмира Мустафина вплыла в двери, опираясь на костыль. За десять дней до нашей встречи я говорила с ее мамой, с трудом сдерживающей слезы. Матери – они отдельная тема. Там, где остальные отступят и успокоятся, мать утроит усилия, если то, что некогда было частью ее самой, нуждается в помощи. Точнее – в спасении. Альмира Мустафина тоже мама. Старшему, Аллену, уже 9, и он потихоньку начинает кое-что понимать. Малыш Руслан еще не научился сопоставлять очевидное: хромоту мамы, слезы бабушки и объявление о срочной продаже дома за 23 тысячи долларов.


«— Битт-Бой! Битт-Бой! Битт-Бой, приносящий счастье!
Тот, кого приветствовали таким значительным и прелестным именованием   засмеялся, раскланялся и пошел  к столу  капитанов. Это  был  стройный  человек,  не  старше   тридцати  лет, с приятным открытым  лицом, выражавшим силу и нежность. В его  глазах была  спокойная живость,  черты  лица,  фигура  и  все  движения отличались  достоинством,   являющимся   скорее   отражением   внутреннего спокойствия,  чем  привычным усилием характера.  Чрезвычайно  отчетливо,  но негромко звучал его задумчивый голос. Битт-Бой  пожал  десятки, сотни рук...  Битт-Бой был общим любимцем».


Альмира Мустафина, очаровательная молодая женщина со статью модели, работает визажистом в семейском салоне красоты «Ева». Теперь – только по выходным, здоровье не позволяет, хотя оборудовано для нее специальное кресло, чтобы «колдовать» сидя. Клиентки же готовы приходить каждый день: создавать красоту, подправлять Природу с помощью кистей, пинцета и средств для макияжа у Альмиры получается великолепно. «Я окончила курсы в 21 год. Так хотела учиться, что не ходила – летала на занятия. Бабушка оплатила мою учебу, они с дедушкой очень много для меня сделали». Самой Альмире косметические средства без надобности: глаза ее чисты и искренне смотрят на мир, кожа прозрачна, любые ухищрения «подвести и подкрасить» показались бы неуместными. Нерукотворное обаяние, эмоциональное зеркало души. «Я сама никогда денег не попрошу. Не могу просить чужое. Никто никому ничего не должен, и я это понимаю».


И я понимаю, что это не смертный грех – гордыня, а нежелание напрягать кого-то своими проблемами. Бабушки с дедушкой уже нет, эпоха сказочных фей закончилась. Альмира успела научиться у них быть сильной и независимой, самостоятельной и ответственной, как большинство из ее народа. Вот только …остеобластокластома большеберцовой и бедренной костей и коленного сустава считает иначе. И проверяет ее характер на прочность, а правую ногу – на сгибаемость. «Делаю зарядку для ноги. Очень больно, но необходимо, а то совсем перестанет слушаться».


Во время нашего разговора в двери то и дело пытается ворваться Руслан. Мальчишка взбирается на руки к маме, которая для него – всё. «Хочу чая с печеньем!». Альмира, превозмогая себя, встает и наливает сыну чай, из кухонного шкафчика достает простые печенюшки. Ни шагу – без костыля, опираться на правую ногу невозможно, она не выдерживает вес тела. Этапами, экономя силы, чтобы не задеть опухоль, женщина в самом расцвете лет передвигается уже два года.


«В начале октября, когда стало совсем плохо, мы с мамой поехали на обследование в Алматы. Врачи сказали, что нужно как можно быстрее ампутировать ногу, иначе метастазы пойдут в легкие».


Отрезать всегда проще, чем вылечить. Но нашелся в той же Алматы знающий доктор, который не пожалел времени, и, внимательно осмотрев ее и снимки – от самого первого, в 2008-м году, до нынешних, ужасающих – посоветовал ей использовать шанс операции по спасению ноги. И она, окрыленная надеждой, начала искать, через интернет и знакомых, с помощью мамы и мужа, какая клиника возьмется вернуть ей не только ногу, но и жизнь. Срок, определенный для проведения операции, в Алматы был назван: два месяца.


Они почти прошли.
«В России оперировать меня отказались, в Германии тоже. В Германии ампутация стоит 30 тысяч евро, да столько же протез. Что ногу можно спасти, мне пообещали только в Израиле. Для их уровня медицины это рядовой случай. Они говорили со мной по-русски, я все поняла. Сначала не поверила, обрадовалась! А когда назвали сумму, радоваться стало нечему».
70 тысяч долларов стоит сама операция плюс реабилитационный период. Для Мустафиных – что 70 тысяч долларов, что миллион – разницы нет. Для пятерых человек, фактически живущих на две зарплаты –  мамы, Софьи Гамильевны, медсестры в поликлинике № 1 (зарплату медсестры точно назвать не берусь, но думаю, в районе 40000 тенге) и мужа, ремонтирующего сотовые телефоны (60000-70000), цифра заоблачная. Альмирины доходы ясны – что там будет, за два неполных дня в неделю, которые и то нужно ухитриться высидеть…


«Мы дали объявление о продаже дома сразу, как вернулись из Алматы. Несколько раз звонили, но смотреть так никто и не пришел». Машины у них нет, сбережений и драгоценностей – тоже. Дом отдают и за 20 тысяч, да никто не рвется. Муж говорит, что в любой момент продаст рабочее место, но дадут максимум 500 тысяч тенге. Где будут жить сами, если дом купят? «Мама будет жить с семьей старшей сестры в ее двухкомнатной квартире, а мы что-нибудь придумаем, снимем». Семья с двумя маленькими детьми и женщиной, тонкой, как ниточка, которая почти не может ходить?  «Моя мама добрая, умная и красивая. Она вкусно готовит, особенно толстые котлеты с яйцом внутри. Читает нам книжки, сказки. Я ее очень люблю», – рассказывает Аллен, когда мы беседуем тет-а-тет.


Все может только Всевышний, Его Альмира и просит. «Научилась читать намаз, теперь постоянно читаю. Мне в мечети сказали, что между двумя и тремя часами ночи Аллах спускается на землю. Все время прошу у него самого главного – здоровья для сыновей».   
А я прошу у вас денег. Потому, что видела альмирину ногу: по моей просьбе, она приподняла штанину расклешенных джинсов. Есть фотография, но, щадя ваши нервы, я не решилась опубликовать снимок.


«Капитан Эскирос был весел и оживлен.
— Битт-Бой! – сказал он. – Я думал о том, как должны вы быть счастливы, если чужая удача – сущие пустяки для вас.
Слово   бьет  иногда  насмерть. Битт-Бой медленно побледнел. ...он завернул к подбородку фуфайку и расстегнул рубашку. Эскирос вздрогнул: выше  левого  соска,  на  побелевшей  коже  торчала язвенная, безобразная опухоль.
- Рак... – сказал Эскирос, трезвея».


Без толку теперь разбираться, что два с лишним года назад, при болях в коленном суставе, Альмиру начали лечить не от той болезни. Меняли диагнозы, отмахивались, оперировали, несмотря на явное ухудшение состояния. Сказали, что это вторые роды спровоцировали недуг; а ведь грамотному специалисту на самых первых снимках наверняка были бы ясны зловещие признаки онкологического заболевания…


Коренная семейчанка Альмира Фаильевна Мустафина – настоящий Битт-Бой. Ее любят за умение улыбаться сквозь слезы и радоваться чужим удачам, готовность помочь без лишних слов. К  врожденному умению ждать судьба добавила Веру и Надежду, надежных лоцманов, ведущих корабли сквозь бури. Мягкий, но решительный характер, ясные взгляды и неколебимая уверенность, что «Каждому дается испытание по силам его».


Ее спокойный рассказ о себе, семье и болезни вызвал у меня громадное уважение.
Без истерики, попыток вызвать жалость и лишних фраз, надуманных и неправдивых.
«Я очень хочу выздороветь. Очень сильно. Очень сильно. Хочу самостоятельно стоять на своих ногах. Именно на своих. Целых своих ногах. Здоровых. Уверенно ходить по земле. Потому, что пока не пройдешь через это, ты не ощущаешь ту радость и то счастье, которое я сейчас вижу, смотря на людей, которые могут делать то, что не могу делать я. Я очень хочу, чтобы мои дети видели жизнерадостную маму, а не ту, которая постоянно думает о том, как бы не задели ее ногу, не сделали больно. Чтобы мой младший сын увидел меня совсем другим человеком, таким, каким я была – жизнерадостным. Чтобы я могла играть с детьми, мы ездили куда-то, в гости и отдыхать, вести полностью нормальный образ жизни. Без чьей-то помощи, без костыля, без постоянной боли. Крепко стоять на своих ногах – вот чего я хочу».


И впервые за два часа нашей встречи Альмира заплакала. Нервы тоже нуждаются в отдыхе от постоянного стресса. Даже у очень сильных людей.
Так часто повторяют: «вам зачтется». Не стремитесь отдать много – отдайте, сколько можете, сколько хотите. Асар – способ предков, проверенный веками.


Деньги на операцию в Израиле можно перечислить в
региональный филиал Семей АО «Народный банк Казахстана»
KZ 346 016 013 000 009 448
БИК: HSBKKZKX
РНН: 182 710 075 740
Получатель: Альмира Фаильевна Мустафина
Выяснить подробности, передать деньги лично и предложить иную помощь можно по телефонам:
8 777 990 40 26 (Альмира), 8 (7222) 67-02-87 (домашний в Семее), электронной почте: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.


Поделитесь с друзьями